[BattleCorps]THE BREAKING OF CHEMICAL BONDS

Русские переводы новелл с battlecorps.com

Модератор: Siberian-troll

[BattleCorps]THE BREAKING OF CHEMICAL BONDS

Сообщение Typhoon » 09 мар 2011, 11:48

РАЗРЫВ ХИМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ (THE BREAKING OF CHEMICAL BONDS)
Стивен Мохан, мл (Steven Mohan, Jr.)

Второй рассказ из цикла CASE WHITE.


Десантный крейсер CSS Видение Истины/Vision of Truth, класса Потемкин,
На пути к точке сбора,
Терра, Протекторат Слова Блейка,
12 марта 3068 года

Сердитый звон сирены боевой тревоги заполнил коридор, вскоре за сигналом последовал топот ботинок по палубе с белым керамическим покрытием.
Адепт Тета IX Йохан Карлссон спокойно ожидал появления обутого в эти самые ботинки вахтенного. Йохан слегка наклонился к переборке, удерживая на руках вес своего мускулистого тела. Сдвинутая назад ярко-красная бейсболка позволила вентилятору воздушного охлаждения еще сильнее остудить его старую, лысую голову.
Так он и стоял, когда из-за угла появился техник передвижной вахты. Парень – ему не могло быть больше девятнадцати, двадцати лет, - остановился и округлил глаза, увидев красную полупрозрачную майларовую ленту, натянутую поперек прохода в машинный зал номер два.
Адепт Синди Смит сделала шаг вперед. Напарница канонира был одета точно так же, как и Йохан: ботинки со стальным носком, комбинезон темно-синего цвета, и красная бейсболка, на которой яркими желтым буквами было написано «Учебная Команда Борьбы за Живучесть». Она указала на шлюз в палубе. Люк, представляющий собою круглый кусок стали, выкрашенной в грязно-серый цвет, был зафиксирован в поднятом положении.
- Из прохода поднимается дым, - прокричала она, стараясь заглушить звон от сигнала БТ. - Ты слышишь гул.
Парень схватил висевший на переборке безбатарейный телефонный аппарат. Руки его тряслись, но он смог повернуть переключатель и вызвать центральный пост живучести.
- ЦПЖ, это «передвижник». Огонь в машинном отсеке, МЗ номер два.
А потом вахтенный совершил ошибку. Вместо того, чтобы подождать, пока подойдет основная пожарная команда, он бросился вперед, дабы закрыть люк самостоятельно. Синди правой рукой подняла пистолет и навела на него.
- Бах. Ты мертвый.
«Передвижник» сделал глубокий, прерывистый вздох, и уселся на палубу. Йохан нахмурился. Пацан сделал всего лишь одну ошибку. Но при пожаре в машинном отсеке и ошибиться можно только один раз.
Основная пожарная команда прибыла через 47 секунд. К тому времени на мостике уже оторвали свою общую верхнепалубную задницу от кресла и выключили, наконец, сигнал тревоги. Команда была одета в стандартное пожарное снаряжение, с черным кислородным дыхательным аппаратом на груди, и двумя резиновыми шлангами, змеями вцепившимися в прозрачную пластиковую маску, задерживающую дым, но пропускающую кислород. На них были огнеустойчивые рукавицы, доходившие до локтей, синие комбинезоны и тщательно подогнанные капюшоны кремового цвета с вырезом для маски. Ну и, конечно же, за собою они тащили пожарный шланг, даже через тысячу лет все еще остававшийся самым эффективным средством доставки воды в нужное место.
Они выглядели готовыми к любым неожиданностям. Ну что же, мрачно подумал Йохан, это мы сейчас посмотрим.
- Из прохода вырываются клубы дыма – снова закричала Синди. – Вы слышите гул. Передвижной вахтенный погиб.
Начальник пожарной команды совершила ту же самую ошибку, что и «передвижник». Она бросилась вперед, чтобы закрыть люк. Машинный отсек нельзя подвергать воздействию открытого космоса. А фреон нельзя было включить до тех пор, пока шлюз не будет закрыт.
Синди пристрелила и ее.
Вследствие чего главным в пожарной команде стал адепт Тета IV Пол Ридж.
Пол Ридж был тощим верхнепалубником, весящим раза в два меньше, чем Йохан. Его каштановые волосы были подстрижены коротко и аккуратно, то есть именно так, как Пол любил все делать: правильно. Маска скрывала лицо, но Йохан все равно мог видеть страх в его глазах.
Неопределенность.
Еще бы, в пожаре в машинном отсеке не может быть ничего правильного.
«Ну, давай же, Пол», - подумал Йохан, - «ты можешь. Шевели мозгами».
В случае пожара в машинном отсеке и незакрытого люка, последнее, что следовало делать, так это пытаться его закрыть. Резиновый уплотнитель мог расплавиться в любой момент, да и сам чертов люк мог деформироваться. Погори огонь в машинном зале достаточно долго, и там вообще не останется никакого люка.
И пока ты будешь воевать с люком, который все равно ничего не сможет перекрыть, бушующий внизу огонь может как раз добраться до баллона с кислородом или до емкости с машинным маслом, и тогда, глазом не успеешь моргнуть, как старший механик уже будет писать письмо домой, твоим родным, сообщая им о том, каким храбрым и дурным матросом ты был.
Нет, правильным ответом было перекрыть систему вентиляции, проворно очистить все близлежащее пространство, отступить к ближайшей переборке, способной выдержать вакуум, там закрыть люк, а потом уже открыть машинный отсек в космическое пространство.
Каждый, кто разбирается в пожарах на борту корабля, должен был точно знать, что ему делать. И Пол знал об этом столько же, сколько и все остальные. Но вместо того, чтобы отозвать свою команду, Пол развернулся и схватил огнетушитель с переборки правого борта. В нем было 10 кило CO2, вещь весьма неплохая для того, чтобы потушить горящий мусор, но абсолютно бесполезная против пожара в машинном отсеке, так что Синди уже взводила курок своего пистолета, ожидая жертву номер три, как вдруг Пол споткнулся.
Возможно, дело было в его скользких от пота руках, а, может, виновны лишние 40 процентов веса, вследствие боевого ускорения Видения, или же (его страх, боже мой, он был вне себя от страха) причиной послужило что-то еще, но … Пол уронил огнетушитель.
Тот ударился об комингс люка и его патрубок отломился, превращая огнетушитель в ракету. Все случилось одновременно: огнетушитель пролетел по коридору, оставляя после себя шлейф белого ледяного газа, Синди кричала, объявляя об окончании тренировки, а Пол просто стоял на том же месте, с белым от шока лицом, пока ужасный хруст реактивного алюминиевого цилиндра, врезающегося в человеческие ребра, не сделал все остальные события несущественными.

CSS Видение Истины,
На пути от зенитной прыжковой точки к Токкайдо,
Свободная Республика Расалхаг,
19 апреля 3065 года

Сердце Пола Риджа колотилось в груди, как птица, яростно бросающаяся на прутья своей клетки. Пот заливал глаза, и он провел ладонью по лбу.
Пол был помощником штурмана, привыкший работать на относительно комфортном мостике. Машинный отсек он ненавидел.
Он ненавидел запахи стали и масла, которые он потом, как ему казалось, никак не мог смыть со своих волос и комбинезона, ненавидел гнетущую, пульсирующую жару, но более всего он ненавидел постоянный грохот окружающих его машин, каждая из которых, казалось, готова была в любой момент взорваться.
Но у него есть обязанности, и он должен их выполнять.
Машинный зал номер два был похож на пещеру, в задней части которой проживал монстр. Пол не мог отвести взгляда от тусклого блеска его шкуры из голой стали. Приземистый купол, шести метров в диаметре, выступал из задней перегородки. Он нависал над ним, огромный, могучий.
Угрожающий.
Купол представлял собой небольшую часть реакторного отсека номер два, выпирающую сквозь переборку машинного зала, так чтобы вахтенные могли брать пробы плазмы и наблюдать за одним из могучих двигателей, обеспечивающих Видение Истины энергией.
Внутри камеры находилось скопление ионизированных атомов водорода, собранных могучим магнитным полем в гладкую сферу размером с мяч для софтбола, и раскаленных импульсами мощного лазера до температуры, достаточно высокой для поддержания реакций ядерного синтеза. Пол своими костями ощущал биение сердца этого монстра. Единственным, что отделяло машинный зал от миниатюрного солнца, была тонкая полоска низкоуглеродистой стали.
Рядом с куполом стоял мужчина, внимательно изучавший панель с измерительными приборами и индикаторными панелями, и делавший какие-то записи в ноутпутере. Невысокого роста, но крепко сложенный, всего метр семьдесят пять, зато добрых девяносто кило чистых мускулов. Волосы цвета воронова крыла пострижены коротко, по-флотски. Он поднял глаза и пронзил Пола взглядом цвета глубокого горного озера.
- В чем дело, верхнепалубник? – оскалился мужчина. – Заблудился по дороге к своей койке?
- Просто пришел принести вам сегодняшний план маневрирования для вахтенного инженерного офицера – сказал Пол, подавая мужчине листок бумаги, на котором было описано, как старший палубный офицер планировал использовать подконтрольные старшему механику главные двигатели на текущий день.
Мужчина (на его идентификационной карточке было написано «Карлссон») нахмурился.
- Обычно приходит другой посыльный.
- Ну, как бы, я просто люблю машинный отсек, - сухо ответил Пол. – А еще я планирую бросить заниматься межзвездной навигацией и стать кочегаром.
Стоя так близко к куполу, он почувствовал, что здесь сам воздух вибрирует. Полу хотелось закричать.
Карлссон рассмеялся и похлопал рукой по стальной поверхности купола.
- Не волнуйся из-за моей малышки. Здесь мы в полной безопасности.
Ага, в полной безопасности, подумал Пол. Выглядело все так, как будто купол вот-вот взорвется.
А потом он действительно взорвался.
Резкий хлопок сбил его с ног, но зато и спас от самых крупных кусков образовавшейся шрапнели. Покачиваясь, он поднялся на ноги как раз, когда машинный отсек заполнил пронзительный вой. Внезапно сильный ветер разметал его одежду - это воздух устремился в вакуум, заполнявший реакторный отсек.
И в этот момент Пол увидел солнце. Крошечный шарик мучительно яркого света. Который, секунду спустя, тоже разорвало на части.
Поток жидкого огня цвета чистого золота вырвался сквозь дыру с зазубренными краями. Плазма ударилась в стальную обшивку палубы, мгновенно охладившись ниже температуры, требуемой для поддержания термоядерной реакции. К несчастью, она все еще оставалась достаточно горячей, чтобы прожечь сталь.
Внезапно Пол очутился в преисподней. За считанные секунды едкий черный дым заполонил машинный зал, уменьшая видимость до нуля, и отравляя воздух. Пол рухнул на колени. Он не видел ничего, даже этого дьявольского сияния. Не мог дышать. В какой стороне…. В какой стороне выход?
Перегретый воздух ошпарил тело, выжег легкие. А потом он почувствовал, как тяжелая рука кочегара ухватилась за его плечо.
- К выходу, немедленно! – Карлссон едва перекрикивал шум огня. Кочегар потащил его к лестнице. Каким-то чудом Пол нашел в себе силы лихорадочно вскарабкаться наверх и протиснуться сквозь круглый выходной люк.
Пол упал на палубу, жадно всасывая холодный, чистый воздух. Кочегар захлопнул люк, и, покачиваясь, направился к ближайшему безбатарейному телефону.
- Машинный отсек…пожар в … машинный зал… номер… два, - хрипел он в трубку, - Включена подача… фреона.
Низкий звон сигнала БТ внезапно заполнил коридор.
- Святой Блейк, - прошептал Пол.
- Не … волнуйся, - прокашлял Карлссон, - мы ... в полной безопасности.
Никто из них не заметил, что чудовищный жар заклинил правый шарнир люка, препятствуя полной изоляции.

CSS Видение Истины,
Точка сбора,
Терра, Протекторат Слова Блейка,
12 марта 3068 года

Йохан окончательно убедился, в том, что Пол почти сломался, когда услышал звон разбитого стекла. Это был весьма редкий звук на борту боевого прыжкового корабля. Обычно в столовой предпочитали использовать пластик: бежевые пластмассовые чашки, бежевые пластмассовые подносы, бежевая пластмассовая еда. Но сегодня была особая ночь. Сегодня была ночь накануне.
Мысль об этом тяготила разум Йохана. Черт возьми, да все только об этом и думали. Что и стало причиной устроить особый ужин. Каким-то образом снабженцы умудрились вытащить из шляпы кролика и удивить всех. Сегодня у экипажа Видения был ужин при свечах, с бифштексом и омарами, поданными на настоящем китайском фарфоре с настоящим столовым серебром. А запивалось все это искрящимся яблочным сидром, из настоящих рифленых винных бокалов.
Один из которых только что упал на пол.
Йохан поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть всю сцену. Пол стоял в очереди, ожидая своей порции бифштекса, когда кашевар подал ему один из этих бокалов. Пол не сумел надежно ухватить скользкий стеклянный кубок, и 1.4 g ускорения вырвали его прямо у него из рук.
Пол крепко сжал губы и склонил голову. Когда кашевар попытался подать ему еще один бокал, он резко мотнул головой.
У Йохана внезапно мороз пробежал по коже.
- Что случилось? - спросила Синди. – Ты выглядишь так, как будто только что увидел призрака.
Синди была очень неплохим человеком, как для тех, кто предпочел выбрать себе сладкую жизнь дежурного офицера на верхней палубе.
- Ага, своего собственного. – Роджер Векеса издал резкий смех. Роджер был техником связи, и если он и был немного вульгарен, то Йохан понимал, что это лишь способ справиться с собственным страхом.
- Ты видел, как Пол уронил бокал? - Йохан облизал губы. – Он теряет самообладание.
Роджер закатил глаза.
- Не-е, это его просто колотит из-за завтрашнего дня, как и всех остальных.
Синди кивнула.
- Ага, у него просто медвежья болезнь. Причем в нашем варианте медведь белый.
- Да брось ты Синди, ты же видела его во время тренировки. Человек получил травму.
Йохан покачал головой.
- Надо бы за ним присмотреть. Я не думаю, что он сможет держать себя в руках.
Она тряхнула головой.
- Он сделал ошибку, вот и все. Блин, да главный механик вообще не должен был отдавать приказ о проведении учений во время боевого ускорения.
- Ты ошибаешься, - отрезал Йохан.
- Спокойнее, мужик, - сказал Роджер.
- Тебе не приходилось делать выбор во время пожара, – строго сказал Йохан.
- Это ты про события трехлетней давности? - Спросил Роджер. – Конечно, нас там не было, но …
- Вот именно, - прервал его Йохан.
- Слушай, - сухо сказала Синди.- Я состою в ТКБЖ. Я знаю, как бороться с огнем.
Йохан бросил на нее сердитый взгляд.
- Но ты никогда не тушила пожар в машинном отсеке.
Губы Синди сжались в тонкую линию.
- Огонь, - задумчиво сказал Йохан. – Такая простая вещь. Разрываются химические связи. Ты никогда не сможешь осознать его могущество, пока не увидишь своими глазами.
- Слушай, - произнес Роджер. – Если ты и в самом деле думаешь, что он опасен, пойди к старшему механику. Пусть он вычеркнет его из списка вахтенных команды борьбы за живучесть.
- Я не могу этого сделать, - скупо ответил Йохан.
Синди покачала головой.
- Я спас его жизнь, - огрызнулся тот. - Я обещал ему, что он будет в безопасности. Дважды.
- Но он и был в безопасности, – произнесла Синди.
- Ты не понимаешь, - Йохан взял со стола свой бокал, и посмотрел сквозь него на мерцающий свет ламп. – Вот ты знаешь, как закаливается стекло? Его нагревают до температуры лишь чуть меньше, чем точка плавления, а потом быстро охлаждают. Если сделать все правильно, стекло станет намного прочнее. Но если охладить слишком быстро, оно растрескается.
- И ты боишься, что если его вычеркнут из списка, это его сломает, - сказала Синди.
- Почему бы тебе просто не присмотреть за ним? - попросил ее Йохан.
Синди вздохнула и посмотрела на Роджера.
- Заметано, - ответили оба в унисон.
По другую сторону столового отсека Пол, стоя на коленях, и подбирая зазубренные осколки своего бокала, порезался, его рука перепачкалась кровью, которая при тусклом освещении казалась черной.

CSS Видение Истины,
На пути от зенитной прыжковой точки к Токкайдо,
Свободная Республика Расалхаг,
19 апреля 3065 года

Резкий приступ кашля сотрясал Пола, пока тело пыталось избавиться от отравы, которой он успел наглотаться, это был мучительный кашель, после которого голова шла кругом, и болел желудок. Когда он, наконец, смог перевернуться, то увидел цепочку членов команды борьбы за живучесть, которые двигались по коридору, волоча за собой брандспойт. Женщина, державшая патрубок посмотрела на него.
- Огонь погашен, - рявкнула она.
Приглушенные слова, пробивавшиеся сквозь ее маску, звучали странно и чуждо. Он безучастно уставился на нее.
- Огонь погашен, - снова рявкнула женщина. На этот раз в ее голосе появились нетерпение.
- Огонь погашен, - задыхаясь, произнес Карлссон, - поставьте… дежурных, чтобы следили за отсутствием повторных возгораний.
Пол моргнул. Он даже и не понял, что женщина задавала ему вопрос.
Она потянула за ручку на патрубке и окатила люк мелкодисперсным туманом из холодной воды, понемногу отбирая тепло у расположенного внизу помещения. Возле Карлссона встал на колени медик и начал осмотр.
- Эй, - произнес кто-то, - похоже, с крышкою люка что-то не то.
Еще один человек вышел вперед, чтобы помочь задраить крышку.
- Что-то случилось с шарниром, - сказал он, наклонившись над практически закрытым люком. - Не могу загерметизировать.

***
Фреон представлял собой инертный газ, который опустился на палубу, отбирая у огня необходимый ему для дыхания кислород, пытаясь задушить монстра в его колыбели. Но, к сожалению, не существовало быстрого способа рассеять то громадное количество тепла, что переполняло машинное отделение (по крайней мере, без того, чтобы открыть туда доступ космическому вакууму). И, в результате, остатки адской жары привели к возникновению естественной ячейки циркуляции: горячий воздух с большим содержанием фреона выталкивался из машинного отделения сквозь негерметичный люк, а назад засасывался холодный, обогащенный кислородом. Так кислород поступал вниз, к стальной палубе, температура которой намного превышала необходимую для воспламенения.

***
Огонь заревел, объявляя о своем воскрешении огромным взрывом, после которого и люк, и люди, стоявшие над ним, просто перестали существовать. Ударная волна разбросала тела, ударяя их о переборки и впечатывая в палубу. В эту секунду Пол не слышал ничего, кроме рева пламени, не видел ничего, кроме накатывающего черного дыма, и не ощущал ничего, кроме мелкозернистой сажи на языке.
Казалось, сам ад вырвался из двигательного отсека номер два, следуя за Полом Риджем. Карлссон, покачиваясь, поднялся на ноги, схватил одного из упавших членов пожарной команды под руки, и потащил ее по керамической палубе. В процессе он бросил быстрый взгляд на Пола.
- Ты! Как тебя зовут?
- Пол Ридж.
- Хорошо, Пол, я Йохан Карлссон.
- Я помощник…
- Мне твоя биография не нужна, Пол. Помоги вытащить этих людей наружу.
- Но….
- Здесь кроме нас никого нет, Пол. Всех, кто стоял на ногах, вырубило подчистую. А теперь пошел.
Пол заставил себя вскочить на ноги. Как оказалось, он сделал это слишком быстро, поскольку на мгновение мир вокруг него стал серого цвета, но каким-то образом ему удалось устоять на ногах. Он опустился на колени, схватил подмышки молодого адепта и начал тащить его через палубу. Мужчина был неимоверно тяжелым, и Пол едва успевал дышать, но каким-то образом продолжал движение, ежесекундно кашляя и фыркая.
Йохан Карлссон пробежал мимо него за следующим человеком.
-Далеко еще? – закричал Пол.
- До ближайшей поперечной переборки, – крикнул в ответ Йохан.
Наконец он сумел добраться до открытого люка. Йохан оставил большую стальную дверь в открытом положении. Пол взглянул вниз, на стальной комингс, поднимающийся на три сантиметра* от поверхности палубы. Ему ни за что не перетащить безжизненное тело адепта через эту преграду.
Пол согнулся, просунул руки под адепта и сделал глубокий, прерывистый вздох. Потом дернул тело вверх, используя силу ног, чтобы поднять и перебросить мужчину через гребень. Он осторожно положил его на палубу, по другую сторону воздухонепроницаемого люка. Потом сам упал на все четыре конечности рядом с неподвижным адептом, его грудь тяжело вздымалась, лицо блестело от пота.
- В следующий раз … буду спасать… кого-то поменьше, - прохрипел он.
Каким-то чудом Пол сумел подняться на ноги. Во рту стоял вкус горелого древесного угля, мускулы отказывались слушаться, а легкие казались двумя огненными шарами, засунутыми в грудную клетку. Из люка поднимался черный дым, настолько плотный, что он даже не видел Йохана, хотя тот не мог быть дальше, чем в пяти-шести метрах от него.
Огонь шел к нему.
Все, что ему нужно было сделать, так это закрыть люк, задраить его, и все будет кончено. Никогда за всю его жизнь Полу не хотелось сделать что-то так сильно.
Этот человек спас тебе жизнь.
И вместо этого он переступил через порог. Пол не совсем понимал, зачем он делает то, что делает, но при этом и не мог остановиться. Качающейся походкой он шел сквозь задымленное пространство, пытаясь держать голову как можно ниже – так было легче дышать. И видеть.
Пройдя несколько метров, он заметил тело. Это была молодая женщина, с коротко стрижеными светлыми волосами, весьма привлекательная. Если не принимать во внимание зазубренный кусок люка, разрезавший длинную, изящную шею. Ее бледная кожа была покрыта красными пятнами крови. Пол упал на колени, протянул к ней дрожащие руки, потрогал шею. Пульс. Каким-то чудом она все еще была жива. Возможно, шрапнель перекрыла рану и уменьшила кровотечение. Пол потянулся и схватил ее под руки.
И тут он услышал ледяной голос Йохана Карлссона.
- Брось ее.
Пол развернулся кругом и увидел, что инженер, напрягая все силы, тащит за собой еще одного члена пожарной команды, массивного мужчину.
- Она все еще жива.
Йохан покачал головой, на его лице отразилась печаль.
- Ты не сумеешь, - закричал он, перекрикивая рев огня, - если попытаешься спасти ее, дым прикончит вас обоих.
Пол знал, что он прав. Его горло было сухим и першило. Он и так уже ослабел от недостатка кислорода. Он склонил голову, глядя на красивую молодую женщину.
- Но…
- Иди, помоги мне с адептом Ким. Он здоровенный сукин сын.
Но она же все еще жива.
- Когда я пройду сквозь тот люк, я закрою его за собой, - прокричал Йохан, - независимо от того, будешь ты снаружи, или внутри.
Пол закрыл глаза, и положил женщину на палубу. Он повернулся к Йохану, и вдвоем они вынесли огромного адепта Кима наружу. Верный своему слову, Йохан захлопнул люк, как только они вышли, и задраил его.
Пол снова упал на четвереньки, судорожно заглатывая холодный, чистый воздух, пытаясь таким образом унять бушующий в груди огонь. Внезапно его стошнило, содержимое желудка расплескалось по палубе. Каким-то образом ему удалось при всем этом услышать, как Йохан докладывает в центральный пост живучести.
- Люк машинного зала номер два выведен из строя. Повторное возгорание. Главная пожарная команда недееспособна. Мы отходим к переборке Зета, - и затем. – Рекомендую продуть машинный зал.
Судя по всему, помощник офицера, отвечающего за живучесть, с ним согласился, так как спустя двадцать секунд Пол услышал пронзительный визг выходящего в вакуум воздуха, хоть и приглушенный герметичным стальным люком, через который они только что прошли, но все равно хорошо различимый.
- Мы убили ее – прошептал Пол.
- Ее убил огонь, - сказал Йохан. - А мы спасли вот этих троих, – он дернул головой в сторону двух мужчин и женщины, лежавших на палубе.
- Я ее убил – продолжил Пол.
Йохан покачал головой.
- Если бы ты попытался вытащить ее наружу, ты бы и сам погиб.
Пол поднял голову и встретился взглядом с Йоханом.
- А если бы ты мне помогал?
- Тогда бы мы потеряли корабль, - холодно ответил тот.
Пол промолчал.
Йохан ткнул пальцем в стальной люк.
- Это был крупный пожар в машинном отсеке, друг мой. Такие пожары уничтожают корабли. Мы сделали то, что должны были, дабы спасти Видение. – Он сделал паузу, и Пол услышал в его дальнейших словах нотку сожаления. – Иногда огонь заставляет тебя делать подобный выбор.

CSS Видение Истины,
Во время боя с флотом Слова Блейка над Террой,
Протекторат Слова Блейка,
13 марта 3068 года

Отряд борьбы за живучесть молча ждал в столовом отсеке наступления того момента, когда их отправят умирать на пылающую палубу. Они ничего не знали о ходе битвы, за исключением догадок, сделанных на основании изменений в ускорении корабля, несущего их по направлению к Терре. Космические битвы вообще-то ведутся в полной тишине. Безмолвный грохот вражеских автопушек, немая вспышка выхлопа факела ракеты, невидимая дорожка лазера. И все это до тех пор, пока вакуум не сменится материей, вот тогда мир вокруг взорвется светом и звуком.
И именно тогда возникнет потребность в этих людях.
Они неуклюже развалились в твердых пластиковых вращающихся креслах, прикрученных к палубе, уже одетые в пожарные костюмы, и с изолирующими дыхательными аппаратами, прикрепленными ремнем к груди. Разные люди вели себя в стрессовой ситуации по-разному: там были шутники, проповедники, болтуны, и даже те (и это казалось Роджеру Векесе совсем уж невероятным), кто был готов смиренно принять любую уготованную им судьбу.
Как заметил Векеса, Пол Ридж не принадлежал ни к одной из этих групп. Он сидел отдельно ото всех, склонив голову, с закрытыми глазами. На его лице совсем не осталось красок, а на лбу блестела испарина. Векеса умел распознать страх по внешним признакам.
Несмотря на данное Йохану обещание, адепт связи пытался придумать отговорку, чтобы выбросить Пола из команды борьбы за живучесть. На боевых прыжковых кораблях было достаточное количество экипажа, чтобы набрать четыре передвижные вахты. А поскольку не все из них находились на своих постах во время действия БТ, остальных отправили в столовую, где они исполняли роль резерва постоянной готовности, ожидая возможности начать ликвидацию любой аварии, которая только могла произойти. Пол не был командиром группы вахтенных во время БТ, так что сейчас он находился здесь, с остальной частью команды борьбы за живучесть.
Независимо от того, принадлежал он к ней или нет.
Но Векеса не видел реального способа выкинуть его из команды. Штурман не переведет его на верхнюю палубу, только потому, что тот не выдерживал напряжения пребывания в их отряде, так же, как и не сможет полностью отстранить Пола. Во время войны страх не был поводом признать кого-то негодным к службе. Так что Векесе придется самому решать данную проблему. Связной техник вздохнул и подошел к Полу. Тот даже не поднял головы. Постояв мгновение, Векеса сел рядом с ним.
- Как дела?
- Отлично, - сухо ответил Пол.
- Слушай, - сказал Векеса, - я уверен, что когда придет время, ты все сделаешь правильно.
- Ты лжешь, - ответил Пол, не поднимая взгляда.
- Нет, не лгу, - сказал Векеса, удивляясь, как это Пол сумел распознать фальшь, - Я читал твой послужной список. Ты был награжден за свои действия во время пожара в 65-м. Ты герой.
Пол покачал головой
- Нет, я не герой. Героем был Йохан Карлссон.
- Йохан указал в отчете, что ты вернулся назад в отсек, чтобы спасти еще одного матроса.
Пол, наконец, посмотрел на него.
- Ты ошибаешься, Роджер. Тебя там не было. Тебе этого не понять.
То же самое сказал и Йохан.
- Ну, хорошо, меня там не было. Но ведь Йохан был. И он в тебя верит.
Пол покачал головой.
- И он тоже не понимает.
Векеса удивленно поднял брови.
- Ты хочешь сказать, что Йохан Карлссон не разбирается в пожарах? Как по мне, в это чертовски сложно поверить.
Пол упорно смотрел в сторону.
- Я знаю, - прошептал он так тихо, что Векеса даже не был уверен, что услышал его.
Векеса посидел вот так еще несколько секунд, ожидая, пока Пол сам разберется в выстроенной им логической цепочке, но парень явно не собирался говорить ничего более. Он похлопал Пола по спине.
- Ты нужен нам, Пол. Мне нужно, чтоб ты сделал все в лучшем виде.
- Хорошо, - ответил Пол. – Я буду стараться изо всех сил.
Векеса испустил едва заметный вздох. Он понял, что большего от Пола Риджа ему уже не добиться. Техник сжал плечо Пола и поднялся на ноги. Векеса сделал круг по столовой, поговорил с членами команды борьбы за живучесть, проверил оборудование, лично убедился, что все находится в состоянии готовности. А когда он развернулся, чтобы вновь посмотреть на Пола Риджа, то с изумлением обнаружил, что парень исчез.

***
Йохан закончил закручивать вентиль гаечным ключом метровой длины, после чего поднял голову. И был поражен, увидев стоящего рядом с ним Пола Риджа.
- Пол? Что случилось? Мы не вызывали отряд борьбы за живучесть.
- Я знаю. Но я должен быть здесь.
Пол был бледным, с перекошенным лицом. В общем, выглядел он не очень.
- Слушай, - сказал Йохан, - я знаю, ты чувствуешь, будто бы со времен того пожара у тебя осталось незавершенное дело.
Пол кивнул.
- Да.
- Но тебе нельзя быть здесь. Тебе следует вернуться назад в столовую. Пол, пойми, придя сюда, ты покинул свой пост.
- Нет, - Пол мотнул головой.
- Я знаю, что ты боишься огня, - ласково сказал Йохан.
- Нет, - ответил Пол, - не так, как ты думаешь. Я... – он запнулся, и склонил голову. Его голос упал. – Я боюсь, что не смогу исполнить свой долг.
- Слушай… - начал Йохан.
- Нет, - прервал его Пол, - это ты слушай. Ты должен меня понять. Йохан, ты такой храбрый. Я… я пришел сюда, чтобы выразить тебе свое восхищение. И все же я должен исполнить свой долг. То, что не сумел сделать три года назад.
Йохан бросил на него сердитый взгляд.
- Да сколько же раз нужно тебе повторять? Она бы все равно погибла.
- Я говорю не о той оставленной девушке, - закричал Пол, - я говорю о том, что я покинул машинный зал. Чтобы помочь тебе. Ты спас мою жизнь, и это меня отвлекло.
Йохан медленно покачал головой, неспособный уследить за аргументами своего друга.
- Разве ты не видишь, Йохан? Огонь черпает свои силы, разрывая химические связи. Кислород распадается надвое и присоединяется к другим атомам, образуя совершенно иную молекулу. Именно это делает огонь столь полезным… и столь опасным.
Йохан слушал его слова, но совершенно не представлял себе, что же хотел сказать Пол.
- Пол, - его губы сжались в линию. – Я думаю, ты плохо себя чувствуешь.
Он развернулся, и сделал шаг к висящему на переборке безбатарейному телефону.
- Что ты делаешь? – спросил его Пол.
- То, что должен был сделать уже давно. Позову кое-кого, кто тебе поможет.
- Прости, - сказал Пол, - ты был хорошим человеком, Йохан.
«Чего?», - только и успел подумать Карлссон. Йохан почти уже развернулся, чтобы спросить Пола, что тот имеет в виду, но до того, как он сумел завершить это простое движение, его пронзила ослепляющая вспышка боли, за которой наступила бесконечная тьма.

***
Гаечный ключ выпал из руки Пола Риджа, и со звонким лязгом ударился об палубное покрытие. Ярко-красное пятно крови, точно соответствующее по форме свежей трещине в черепе Йохана, запачкало серебристую поверхность ключа
- Когда-то ты сказал мне, что огонь заставляет принимать нелегкие решения, - прошептал он, - так оно и есть, Йохан. Я уважал тебя. Черт возьми, да я восхищался тобой. Но КомСтар разорвал священные связи, и этот поступок имел свои последствия. Это действие стало искрой.
И точно так же, как и три года назад, Пол Ридж положил палец на устройство, спрятанное в левом кармане, устройство, которое детонирует небольшой заряд взрывчатки, расположенный на поверхности купола, устройство, которое разрушит магнитную бутылку реактора.
Он посмотрел за приваренные петли люков: того, что ведет в машинный зал, и еще одного, расположенного дальше. Любой грамотный кочегар прорежет его сварные швы за несколько минут, но у него не будет этих минут. Огонь и дым хлынут по отсекам корабля, как вино из опрокинутой бутылки.
Он взглянул на неподвижное тело Йохана. На этот раз не будет героев, которые бы спасли положение.
Пол Ридж сел на палубу и нежно положил руку на спину своего друга.
- Да свершится воля Блейка, - прошептал он.
И нажал на кнопку.

КОНЕЦ.

* Так в тексте «three centimeters». Может, автор с дюймами перепутал?

P.S. Советы от моряков по поводу терминологии приветствуются.
You think you have defeated us? You think you have defeated the Master’s Chosen? We are Domini! We are ethereal! We are eternal! Blake eleison! We will fight you until the heavens burn, and the skies fall…
Изображение
Typhoon
Энциклопедист
 
Сообщения: 1852
Зарегистрирован: 10 ноя 2008, 15:31
Откуда: Киев, Украина
Благодарил (а): 232 раз.
Поблагодарили: 496 раз.
Награды: 2
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Отличный переводчик/писатель (1)

Вернуться в Battlecorps.ru

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1