Тяжёлый ледяной блюз

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 02 окт 2019, 09:09

= XVIII =


к северу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
27 августа 3017 года


-- Значит, мой муж убит. Это сделали вы?
Роберта Мэтсон не отказалась от сигареты и закурила, сидя на ящике в кузове грузовика. Это была худощавая женщина лет тридцати, привлекательная и умудряющаяся держаться с достоинством даже сейчас, в липнущей телу насквозь пропитавшейся потом льняной рубашке и грязной надорванной твидовой юбке. Элайза качнула головой и ответила:
-- Нет. Его застрелил Прохазка, по подозрению в попытке сменить сторону. Но Мэтсон не делал этого: со мной договаривался лишь Оливейра.
-- Оливейра, – повторила Роберта, скривившись и поджав губы. – Я говорила Джону, что он напрасно ему доверяет.
-- А он говорил капитану, что не стоило принимать предложение Уортингтона.
-- Да, говорил. Когда отказываться было уже поздно. – Роберта отбросила за борт окурок. – Мы были заложниками лорда Уортингтона и стали теперь вашими заложниками. Я правильно вас понимаю, коммандер?
-- Отчасти, – признала Элайза. – Мне не хотелось бы строить отношения с «Мародёрами Мэтсона» на этом фундаменте.
-- Но где вы возьмёте другой?
-- Уортингтон. Он не покинул систему, и должен сейчас возвращаться назад. Его корабли должны быть в полутора сутках пути, а нашему звездолёту заряжаться все четверо. Волей-неволей, нам предстоит драться плечом к плечу… едва ли Уортингтон вас помилует.
-- Что ж… неплохой расчёт. Дело за малым: разбить банду Уортингтона.
-- Попробую, – сказала Элайза и вновь потянулась за сигаретами. – Будете?
-- Да.
Конвой из тяжёлого мехоэвакуатора, инженерной машины и ещё одного БТР сопровождал боевой лэнс Тана Бизоса. Техники Янга Виртанена отправились с ним; прошло около часа прежде, чем этот конвой добрался до поля минувшего боя. К этому времени лэнс-капрал Проскуров свернул поиски катапультировавшегося мехвоина «урбанмеха», так никого и не найдя, а Мак-Вей со своим куцым отделением рассортировал пленников: обоих танкистов, водителей грузовиков и ехавших с ними вместе двоих технарей – отдельно, женщин с детьми – отдельно. Считая в эту группу лишь «коренных» обитательниц Мэнорбира, которых набралась полная дюжина, да семнадцать детишек, от совсем крохотных малышей до подростков двенадцати-тринадцати лет. Жён и детей «мародёров» Элайза отделила и собрала в кузове разбитого грузовика. Вкратце им рассказала о произошедшем, и женщины, посовещавшись, послали вдову капитана на переговоры. Ну, вот… поговорили.
-- Мех Джона, я вижу, вы решили присвоить.
Элайза глубоко затянулась, прежде чем ответить.
-- Вы не мехвоин, и вашему сыну шесть лет. И я вам ничем не обязана, а «мародёр»… это «мародёр».
-- Да, понимаю. Без вариантов. Что ж… злиться на вас в моём положении глупо, смириться же… тоже не получается. Хотя по сравнению с ними, – Роберта кивнула на две группы пленных, – и нынешнее моё положение не так уж плохо. С нами вы, по крайней мере, сотрудничаете. А их – продадите в числе трофеев?
-- Конечно. – Закон Магистрата разрешал продавать и владеть рабами, и пленных женщин с детьми из Мэнорбира ждала эта участь. Обычная практика в таких ситуациях; с семьями Вольного братства Антиаса поступили так же.
-- Что помешает вам избавиться и от нас, когда пропадёт в нас нужда? Допустим, когда ваша доблестная кавалерия выскочит лавой из-за холмов и разобьёт банду Уортингтона?
-- Моё слово. Но вы ведь понимаете, насколько это зыбкая гарантия… в наших с вами условиях?
-- Других вы при всём желании мне не можете предложить, – жёстко сказала Роберта. – Вы ведь дворянка, коммандер?
-- Дюрахи, – уточнила Элайза. – Если вы знаете, что это такое, и это имеет для вас значение.
-- Держать или нет своё слово, зависит от вас, а не от вашего происхождения.
-- Да верно… какое обещание вы хотите от меня получить?
-- Слово… дворянина и офицера, что вы не ударите нам в спину и честно расплатитесь с нами за союз. По-настоящему расплатитесь, не пулей, ядом и не клинком. Деньгами и трофеями.
Элайза выпрямилась и медленно кивнула. Отбросила в сторону сигарету.
-- Слово офицера и дворянина, – сказала она. – Я заключила союз с вашим отрядом и не нарушу его. Не сдам вас канопианскому или иному правосудию и передам вашу долю трофеев, когда мы закончим эту операцию. Я говорю то, что говорю и не откажусь от своих слов, не выверну их наизнанку к собственной выгоде в ущерб вашей.
-- Ты сказала.
-- А ты услышала.
Элайза опустилась на ящик рядом с Робертой. В мире интриг и ударов в спину, пути обмана, каковым по определению была война, клятвами не разбрасывались. Старались их не давать лишний раз, внимательно следили за формулировками, чтоб при нужде обойти по букве, но эту лазейку Элайза сама же сейчас и закрыла. И даже неважно, что Роберта Мэтсон была единственной свидетельницей её клятвы: за такие слова ты отвечаешь перед собой и Богом, другие свидетели не нужны.
-- Дай мне ещё сигарету, – попросила вдова капитана наёмников. – Мои-то в труху превратились.
-- А у меня как раз две и осталось, – Элайза открыла пачку.

* * *


-- Папочка, папа! – Иниго, Тубал и Химена бросились к Тану наперегонки, едва он спустился на землю из кабины своего «арчера».
Мальчишки прилипли к нему справа и слева, а дочка сразу же прыгнула на руки; Тан подхватил её и подбросил в воздух, поцеловал и хотел, было, спустить на землю, но малышка повисла на нём как кошка на дереве, крепко обняв отца руками и ногами.
-- Привет, Тан. – Алина шла медленно, держа на руках маленькую дочку Перовичей. Наёмник привлёк к себе жену и поцеловал.
-- Я ведь обещал, что вернусь, – сказал он. – Я всегда обещаю и всегда возвращаюсь.
-- Я знаю, – Алина смахнула слёзы с ресниц.
Более или менее сухим местом была тут ступня его «арчера»; Бизос помог женщине влезть на неё и одного за другим подсадил вверх детей, вскарабкался следом и сам. В полусотне метров от них, у ног «райфлмэна», Марк и Ангелика Хойзинвельд обнимали дочку; Кирабо Мванаджума, первым выскочивший из транспортёра навстречу жене и малышам, прижимал их всех к себе.
С другого борта картина была не столь радостной: там четверо магистратских солдат загоняли жён и детей пиратов Уортингтона на борт БТР.
-- Давай-давай, не стесняйся! – покрикивал лэнс-капрал. – Оружие сюда, шмотки – сюда. Руки за голову! Шаг вперёд!
Оружие, действительно, было у многих. На шее очередной женщины стоящий рядом с капралом солдат застёгивал рабский ошейник, после чего пинком отправлял в сторону БТР. Детей раздевали и обыскивали тоже – на всякий случай. Ошейники взяли у самих же пиратов – был в цитадели и с ними склад. Пленных танкистов и водителей с механиками раздели и обыскали ещё раньше; всё время, что ждали конвой, они сидели в сторонке на корточках под прицелом двух автоматов. Пока и остались сидеть: возможно, их припрягут в помощь техникам, которых Янг Виртанен уже погнал осматривать «урбанмех» и танк. Вердикт оказался неутешителен.
-- Торс «урбанмеха» я бы ещё починил, – Янг, коренастый мужик лет тридцати с уже наметившимся животиком, носил носил очки и аккуратно подстриженую бородку. Перед Элайзой он стоял в полурасстёгнутом комбезе с лычками старшего техника на рукаве. – Но чтобы установить пушку, «урби» нужна рука, а руку я в здешних условиях хрен соберу. И если б собрал, то хрен присобачу её к торсу, потому что для этого надо реконструировать плечевой привод, а это, мадам, тоже… только в заводских условиях, короче.
-- Но вывезти мы его можем?
-- Да можем, конечно, а хули толку? Других тридцатитонников тут у нас нет, так что его даже и на запчасти не разберёшь.
-- Сдадим как трофей, когда свяжемся с командованием Магистрата.
-- Ну, разве что… Сразу по поводу танка, – добавил Виртанен, блеснув прямоугольными стёклышками очков. – Я в принципе мог бы заставить его ползать, но именно – ползать. Десять-двенадцать километров в час. И это пара часов работы, как минимум. Командир, вам оно надо?
-- А демонтировать башню?
-- Проще обратно же подлатать ему гусеницы и отогнать весь танк в крепость, или куда там вы хотите воткнуть огневую точку.
-- Понятно… – Элайза потянулась, было, за сигаретами, вспомнила, что последние две скурила на пару с Робертой, и заложила руки за спину. – Тогда грузим «урбанмех», потом перегружаем ракеты из «бегемота» на грузовик и возвращаемся в крепость. Танком займёмся, когда и если на это останется время.
-- Помощники будут?
-- Конечно. Те шестеро, – Элайза махнула рукой в сторону пленных танкистов.
Техники принялись за работу: зацепили «урбанмех» тросами, подогнали инженерную машину и с помощью её лебёдки перегрузили искалеченный мех на платформу эвакуатора, принялись закреплять на ней. Элайза вернулась в кабину «мародёра», связалась с Геррерой и Скоттом, приняла их доклады: в Мэнорбире всё спокойно, с рабами заканчиваем. Тех набралось почти семьсот человек, в самом деле, большинство наших – захвачены в рейдах на Ново-Трессиду несколько месяцев назад. Где-то, пять из семи сотен. Ещё человек полтораста с Ур-Круин, привезены на планету в самом начале – год или около того назад; с полсотни других… да не всё ли равно?
-- Среди наших ведь есть служившие в армии, – добавил Уилбур. – Почти все мужики, да и из девок и баб немало. А в цитадели стрелковки лежит под три сотни стволов.
-- Хочешь собрать ополчение? Собирай, – согласилась Элайза. – Готов им командовать?
-- Не будь готов – так и не вызвался бы, – ответствовал Скотт.
Вызвав потом Филлипса, она приказала поднять «сперроухок» и провести воздушную разведку окрестностей. И пока конвой шёл назад, слушала доклады Вермеера. Тот обнаружил мехи Адбул-Джаббара в скалистых холмах к северо-западу, не так уж и далеко от места боя. Лэнс Оливейры, ошивался поблизости, но далеко в холмы не углублялся, и Элайза решила отозвать его назад, чему наёмники только обрадовались. Григорию Перовичу и Зейнаб не терпелось увидеть дочь; у Оливейры и пилота «локаста» Экка близких людей не было, но и они не прочь были вернуться домой. То есть, на базу. В тыл, в стены Мэнорбира.
Вертолёт они засекли уже когда подходили к крепости. Двадцатиоднотонный «уорриор» покружил в двух-трёх километрах от них и отвалил, вскоре исчезнув с экранов радаров. Сел где-то в холмах, где его хрен найдёшь. Но холмами, пожалуй, мы будем заниматься завтра, решила Элайза.

Мэнорбир-Форт
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия


Самым большим был запас штурмовых винтовок – мариковских «император» АХ-17, с громоздким магазином на полсотни патронов, от которого на современной модели АХ-21 уже отказались. Почти две сотни стволов – хватит вооружить полдюжины лёгких взводов пехоты, чем и занялся Уилбур Скотт. Взвода, правда, ещё предстояло сформировать. Четыре-пять стрелковых отделения на взвод, и каждому нужен командир, да плюс ещё командиры и зам-ком-взводов. Лидеры, способные повести за собою людей. Три десятка, как минимум; сейчас перед Скоттом стояло лишь восемь мужчин и полдюжины женщин.
Одежды рабам не полагалось, и взять её было неоткуда; на складах цитадели Скотт обнаружил лишь дюжины три рваных вконец пар штанов и курток, которые ещё надо было примерить по росту. Бывшим рабам, впрочем, хватало пока и оружия. Автомат на плече, портупея с подсумками, ножом, флягой и сапёрной лопаткой на поясе – достаточно, чтобы не чувствовать себя голым. Погоняв их часок по крепости, постреляв в импровизированные мишени, наскоро намалёванные на жестяных и пластиковых листах, Уилбур остался скорее доволен, чем нет. В бойцы эти ребята сгодятся. Но в командиры?
Потенциальных вожаков и заводил в рабских бараках надсмотрщики старались выбить в первую очередь. Чего и следовало ожидать, так что и эти четырнадцать человек, первыми откликнувшиеся на призыв Уилбура взяться за оружие, даже на командиров отделений годились с трудом. Вон те двое парней и девочонка… ну, в лучшем случае. И опыта командования хоть тем же отделением не было ни у кого. А времечко-то идёт: если Элайза не просчиталась с реакцией Уортингтона, тот должен быть уже на пути к Скайфогу. И остаётся им меньше двух дней… да твою ж мать!
Скотт объявил привал.
-- Нам и от двух лишних стрелковых отделений пользы прибавится, – говорил он Элайзе спустя ещё пару часов, когда встретил её на входе в крепость. – Даже такие лучше, чем никаких.
-- Да, я согласна, – признала коммандер.
Она поняла уже, что идея собрать ополчение терпит провал, но решила не ранить самолюбие баннер-сержанта. К сожалению, Уилбур легко понял и этот подтекст, отчего на душе стало совсем погано. Хотелось нажраться или набить чью-нибудь морду, желательно, вражескую; первое было бы глупостью, второе – увы, невозможно, поэтому следующие три часа Скотт гонял своих новобранцев, заставляя вспомнить действия в составе отделения. Элайза не лезла. Загнав «мародёр» в ремонт на борт «Деринои», она поднялась в центральный пост, и ещё раз связалась с подразделениями. Ремонт повреждённых мехов ещё продолжался; выставленные энсином Ольтяну караулы несли службу и ничего подозрительного пока не увидели; доктор Геррера продолжал возиться с бывшими рабами. Вермеер вернул «сперроухок» на площадку под борт «Вонючки» и сдёрнул куда-то в крепость. Как вскоре выяснилось, на свидание с подругой – Ирой Чжуан из лётного техобеспечения наёмников, которая ждала от него ребёнка. Дежурным пилотом на случай необходимости вылета остался Крис Мартинелло.
В конце концов, она спустилась на третью палубу, приняла душ и завалилась на койку в своей каюте. Где мирно спала до астрономического полудня, и пробудилась, услышав звонок коммуникатора.
-- Я получил сообщение с «Розы Адхары», – без предисловий, сказал Филлипс. – Они только что обнаружили дропшипы Уортингтона, приближающиеся к Скайфогу.
-- Мы их и так ждём, – кивнула Элайза, хоть командир «Деринои» и не мог видеть её лица. – Они далеко?
-- Ближе, чем мы считали. Они идут к нам на полуторной тяге и будут здесть через семнадцать часов.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9623
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1605 раз.
Поблагодарили: 3173 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 03 окт 2019, 08:12

= XIX =


к северо-западу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
28 августа 3017 года


Полуденный зной подсушил грязь, и брошенный «бегемот» влип в неё намертво – хрен сдвинешь, если б и было – чем. Доламывать его канопиане не стали, но и Абдул-Джаббар решил то же самое. Собрался, было, сваливать, но тут на радарах возникли отметки трёх быстрых мехов. Снова «ассасины»! Побитый «уосп» Каратоссоса Брэдли оставил чиниться в пещере, где наскоряк оборудовали подобие ремонтной мастерской. В строю остались его «феникс-хок», «стингер» Абдул-Самада Буджо и «уосп» Норберта Кушнеревича. Брэдли скомандовал отход, но «ассасины» пустились в погоню. Первые залпы их РБД были безрезультатны, потом «стингер» Буджо схлопотал пару боеголовок в спину. С этим и разошлись.
Часом позднее над холмами появился «сперроухок», и Брэдли почуял жопой: он разглядел их схрон в ущелье меж скал под маскировочными сетями. Значит, и гости потяжелее явятся скоро. Стоять и драться – не вариант, как и на стенах крепости; впрочем, тут все холмы, с лабиринтом проходов меж ними, частью заросшим травяными джунглями, стали их крепостью. Маневренные средние и лёгкие мехи здесь могут наскакивать на превосходящего весом, но уступающего скоростью врага, ранить его и отходить. Такая тактика была излюбленной и на его родной Астрокази, где боевую технику старались беречь, и драки лицом к лицу до последнего болта в становом хребте меха не жаловали.
Прошло ещё часа полтора, прежде чем выставленные Абдул-Джаббаром секреты подняли тревогу. Доложенный ими и подтверждённый затем поднятым на разведку вертолётом состав приближаюшегося отряда заставил первого лейтенанта выматериться. Полных четыре лэнса! Четыре! Два из которых тяжёлые: «мародёр», парочка «арчеров», «райфлмэн», средний, но вооружённый восьмидюймовкой «ханчбэк»… Вернувшийся «сперроухок» сбил с неба вертушку – первым же залпом разбил ей несущий винт, и «уорриор» рухнул на скалы с километровой высоты. Истребитель же принялся нарезать круги над холмами, отслеживая манёвры Джаббара.
Outnumbered, outgunned и outweight. Что остаётся? Бежать, оставляя в холмах всё, что неспособно угнаться за мехами. То есть, обоз и баб – видит Аллах, он сделал для них всё, что мог. И для своих, в том числе; но мёртвым от точно им не защитник. В холмах есть, где спрятаться, так что посмотрим…

* * *


-- Мехи отходят, – сказал Митч Вермеер. – Вы видите, командир?!
-- Хочешь перехватить?
-- Да! – лётчик оскалился под стеклом гермошлема. – Вы разрешаете?
-- Да. Оливейра! – Элайза переключила канал, оставив линию связи с Вермеером на удержании. – Бегом к отметке «танго-джульет» и с поворотом на два часа!
-- Выводите нас на Джаббара?
-- Он собирается отходить. Притормози его, сколько сможешь!
-- Уйти и трофеев нам не оставить? Да хрена там!
Толкнув от себя ручку управления «сперроухока», Вермеер опустил нос машины вниз и пошёл на снижение. Силуэт «феникс-хока» заполнил собою прицел, и Митч надавил спуск. Залп сдвоенных средних лазеров вонзился в уже повреждённую в прошлых боях левую ногу – сменить там броню не успели – сломал приводы бедра и лодыжки, и мех, не удержав равновесия, рухнул ничком на скалу и остался недвижим. Но тут и «сперроухок» тряхнуло прямым попаданием снаряда по правому крылу – пилот «вольверайн» оказался не промах. Митч едва не сорвался в штопор и, выровняв машину, повёл на боевой разворот.
Быстроходный, но неспособный прыгать «локаст» Криса Экка отстал от «стингера» и «уоспов», прыжками перемахивающих заросли и россыпи скальных обломков, одним махом взлетающих на вершины холмов вместо того, чтоб карабкаться по косогору. И отходящие мехи пиратов они настигли втроём: Оливейра, Зейнаб и Григорий. Однорукий «уосп» и «стингер» припустили, что есть духу, но «вольверайн» и второй «уосп» прыжками разошлись в стороны и встретили новых врагов лицом к лицу.
Второй лейтенант Тайлер Флойд был много, кем, но точно – не трусом; хорошую драку с победою в ней он любил почти так же, как и лишать невинности молоденьких девиц. Его «вольверайн» и «уосп» Кушнеревича против тройки двадцатитонников – не худший расклад, даже когда Баджо и Каратоссос удрали; жаль вот, не удалось завалить самолёт. Но может быть, он погонится за этими двумя ссыкунами?
Тайлер не забывал о ползущих на них тяжёлых лэнсах, но прежде, чем отрываться от них, надо разделаться с этими шустриками. Средние лазеры, ракетные установки и пулемёты... Он выпалил по ближайшему из «уоспов», всадил по боеголовке РМД ему в грудь, ногу и голову. Хреново, что пушкой и лазером не достал… прыжок! в воздухе с разворота – залп пушкой и лазером в «стингер», чорт, мимо! Сто метров вперёд, длинные стебли гигантских репейников хлещут борта «вольверайн». Залп по «уоспу»: пушка и лазер опять мажут, но три РМД одна за другой бьют его по ноге, сметают броню.
Зейнаб краем глаза успела заметить предупреждение: повреждён левый привод бедра; потом нога её меха подломилась, и повреждённый «уосп» растянулся на земле. Удар смял и едва не сорвал с креплений бронеплиту левого борта. А «вольверайн» Тайлера Флойда уже выходила из зарослей и пёрла на неё.
-- Зая! – Григорий Перович устремился навстречу пирату.
Достал его попаданиями и лазера, и ракет; отвлёкшийся от боя с «уоспом» Оливейра помог, удачно всадив попадание среднего лазера флойдовской «вольверайн» прямо в затылок. Но тут и пират жахнул полным залпом по меху Григория. Брони на башке «уоспа» всего четверть тонны, так что и попадания среднекалиберной автопушки достаточно, чтобы разбить её вдребезги. Бронебойно-фугасный снаряд разворотил меху Григория лицевой бронещиток; «уосп» рухнул на землю рядом с уже лежащим собратом – машиной Зейнаб. Времени радоваться победе у Тайлера не было: подав «вольверайн» назад, он прыгнул обратно в заросли.
-- Норберт, уёбываем!
-- Стой, сука! – Оливейра прыжком устремился за ними.
Выстрелил, промахнулся, но продолжал стрелять ещё и ещё.

* * *


Ударный лэнс Раджкумара Утпата встретил удирающие пиратские «стингер» и «уосп» у северного края гряды холмов и отсёк путь к отступлению. Первыми же залпами РБД они повредили «стингер»; пират запаниковал и отпрыгнул назад. Джессика Крофорд прикинула траекторию его полёта и сбавила ход своего меха, чтоб тряска в движении не так сбивала прицел. Лазером всё равно промахнулась, а вот ракетами, кажется, достала, но сразу же ей пришлось уклоняться от атаки пиратского «уоспа» с единственной правой рукой. Впрочем, «ассасины» уже настигли вражеский «стингер», увеча его новыми попаданиями лазеров и ракет.
Однорукого добил Митч Вермеер, прямым попаданием средних лазеров «сперроухока» разнёсший ему центральную секцию торса. Покончив со «стингером» Баджо, лэнс Раджкумара Утпата атаковал Флойда и Кушнеревича, в спину которым вцепились ещё Оливейра и подоспевший к шапочному разбору Крис Экк на «локасте». Кто засветил «вольверайн» боеголовку в кабину, так и осталось невыясненым; «уосп» Кушнеревича прикончила детонация боеприпасов РМД.
Элайзе с её командирским и боевым лэнсом Бизоса остались лишь разрозненные группки пехоты и беженцев. К этому она готова была, взяв с собой взвод Ольтяну с обоими его БТР. Отделения тяжёлого оружия на время были перевооружены как лёгкие стрелковые – семь автоматчиков; их миномётные установки остались в Мэнорбире. Огневой мощи в поддержку могли сколько угодно дать бэттлмехи. Уортингтоновских боевиков она в плен приказала не брать: ни как заложники, ни как работники они ценности не представляли, зато корми их ещё, охраняй… чего ради? Не человеколюбия же: распространять его на пиратов не принято. Женщин с детьми, когда удавалось найти, обыскивали, разоружали и гнали под конвоем в тыл.
-- Пиратские мехи нейтрализованы, – доложил Раджкумар Утпат. – У Оливейры один или два «двухсотых».
-- Дарий?
-- Гриша погиб, – подтвердил лейтенант наёмников. – Зейнаб жива, но у её меха поломан привод бедра.
-- Трофеи и пленные?
-- Один «уосп» подорвался на боеприпасах, ещё один и «стингер», похоже, годны только на запчасти. «Феникс-хок» и «вольверайн» получили по бошкам. Пилот «вольверайн» убит, пилот «феникса» ранен.
-- Их лейтенант? – спросила Элайза.
-- Он самый, я его помню, – ответил ей Оливейра. – Добить или нет?
-- Сначала допросим.
-- Я так и понял, командир.
Ольтяну доложил о захвате обоза. Там бой был самый жаркий, пехота потеряла троих убитыми и с полдюжины ранеными. К тому же, пилот «бастера» – 50-тонного меха-погрузчика – попытался вступить в бой с боевыми мехами, нанося им удары руками и ногами своей машины. «Арчеры» и «шэдоу хок» расстреляли его с коротких дистанций, превратив промышленный мех в груду обломков. Зато тяжёлый мехоэвакуатор и пару грузовиков удалось захватить.
-- Хорошо, – одобрила Элайза и вызвала из Мэнорбира техническое обеспечение.
Дропшипы Уортингтона уже миновали бóльшую часть пути до планеты, но даже на пятнадцати метрах на секунду в квадрате им тормозить оставалось ещё около четырнадцати часов. «Роза Адхары» продолжала отслеживать их приближение, но через несколько часов должна была выйти из зоны радиоконтакта: Летисия Веницелос сочла, что оставаться в прыжковой точке опасно и перевела звездолёт на иовоцентрическую орбиту. То есть, вокруг Полосатого Джоба, «горячего Юпитера», у которого обращался и сам Скайфог. Несколько минут ускорения в один метр на секунду в квадрате уменьшили орбитальную скорость корабля, а с нею уменьшился и радиус орбиты. Ко времени подхода Уортингтона к Скайфогу, «Роза Адхары» должна уйти в тень планеты – выпасть из поля зрения сенсоров пиратских дропшипов, после чего снова изменит орбиту. Шкипер надеялась, что благодаря этому манёвру пираты потеряют её корабль из виду. Тем более что вести астрономические наблюдения с поверхности Скайфога, куда они приземляться, будет мешать атмосфера.
Филлипс одобрил её идею. «Разумный ход», заявил командир «Деринои». «Который возможно спасёт нам корабль».
«На время перезарядки эти манёвры не повлияют?» спросила Элайза. На её памяти, звездолёты ни разу ещё не использовали свою способность маневрировать в обычном пространстве.
«Могут затянуть на десять-двадцать часов», признал Филлипс. «Но думаю, она учтёт это при расчёте орбиты, чтобы приблизиться к точке ко времени перезарядки».
«Лишние десять-двадцать часов… ладно, мы ведь закладывались минимуи на шесть дней – пока «Ипполита» не перезарядится у Итцехо. И то, если Смитингтон…»
«Его папаша – начальник штаба Резервного флота», сказал Филлипс. «Командующий де-факто, и говорят ещё, что Киалла к нему прислушивается. Особенно ночью».
О последнем Элайза пока не слышала, но всё равно кивнула. Если Дошува решит подтереться её рапортом и не отправит второй ударный отряд на Скайфог, Джеймс спишется с отцом через ретрансляторы Ком-Стара на Брикстане и Локтоне. Обычная передача такого рода будет идти дня три, но у энсина тугой кошелёк, денег в нём хватит и оплатить пересылку вне графика. Не за красивые элайзины сиськи: сведения об интриге Мак-Доно против клана Пристов, хозяев «ММ&М», стоят и не таких затрат. Смитингтоны найдут, как ими распорядиться. Как фронесс, они далеки от корпоративных разборок, и всяко, не в доле с Мак-Доно. И повлиять на полковника Джордан – комбрига Народной добровольческой – чтобы та приказала Дошуве послать отряд на Скайфог, адмирал может. Оплачивать ускоренную пересылку приказа он вряд ли станет, так что идти ему из столицы до штаба Ново-Синклерского те же три дня.
«Ходок» прыгнул к Данианширу через пару часов после того как «Роза Адхары» ушла на Скайфог – позавчера, двадцать шестого. Связаться с комбатом Дошува Смитингтон может ещё из зенита, с зарядной станции, но убеждать его отправится лично, а это тоже займёт время. Три с лишним дня от станции до планеты, и надо ещё найти транспорт. Так что куда скорее – дней пять, может, неделю. Значит, сейчас он ещё в пути, тридцать первого или второго сентября будет в Лондинии; если всё пройдет гладко, Дошува поднимет в ружьё батальон и стартует числа шестого, не раньше. Девятого или десятого они доберутся до Скайфога по цепочке из «Ходока» (или любого попутного транспорта) и «Ипполиты», которая будет ждать их в надире Итцехо. При худшем раскладе, связь со столицей и продавливание их плана там накинут ещё пять-семь дней.
Дальнейшее зависело от того, как будет действовать бандитский король. Десант на Мэнорбир – едва ли: с двумя дропшипами, прикрывающими его зенитным огнём и РЭБ и с двумя десятками мехов на стенах форта, он крепкий орешек даже для штурмовой роты усиленного состава. Неизбежные потери при этом должны быть неприемлемы для ограниченных в возможности их восполнить пиратов. И это толкает его к осаде, которую им придётся высиживать с несколькими сотнями голодных бывших рабов за компанию. Только что проведённый захват и зачистка лагеря Адбул-Джаббара дали ей козырь в виде заложников – жён и детей уортингтоновских вояк. Даже пираты обычно чувствительны к подобным вещам. Возможно, этого хватит, чтобы Уортингтон действовал осторожно, хотя бы на первых порах. Возможно…
Усадив «мародёр» на землю, Элайза заблокировала управление, сняла нейрошлем и закурила. С двумя тяжёлыми мехоэвакуаторами она успеет забрать и «уоспы» Перовичей, и трофейные «феникс-хок» с «вольверайн». Отремонтировать их до начала осады уже вряд ли получится, но мы рады и этому. Плохо, что бой у Итцехо оставил от всей её воздушной поддержки единственный «сперроухок», вот это ужасная непруха, конечно. Вермеер опытный лётчик и хорошо поработал против отряда Абдул-Джаббара, но шестёрка «хеллкэтов» ему, конечно, не по зубам. Хотя чтобы использовать их, Уортингтону придётся разворачивать полевой аэродром… под прикрытием севших дропшипов, конечно, так что атаковать его на земле почти нереально. С минуту Элайза сидела и просто курила, глядя в погасший экран бэттлмеха.
Возможно, придётся оставить Мэнорбир и отступить, но не сюда – на север, а к югу, вниз по течению реки. Район, где пытался укрыться Абдул-Джаббар, наверняка будет занят Уортингтоном, зато к югу тянулись безлюдные земли. Пожалуй, надо послать туда самолёт на разведку, пока есть время – провести аэрофотосъёмку, составить по ней хотя бы приблизительные карты. И не бросать попыток собрать ополчение из бывших рабов. Элайза достала компад, чтобы сделать об этом пометки. План следующего этапа операции уже начал складываться в её голове.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9623
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1605 раз.
Поблагодарили: 3173 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 04 окт 2019, 08:48

= XX =


к северо-западу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
28 августа 3017 года


Первый конвой увёз в крепость трофейные «феникс-хок» и «вольверайн»; их разгрузили в ремзоне Мэнорбира. Элайза отправила лэнсы Бизоса и Утпата сопровождать его; обратно с мехоэвакуаторами отправился лэнс Фиорелли. Хотя гарнизон пиратов и был уничтожен, дропшипы Уортингтона отделяли лишь считанные часы пути; следовало подстраховаться. Солнце уже уходило за горизонт, когда мехоэвакуаторы вернулись за повреждёнными «уоспами».
Григория Перовича похоронили на невысоком пригорке неподалёку от места его последнего боя. Осколки 80-миллиметрового снаряда, брони и стекла панорамного экрана обратили его живот и грудь в кровавое месиво, но лицо, защищённое нейрошлемом, осталось нетронутым.
-- Пойдём, – Элайза склонилась и тронула Зейнаб за плечо.
Невысокая темнокожая астроказийка медленно встала с колен; лицо её было опухшим от слёз. Длинные волосы, заплетённые во множество тонких косичек, в беспорядке рассыпались по плечам. Сколько ей было, лет двадцать? Похоже на то, если не меньше; девчонка совсем, хоть и успела стать матерью. Да и повоевать. Элайза не знала, что ей сказать. «Всё будет хорошо»? Может, и будет. Или не будет. Но человек, рядом с которым она провела три года, которого любила и который любил её, так и останется мёртв.
Двое солдат вырыли могилу. Элайза не знала, какой веры придерживался Григорий, да и придерживался ли вообще, но вознесла заупокойную молитву, которую знала. Потом автоматчики трижды выстрелили в воздух. Дерево на Скайфоге не росло, сколотить крест было не из чего. И в головах только что насыпанного холмика как маленький обелиск поставили нейрошлем. Лысый Крис Экк принёс из кабины «локаста» фляжку с коньяком и столбик надетых одна на другую блестящих металлических стопок; пили не чокаясь. Зейнаб отошла, села на землю, обхватив колени руками; Элайза, подумав, устроилась рядом.
-- Ты куришь? – спросила она.
Зейнаб помотала головой, но сигарету взяла. В кабине меха она, как и Элайза, сидела раздетая до трусов, да так и наружу выбралась; нагота была последним, о чём она могла думать, если думала об этом вообще. Элайза поднесла ей зажигалку; девушка закурила, закашлялась с непривычки. Посмотрела на неё блестящими от слёз глазами.
-- У тебя кроме него никого больше нет? – спросила Элайза.
-- Отец… но я к нему не вернусь.
-- Ты тоже в разладе с семьёй?
-- Я… нет. Просто… замуж меня уже не выдать, с ребёнком и в девятнадцать лет. А жить у отца… он меня примет, но он ведь немолод уже. И сыновей у него нет. Только племянники, которые точат ножи на него и друг на друга. Если… у них что-то получится, меня в лучшем случае разлучат с дочкой и продадут в чей-то гарем. Отец потому и учил меня управлять бэттлмехом, чтоб я могла убраться из Йезера… вообще с Астрокази.
-- Твой мех…
-- Он не мой, он отрядный. Мех Гриши… тот да. Наверное, теперь мой.
-- Когда «феникс-хок» починят, его будешь пилотировать ты.
-- Я… – девушка бросила тлеющую сигарету. – Я буду, конечно. Не уверена, что вообще хочу… – она помолчала. – Но здесь у меня тоже немного путей. Мехвоином или техпомом… и лучше четыреста в месяц, чем полтораста.
Четыреста си-биллов в месяц было обычной зарплатой мехвоина-новобранца. Полностью обученный техник получал две сотни, помощник техника – сто пятьдесят. С ростом квалификации росла и зарплата. Элайза кивнула.
-- Мне приходилось крутиться, чтоб заработать на жизнь, – сказала она. – По-разному. Больше я так не хочу. Пойдём, посидишь у меня в кабине.
«Уоспы» грузили при свете фар. Звёзды едва проступали сквозь затянувшую небо дымку, но разгоревшийся диск Полосатого делал ночь светлой. Зейнаб задремала на откидном сиденье позади кресла пилота, вполоборота привалясь к стенке кабины. Пошевелилась и пробормотала во сне что-то неразборчивое, когда «мародёр» поднимался на ноги. Шли в темноте медленно, внимательно глядя под ноги мехов и под колёса машин.
С вечера у Элайзы начал ныть живот, как бывало всегда перед месячными; прежде, чем выступить в путь, она подложила прокладку в трусы. Вовремя, как оказалось. Межзвёздные путешествия, и гиперпрыжки, и миры со своими условиями – гравитацией, составами атмосфер, температурным режимом – обычно сбивали ей цикл. Уже первый перелёт, с Данианшира на Балават, должен был повлиять, а потом с холодного и тяжёлого Балавата попасть на жаркий и влажный Скайфог с его парниковым эффектом. Что месячные притупляют реакцию и нарушают концентрацию внимания – важные для мехвоина качества – ей слыхивать доводилось, но о себе Элайза хорошо знала, что это не так. И воевать против Уортингтона в полную силу они ей не помешают.
Сообщив вахтенному, что на борт «Деринои» пока подниматься не будет, она направила стопы «мародёра» в Мэнорбир-Форт. Наёмники по-прежнему жили там, вместе со своими семьями; в цитадели сейчас разместился второй взвод Уилбура. Остановившись и опустив мех на корточки, Элайза потормошила спящую Зейнаб.
-- Проснись, мы приехали.
Ночь не добавила прохлады, была тёплой и влажной. В траве, пробивающейся из-под контейнера-дома, стрекотали цикады. Вокруг качающегося над входом электрического фонаря вилась белёсая мошкара.
-- Привет, Элли.
От неожиданности, она вздрогнула.
-- Уилбур! Какого..?
-- Встречаю тебя, разумеется.
-- Я пошла, – тихо сказала Зейнаб. Элайза кивнула.
-- Мы можем занять апартаменты Уортингтона. Ты в них ещё не была? – спросил Скотт.
Элайза пожала плечами. Бандитский король должен жить в роскоши, демонстрировать свои успех и богатство; Джоффри Уортингтон тоже придерживался этого правила. Чтобы обставить свою спальню, он наверняка ограбил какого-то богатея на Ново-Трессиде, наверное, и не одного. Какого-нибудь градоначальника, чиновную шишку или лендлорда. Но Элайза слишком устала, чтобы таращиться на убранство королевской спальни. Запомнился мягкий ковёр, в который ступни погружались по щиколотку и широкая кровать под балдахином на резных опорах.
-- Капелланцы такое зовут «канцлер с нами», – не удержавшись, съехидничала она.
Взвизгнула совершенно по-детски, когда подошвы оторвались от земли: Скотт подхватил её на руки, закружил, бросил на гору подушек.
-- Почему ты ещё одета?
Ботинки и куртку она свалила у входа, но оставалась в трусах. Склонившийся над нею Уилбур уже был совершенно наг, лишь продолговатый армейский жетон покачивался на неразличимом в ночном полумраке тёмном шнурке на шее.
-- У меня месячные, – сказала она.
-- Что это меняет?
Вместо ответа, Элайза обвила его шею руками, подтянулась и поцеловала. Трусы полетели на пол вместе с прокладкой. Скотт взял её нежно, стараясь не причинить боли, но вскоре и он и она отбросили всякую осторожность. Кровать протестующе заскрипела, когда зверь с двумя спинами начал резвиться на ней.
-- Во Внутренней Сфере мужчина делает женщине предложение, а не наоборот, – сказал Уилбур, когда они, обессиленные и довольные, лежали в объятиях друг друга.
-- Мы не во Внутренней Сфере.
-- Но и не в Магистрате. Так что, Элли? Ты соглашаешься или нет?
-- Я… – «…старше тебя на три года», хотела сказать она. «У меня дочка двенадцати лет и ни кола, ни двора, лишь офицерская зарплата и служебная однушка в Лондинии. Дворянство, от которого никакого толку, потому что семья меня никогда не примет назад после… ошибки юности. Я до сих пор боюсь оставаться с мужчиной дольше, чем на несколько недель. Я…» – …согласна.
Уилбур стиснул её в объятиях.
-- Эй, эй… ты что, хочешь ещё?!
Он рассмеялся, мгновением позже навис над нею, весом своим вжимая в перину и осторожно раздвинул ей бёдра.
-- Ты… ты…
-- Люблю тебя.
-- Да!..
Извернувшись, она укусила его за сосок. Движения Уилбура стали жёстче и резче. Он вновь доводил её до изнеможения, у самого по лицу и груди тоже струился пот.
-- Любимая… – он снова стал нежен, плавно ведя ладонь по её плечу и груди.
Элайза лежала без сил, провалившись в перину.
-- У нашего недруга, кстати, здесь неплохой бар.
-- А и давай! – Элайза слегка оживилась.
Скотт принёс два бокала и бутыль красного.
-- М-мм, сладкое… как я люблю!
-- Я знаю, – самодовольно улыбнулся мужчина.
К вину он принёс и нарезанный на ломти сыр. Элайза села в постели, пачкая простыни выступившей меж ног кровью.
-- О чорт!
-- Да хрен с ним!.. пусть Уортингтон стирает, если отобьёт свою койку назад.
Женщина рассмеялась.
-- Всё будет хорошо, правда, Уилл? – вдруг посерьёзнев, спросила она.
-- Конечно, любимая, – Скотт обнял её за плечи. – Уж если ты согласилась стать моей женой… мы просто обязаны дожить до свадьбы!



= XXI =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
29 августа 3017 года


Поспать Элайзе, конечно, не удалось. Вызов пришёл от лейтенанта Бхутто – старшего офицера «Вонючки», находившегося в это время на вахте. Затормозив менее чем в тысяче километров от поверхности Скайфога и не выходя на орбиту, дропшипы Уортингтона начали снижение. Как и ждала Элайза, не прямо им на головы: место посадки располагалось в шестидесяти километрах к северо-западу, за теми холмами, где пытался укрыться покинувший крепость Абдул-Джаббар.
Обнаруживший в апартаментах бандитского короля навороченную – практически, настоящий лостех – кофе-машину и разобравшись с её управлением, Уилбур соорудил коммандеру и себе по чашечке карамельного латте. Затем ещё по одной. Элайза сидела в кровати, обложившись подушками, пила кофе и изучала развёрнутую в воздухе с голопроектора карту окрестностей. Почти весь календарный день 29 августа на Скайфоге будет царить ночь, и вряд ли Уортингтон атакует по темноте. Уж если он приземлился в сторонке. Однако же, расслабляться, стоило. Элайза отправила лэнс Утпата на разведку. Три быстроходных «ассасина» и «уосп» обогнули холмы с запада и в распадке у мелкой речушки столкнулись с дозором Уортингтона – «вулканом» и «феникс-хоком»; когда на радарах замаячили ещё и отметки «шэдоу хока» и «вольверайн», Утпат приказал отходить. Больше сюрпризов не было.
Через какое-то время Элайза обнаружила себя проснувшийся на всё той же груде подушек.
-- Сколько..? – спросила она, подскочив.
-- Четыре часа. С половиной, – добавил Уилбур. – Поспи ещё, пока всё спокойно.
-- А что…
-- Всё в порядке. Не рассвело. Ударный лэнс вернулся в крепость, Бизос ушёл со своими в патруль. Я обходил караулы: всё тихо. Виртанен отбил своих, отделение Фултона чинит «уосп».
Лэнс-капрал Ефрем Фултон был командиром одного из двух отделений технического обеспечения роты Элайзы. Коммандер кивнула.
-- У меня лицо сильно опухшее? – спросила она.
-- А… нет. Ну… в общем, не сильно. – Уилбур склонился над ней и поцеловал. – Поспи. Встать по тревоге успеешь.

* * *


Миранда Агилера по прозвищу «Бегемот» была рослой и крепкой девахой под метр девяносто, с широкими плечами, крепкими мышцами и объёмистой задницей, вполне погонялу под стать. Ей бы ещё сиськи побольше, лениво размышлял Брайен Чавес, а впрочем, и ладно, у Кэт они тоже невелики. Кэт чёрная и поджарая, Миранда же белая и волос отливает рыжиной, и здоровá почти как мужик. Пить, кстати, тоже предпочитает крепкое. Когда Брайен вливался в наёмничий лэнс, они тяпнули вишнёвого шнапса, от которого с непривычки у него сорвало крышу; очухался он уже в одной койке с Мирандой.
«А ты не слабак», похвалила она. «Что дальше – по палке или по стопке?»
«То и другое!» решился он, и не подвёл.
Здесь и сейчас, конечно, налегать на крепкое не стоило. Это в полёте у них было время просохнуть, но не на войне, когда того и гляди, поднимешься по тревоге в бой. Где голова у мехвоина должна быть свежей, не пьяной. Пехота может идти в атаку, принявши на грудь сто грамм, но уставной напиток мехвоина – апельсиновый сок; пиво, вино и разное крепкое только в тылу, когда воевать не предвидится. Зато добрый трах боеспособности не помеха.
Сам среднего роста, но хорошо сложённый, с рельефными мышцами под оливково-смуглой кожей и коротко стрижеными чёрными волосами, Брайен был бы завидным женихом, даже не будь старшим сыном хозяйки доброй половины пахотных земель Дайнмар-Майорис. Хоть и считалась она арктическим миром, переживающим самый разгар ледникового периода, но были там тёплые тропические долины, согретые сверху солнышком, снизу же вулканическим теплом. Солнце там, кстати, нормальное, класс G4, не эти красные угольки – что Балават, что Скайфог. Можно назагораться вдоволь; и Кэт бы понравилось. Кэт… правильно она держит дистанцию, их семьи не станут родниться. Мать собиралась отдать его за старшую дочку Каррерасов, решив между делом вопрос с рудниками Лос-Альтоса, из-за которых их семьи три раза уже воевали за последние двадцать лет. Если не выгорит, что ж, и у молодой баронессы Кесада подрастают девчонки. На Аддасар – родину Кэт – в двух прыжках от их мира, да к ведьмам-язычницам, мать его точно не пустит. Кой чорт он об этом сейчас думает? По трезвяку, не иначе. Кэт…
-- Эк пригорюнился, даже конец поник… – Миранда поймала его губами.
И рот у неё был широкий, с большими губами; немаленьких тоже размеров член Брайена она атаковала так, будто хотела заглотить без остатка. Мысли о Кэт, семье и дайнмар-майорской политике вылетели из его головы.
-- Давай теперь сзади, – потребовал он.
Наёмница подчинилась. С ней было всё просто: выпивка, трах и шагаешь в строю плечом к плечу. Её мамаша, тоже мехвоин-наёмница, лет тридцать тому назад остепенилась и вышла замуж за лиранского купца, оставив свой «шэдоу хок» дочке в наследство. Сама же и научила дочку военному делу; как только Миранде исполнилось восемнадцать годков, она свалила из отчего дома и за следующие семь лет преодолела пол-Сферы, от Галатеи – Звезды наёмников – до здешних мест. И непохоже, чтобы сопутствовавшие этому приключения ей не нравились. Уж всяко, они были круче, чем жизнь добропорядочной лиранской купчихи… или канопианского дворянина.
Оглаживая объёмистый зад подруги, Брайен засадил ей на всю длину. Ох, как она заорала! В постели Миранда всегда громко стонала и кричала в голос, и Брайена это даже начало заводить. Вытянув руку, он сгрёб мирандину грудь, качающуюся взад-вперёд в такт их совместным движениям. Вот это уже заводило Миранду… Коммы зазвонили одновременно у обоих. Зашлись пронзительной трелью срочного вызова в тот самый момент, когда оба почти поднялись на гребень волны наслаждения, к самой отметке «оргазм». Миранда протянула, было к своему руку, но Брайен оборвал её и нечленораздельно рыкнув закончил дело.
Коммы зазвонили опять.
-- Да! – нажимая приём, отозвался Брайен.
-- Пизда! – взревел комм голосом сержанта Бизоса. – Чавес блядь! и Бегемот! живо блядь ноги в руки и по машинам!

* * *


-- И на хрена было так вот орать? – спросила Миранда на приватном канале, где слышать её мог только Брайен. – Я уж подумала – враг у ворот, а это просто выход в патруль…
Боевой лэнс растянулся редкой цепью, от «арчера» Бизоса на правом фланге до «арчера» же Брайена Чавеса на левом. Видимость ночью была не ахти, но на радарах он местоположение друг друга могли видеть.
-- У меня две засветки на восемь и семь часов! – сообщил Брайен на общем канале.
-- Оттянись назад! – тут же распорядился сержант.
-- Понял…
-- Я тоже их вижу! – сказала Ангелика Хойзинвельд, шагавшая на своём «райфлмэне» справа от Брайена. – Первая – «вольверайн», второго не вижу. Где-то с полсотни тонн, как мне кажется… ещё «вольверайн», «шэдоу хок» или «гриффин»…
-- «Шэдоу хок», – сказал Бизос. – «Гриффинов» у них нет, и «вольверайн» тоже должна оставаться одна. Это драгунский лэнс рейнджеров, там кроме этих двоих должны быть ещё «феникс-хок» и «вулкан». Раджкумар перестреливался с ними пару часов назад.
На самом деле, со времени той перестрелки миновало уже почти четыре часа, но Тан Бизос напутал со временем в длинной скайфожской ночи. Пиратские рейнджеры продолжали идти на сближение. Командирская «вольверайн» и «шэдоу хок» – совсем рядом друг с другом, и дальше с дистанцией сто-полтораста метров между собой и от них сначала «вулкан», потом «феникс-хок».
-- Ангелика, свет на восемь-девять часов! – распорядился сержант.
На корпусе «райфлмэна» стояли мощные прожектора, помогающие ему ловить в прицел вражеские самолёты и ночью; сейчас их свет брызнул параллельно земле, выхватив приближающиеся фигуры 55-тонников.
-- По «вольверайн» – залп! – рявкнул Тан Бизос.
И разрядил обе свои двадцатитрубные установки ракет большой дальности первым. Брайен последовал его примеру; нагрев обоих мехов подскочил, но не сильно. Брайен промазал, зато опытный Бизос вогнал около трёх десятков боеголовок в торс, руки и ноги пирата; Ангелика и Миранда добавили из автопушек. Под шквалом огня «вольверайн» опрокинулась навзничь; одинокий снаряд автопушки то ли неё, то ли «шэдоу хока» ударил мех Ангелики в грудь.
-- Отползаю! – сказала она и дала задний ход.
Прожекторы её меха облегчали ей и товарищам по лэнсу стрельбу, но превращали сам «райфлмэн» в отличную мишень. И Ангелика отходила за спины лучше бронированных мехов соратников, не выключая прожектор.
-- Чавес и Агилера, вперёд! – скомандовал Бизос, ведя и свой «арчер» в атаку.
Вражеский «шэдоу хок» прыжком отскочил метров на сотню назад – в заросли, сквозь которые всё равно угадывался его силуэт. А быстроходные «феникс-хок» и «вулкан» припустили вперёд. Мелкокалиберный снаряд автопушки этого последнего ударил «райфлмэн» в голову; попадание гулким звоном разнеслось по кабине. Перед глазами Ангелики поплыли цветные круги, но она удержала себе на грани беспамятства, а бэттлмех – на ногах. Однако же, мехи пиратов ушли из луча прожектора, а за пределами светового конуса их выцеливать было сложнее.
«Вольверайн» пыталась встать, и Брайен атаковал её. Выстрелил ещё раз обеими установками РБД, и шаг его «арчера» стал неровным, дёрганым: перегрев уменьшал сократительную способность миомерной мускулатуры. Ракеты умчались в темноту. «Вольверайн» поднялась на ноги. Быстрее, чем опрометчиво понадеялся Брайен, и сразу же обрушила на него залп: 80-миллиметровый снаряд автопушки ударил в бедро, несколько боеголовок ракет малой дальности – в корпус и руку. На пульте зажёгся предупредительный сигнал: повреждён гироскоп; должно быть, одна из боеголовок попала в стык торсовых бронеплит и достала его кумулятивной струёй. Отчаянно работая педалями и ручкой управления, Брайен удержал мех на ногах. Автоматика заряжания подала новые блоки ракет на пусковые, и Чавес выстрелил правой установкой, но залп его опять без толку ушёл в темноту: врубив реактивные ускорители, «вольверай» оторвалась от земли.
-- Не уйдёшь, сука! – чуть запрокинув назад и довернув торс, Брайен поймал силуэт летящий неприятеля в прицел второй РБД-установки. И добрая дюжина из двух десятков запущенных боеголовок настигла пирата в воздухе.
«Вольверайн» не кувыркнулась вниз, сохранила равновесие, и огрызнулась залпом; что-то – лазер или снаряд – ударило «арчеру» в правую ногу, оставив глубокую вмятину на броне. Жара и в кабине была уже почти нестерпимой: каждый залп нагревал мех Брайена всё сильнее. Он сбавил скорость до шага, но продолжал упрямо преследовать уходящую «вольверайн».
-- Чавес, назад! – окрикнул его сержант Бизос. – Они отступают!
-- Что? – Брайен опять выстрелил двойным залпом, и кажется, всё же достал чортову «вольверайн».
-- Кончай палить, дурень, и задний ход! Бой кончен, они уходят!
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9623
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1605 раз.
Поблагодарили: 3173 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Darth Val » 10 окт 2019, 22:39

:cry:
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 750
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 198 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 10 окт 2019, 22:47

Darth Val, прода будет. Может, даже скоро.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9623
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1605 раз.
Поблагодарили: 3173 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Darth Val » Вчера, 23:28

:bowl: :bowl: :bowl:
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 750
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 198 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » Сегодня, 16:45

= XXII =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
30 августа 3017 года


Ночная схватка на подступах к Мэнорбиру кончилась без потерь: четвёрка пиратских мехов свалила, пользуясь преимуществом в скорости над боевым лэнсом Бизоса. Мехи наёмников отделались незначительными повреждениями, кроме чавесовского «арчера», которому шальная ракета повредила гироскоп. Дежурящая на борту «Вонючки» команда техников звёздного капрала Диего Батишты немедленно им занялась, и через пару часов доложила об устранении этого повреждения. Ночь подходила к концу.
Перед рассветом сгустился туман, белёсым ватным облаком накрыл всю долину. Выставленный в патруль лэнс Фиорелли оттянулся к самому форту. Но и пираты не торопились атаковать. Проснувшаяся Элайза пила капучино в спальне бандитского короля. Воспользоваться его кабинетом иначе, как помещением, где есть стол и кресло, было нельзя: компьютер Уортингтона оказался надёжно запаролен, а специалистов по взлому такой защиты в команде Элайзы не было. Так что она обошлась собственным ноутом, к которому подсоединила реквизированный у пирата голопроектор. Ополоснувшись под душем и обмотав вокруг головы тюрбаном махровое полотенце, коммандер сидела в кровати с кофе и бутербродами.
Оперативная карта на голограмме отображала расположение её войск: дропшипы по обе стороны крепости, лэнс мехов на патрулировании, отделение пехоты в порту. Оборонять этот последний всерьёз Элайза не собиралась, оставила лишь небольшой отряд – приглядывать за рекой. Даже без тяжёлого оружия: батарею из трёх пушек среднего калибра ночью перетащили в форт, миномёты собрали в нём же. Если пираты рискнут атаковать с воды – шансов у миномётчиков потопить бронекатер, которым, насколько ей было известно, располагал гарнизон, всё равно было негусто. Так что приказ лэнс-капралу Димасу был дан простой: при нападении крупных сил противника отходить в джунгли, почти вплотную подступающие к гавани с юга, ниже по течению реки.
За ночь успели отремонтировать «феникс-хок», и лэнс Оливейры теперь состоял из трёх мехов: «стингера» лейтенанта, «локаста» Криса Экка и трофейного 45-тонника, который Элайза, как обещала, отдала Зейнаб. С подъёма – только что – Виртанен начал ремонт «вольверайн».
Ночью же Элайза отправила сообщение Уортингтону, в котором уведомляла бандитского короля, что держит в заложниках семьи его бойцов – приложив к сему список. И предлагала явиться на переговоры, оговорив место и время оных дополнительно. Ответа пока не пришло. Что с ним удастся договориться о чём бы то ни было миром, Элайза не верила; сообщение лишь разъясняло её позицию. В лучшем случае, коммандер надеялась потянуть время, выгадать лишний денёк без боёв и потерь. Давай ей который Уортингтону совершенно не было резона, что она тоже отлично понимала.
Поэтому когда энсин Фиорелли доложила о приближающемся автомобиле под флагом парламентёра, коммандер даже удивилась немножко. Парламентёр оказался самым что ни на есть настоящим. Он назвался Томми Мак-Келланом, шкипером и владельцем «Незабудки» – дропшипа типа «Троян». В транспортной группе Уортингтона такой действительно был. Скорее купец, чем пират, хоть судно его и было вооружённым, Мак-Келлан примкнул к группировке Уортингтона с полгода назад; раньше ему случалось уже принимать участие в пиратских набегах в Римвардном фронтире, но не на Магистрат. В Мэнорбире у него были жена и сын, которых Элайза распорядилась привести к ней. Облачаться в военную форму ей было лень, и она ограничилась курткой на голое тело, да полотенце перемотала с головы на бёдра. Сочетание чёрного с розовым в зеркале выглядело эклектично, однако встречать пиратского шкипера при параде – много чести ему.
Женщину и ребёнка привели первыми. Мальчишка лет семи-восьми глядел исподлобья, со злостью пойманного зверёныша; женщина сутулилась, настороженно озираясь по сторонам. На вид ей было под тридцать: среднего роста, полная, с длинными, далеко ниже плеч, русыми волосами. Элайза приказала отобрать у пленников одежду и всех взрослых, неважно, мужчин или женщин, заковать в кандалы. Полутора суток, прошедших со времени пленения, было достаточно чтобы поубавить гонору тем, у кого он был. Относилась ли к их числу Татьяна Мак-Келлан – так, кажется, её звали? – Элайза не помнила.
Перед спальней и кабинетом Уортингтона был небольшой холл с диваном, столиком и парой кресел; в одном из них и развалилась, закинув ноги на пуф, Элайза. Пленнице и мальчишке сесть не предложила; конвоирующий их солдат остался стоять, лениво привалившись к стене. Шкипера привели через несколько минут, которые женщина потратила на перечитывание тощего досье по нему на компаде. Как явствовало из этих сведений, записанных, в основном, со слов Оливейры и Беннигсена – капитана «Вонючки» – Мак-Келлан и его экипаж до недавних пор промышляли в спинвардной части Фронтира, на цепочке миров, протянувшейся от Рокуэллавана к Аргосу и другим таурианским колониям. Базировались то ли на Таррагоне, то ли на Тивертоне – обе этих планеты служили приютом нескольким пиратским бандам, грабящим Ауригу, тауриан и независимые миры Фронтира. Перебраться ближе к Канопусу «Незабудку» заставил конфликт с одним из пиратских вожаков; подробностей ни Оливейра, ни Беннигсен не знали.
Шкипера конвоировали двое солдат; Элайза приказала им остаться у входа. Томми Мак-Келлан оказался поджарым темноволосым мужчиной лет тридцати, одетым в серо-синий комбез астронавта и куртку с противопульными вставками. Коротко стриженый, с ястребиным носом, видимо, перебитым когда-то в драке, и тонкими щёгольскими усиками. Элайза заметила, как он напрягся, увидев жену в кандалах и ошейнике рабыни. Вздувшиеся на челюсти желваки, сжавшиеся в кулак пальцы; но шкипер быстро совладал с собой и обратился к Элайзе:
-- Я правильно понимаю, что захватившим Мэнорбир отрядом командуете вы?
-- Правильно, – улыбнулась она. – Коммандер Маркхэм, Ново-Синклерский добровольческий батальон. Не буду лгать, что рада нашей встрече, но ведь и вы ей не рады, мистер Мак-Келлан.
-- Тем не менее, я здесь.
-- От имени Уортингтона, Доринга или собственного?
Шкипер ответил, не раздумывая.
-- От имени своего экипажа. Мы не присягали Уортингтону на верность, наши отношения с ним чисто деловые: он платит – мы работаем.
-- И в сложившихся обстоятельствах ты решил, что прежней платы недостаточно?
-- В сложившихся обстоятельствах я решил предложить вам сделку, коммандер Маркхэм.
-- Вот как? – удивилась Элайза.
-- Кусок вашей победы в обмен на жизни и свободу наших семей. По-моему, эта сделка будет выгодна нам обоим.
-- Не поняла… – Элайза скинула ноги с пуфа, подалась вперёд.
-- С вашего позволения, коммандер, я присяду, – Мак-Келлан тут же уселся на пуф.
Конвоиры нацелили на него автоматы, но этим и ограничились, видя, что командир осталась спокойна.
-- Ты тоже можешь присесть, – сказала Элайза его жене.
Татьяна и мальчик сразу же подбежали к Мак-Келлану. Тот подвинулся, освобождая место женщине, притянул её к себе, обнял, шепнул что-то на ушко; мальчик пристроился с другой стороны.
-- В моё отсутствие «Незабудкой» командует мой брат, – сказал Мак-Келлан. – Он бортинженер, а его жена Дебби – старший стрелок. Если мы с вами договоримся, они поднимут корабль и перегонят его сюда.
Элайза медленно кивнула. Стартующий дропшип может нанести лагерю Уортингтона немалый урон, и это не считая находящихся на его борту припасов, которых с его отлётом лишится пират. Кстати…
-- Что у вас на борту?
-- Комплекты брони бэттлмехов, запчасти, боеприпасы, – перечислил Мак-Келлан. – Отряд аэродромного обеспечения, бóльшая часть техники которого выгружена: ночью Уортингтон развернул полевой аэродром.
-- Значит, оставшееся – довольно маленький кусочек победы, – проговорила Элайза. – На который ты хочешь выменять…
-- Дочь моего брата и жёны и дети ещё троих членов экипажа тоже в ваших руках.
-- Я могу распорядиться привести и их.
-- Лучше скажи насчёт сделки, – резко сказал Мак-Келлан. – Ты согласна или нет?
-- Я ещё не слышала твоего предложения, – заметила Элайза. – Лишь пару общих фраз.
По лицу Мак-Келлана было видно, что он проглотил готовое сорваться с языка ругательство.
-- Время дорого, коммандер. Если Уортингтон обнаружил моё отсутствие – он быстро сложит два и два и поймёт, что я хочу вам предложить. И примет меры. Вы понимаете это?
-- Допустим. Но в таком случае и ты должен понимать, что если сделка не состоится…
-- Что вам мешает, коммандер? Жизнь и свобода четырёх женщин и семи детей в обмен на…
-- Ты не забыл посчитать ваши собственные жизни? Да и свободой, наверное, дорожишь…
-- Меньше, чем Таней и Ником! – перебил её Мак-Келлан. – И это я вынужден довериться вам, а не вы – мне!
Он действительно готов рисковать головой ради шанса спасти жену и сына от рабства… или смерти, если нам придётся казнить заложников, подумала Элайза. И видимо его люди тоже готовы на это – ради своих жён и детей. Экипаж «Трояна» невелик: шкипер, бортинженер, двое механиков и четверо стрелков. Восемь человек, из которых шестеро, выходит, имеют резон перекинуться к нам – в обмен на спасение своих близких. Да… я могу держать их за горло и когда «Незабудка» сядет в Мэнорбире. А им остаётся лишь верить в мою добрую волю. Или не только? Это пираты, в конце концов, кидалово – норма их жизни, отчего, собственно, и Мак-Келлан готов послать на хрен Уортингтона; кинь или кинут тебя… не может он мне верить, не должен, а значит, должен иметь какую-то страховку, план «Б» против меня. Должен!
-- Что вы решили, коммандер? – напряжённо спросил Мак-Келлан.
«Торопит меня, не даёт всё обдумать…» Росток подозрения Элайзы окреп.
В этот момент над Мэнорбиром прокатился рёв тревожной сирены.

* * *


Ангелика Хойзинвельд дремала в пилотском кресле своего «райфлмэна», забросив босые ноги на пульт. Не лучшая поза и не лучшее место для отдыха, но Маркхэм права: мех ПВО надо держать в готовности. И поскольку это был её мех, Ангелика вызвалась дежурить первой. Потом её будут менять Бизос и Бегемот, но по части стрельбы автопушками оба ей уступали, да и отдавать своё сокровище порулить другому мехвоину не лежала душа. Затёкшие плечи и шея уже начали побаливать слегонца: мехвоинский нейрошлем, он ведь лишь называется шлемом, в действительности это массивное колоколообразное устройство, которое не носят на голове, а ставят на плечи. Что по-своему хорошо: шесть-семь кило веса, а именно столько у большинства моделей и есть, долго на голове не потаскаешь, это тебе не шапка. Наплечники хладожилета тоже помогают распределить вес, хотя сам жилет тоже громоздок и сковывает движения. Впрочем, когда ты откинулась в кресле в просторной довольно кабине 60-тонного тяжеловеса, это почти не доставляет тебе неудобств.
В свои тридцать два Ангелика была уже опытным мехвоином, за плечами остались шесть лет службы в армии Федеративных Солнц и ещё семь – солдатом удачи. Каковая удача, надеялась женщина, их не оставит и в этот раз. Коммандер Маркхэм, вроде бы, не дура, и первый этап их авантюры прошёл на ура. Теперь самое сложное…
Сигнал тревоги сдул дремоту, как будто и не бывало её. Вахты обоих дропшипов пасли воздух и землю окрест, сколько позволяли сенсоры; на «Дериное» или «Вонючке» первыми заметили взлёт истребителей – не так уж и важно, важнее то, что заметили. И врубили сирену. Ангелика мгновенно выпрямилась: руки на рычагах, ноги на педалях, подтянула и спинку кресла повыше. По центру кабины и пульта управления, под панорамным, был установлен круглый радарный экран. И на нём женщина видела три пары отметок, стремительно расходящихся в стороны, чтобы зайти на Мэнорбир с трёх сторон.
-- К бою готова! – отрапортовала она по каналу на «Дериною», где находился координационный центр ПВО.
Бóльшую часть своей мехвоинской карьеры провоевавшая на «райфлмэне», Ангелика хорошо научилась владеть зенитками, да и боеприпас в магазине лежал тот, что надо, специально заточенный под поражение воздушных целей. Такой же, к слову, загрузила в отобранный у Мэтсона «мародёр» и коммандер Маркхэм. Сейчас этот мех сидел на земле у входа в цитадель.
-- Цель парная, средневысотная, низкоскоростная, на пять часов, – передали ей с «Деринои».
-- Вижу, – коротко отозвалась Ангелика, вскидывая руки-стволы «райфлмэна».
Полкилометра над землёй на скорости триста шестьдесят километров в час. Ещё вечером прошлого местного дня Маркхэм подтянула дропшипы поближе к форту, почти вплотную к его стенам. «Дериноя» на юге – «Вонючка» на севере; с северо-востока и юго-запада заходят ещё две пары «хеллкэтов». Одна отстаёт секунд на десять, вторая на двадцать-тридцать от первой. Верхняя батарея правого борта дропшипа первой открывает огонь. Спарка автоматических пушек, метатель частиц, РБД и лазерный комплекс; несколькими секундами позднее к ним присоединяется батарея носа. «Хеллкэты» переворачиваются брюхом кверху и входят в пике. У обоих на подвесах по дюжине бомб – Уортингтон не скупится; взрывы усеивают нос и борта корабля. Несколько бомб катится вниз и взрывается у земли, повреждая корму. «Вонючка» включается в работу, его пушки, ракеты и лазеры – того же типа, что дериноины – бьют по «хеллкэтам». Бóльшая часть достаётся головному, несмотря ни на что, уверенно держащемуся в воздухе. Ангелика ловит в прицел машину ведомого и нажимает гашетку.
-- Есть! – тихо шепчет она, когда самолёт валится в штопор.
Первым на цель вышел лэнс «бейкер», Ангелика знала его пилотов: лидер – Нэнси Марват, навыками не выше среднего, ведомый – Кетика Нагеш, сопливка почти без боевого опыта. Пары попаданий достаточно, чтобы она потеряла контроль над машиной – так и случилось. Когда до земли всего полтораста метров, легко не успеть выйти из штопора. Задев крылом гребень стены Мэнорбира, «хеллкэт» кувыркнулся и рухнул на бараки рабов всего в нескольких десятках метров от цитадели.

* * *


-- Ёбаный Блейк!
Земля содрогнулась, принимая в неласковые объятия шестидесятитонную тушу «хеллкэта», разогнанную до нескольких сот километров в час. Рефлексы заставили Элайзу упасть ничком. Когда, услышав сирену, она бросилась наружу – к меху – это тоже были наполовину рефлексы. Она ещё приказала солдатам: «Этих – в убежище!», имея в виду воссоединившееся семейство Мак-Келланов. А выскочив на улицу, оказалась в самой гуще боя. Ревела сирена, грохотали пушки дропшипов, от взрывов бомб заложило уши. Но «мародёр» совсем рядом, и она должна была успеть. Реактор в рабочем режиме, только сядь в кресло, надень нейрошлем – и присоединяйся к битве.

* * *


-- Первая цель, – коротко приказала Хэйли Эрнандес. – За мной!
Пилот второго «хеллкэта» лэнса «альфа» Ларри Хадад был единственным парнем в её эскадрилье. Хорошим напарником и хорошим любовником тоже; одним из немногих людей, к которым она не боялась повернуться спиной. И лишних вопросов он тоже не задавал, ни в воздухе, ни на земле. Так же, как и сама Хэйли: стратегическому чутью лорда-капитана Уортингтона она верила почти как самой себе. Уортингтон хуйню не прикажет. Сив Бьоркман – лидер-пилот лэнса «чарли» – попыталась, было, возразить: бомбить лагерь канопиан, милорд, но там же заложники! Хэйли собралась, было, одёрнуть расальхажскую стерву, но лорд-капитан спокойно объяснил: игра в заложников – обоюдоострый меч, перебив всех, шлюхи своими руками снесут барьер между ними и нашей местью. Поэтому в ответ на первый серьёзный удар с нашей стороны они ограничатся наименее ценными. Семьями торгашей, например, а наших оставят на потом. Можешь не беспокоиться, Сив: в этот раз твоей Астрид не угрожает ничего серьёзного. Смело грузи бомбы и вылетай.
Поверила Сив или нет, но возражать больше не стала. Хотя как знать, вот эта вот задержка с выходом на цель – случайна ли? Нэнси, та однозначно лопухнулась, поторопилась и в результате потеряла ведомого, хорошо хоть, что не погибла сама. И первую цель – «Юнион» у южной стены форта – потрепала как следует. Самое время добавить. Ещё две дюжины бомб обрушились на дропшип, снося броню и надстройки, добираясь уже до нежных корабельных внутренностей. Перегрузка навалилась, вминая в кресло – Хэйли выводила содрогающийся от попаданий «хеллкэт» из пике.
-- Я цел, – не дожидаясь вопроса, прохрипел в наушниках Ларри Хадад. Перегрузка давила и его.
-- «Бейкер-лидер»? – спросила Хэйли.
-- Выбиты первый и третий средние лазеры, почти снесена броня фюзеляжа от носа до хвоста через правый борт, – доложила Нэнси Марват. – Прошу разрешения выйти из боя.
«Трусливая курица!» раздражённо подумала Хэйли. Но потерять и ещё одну машину будет… нехорошо.
-- Разрешаю. «Чарли», работаете по второй цели. Мы прикроем.
Истребители Хэйли и Хадада разошлись в стороны, чтобы атаковать второй «Юнион» с двух сторон.

* * *


Вторая бомбардировка разрушила носовую броню «Деринои», повредила корабельную авионику и центральный пост. Старпом и двое из шести бортстрелков погибли, ещё двое или трое получили ранения. Филлипс доложил об этом Элайзе, как только та вышла на связь из кабины меха. Тем временем, и другие мехвоины начали подтягиваться к своим машинам. Митч Вермеер поднял в воздух «сперроухок» – стартовал вертикально, не тратя времени на разбег, и устремился за выходящим из боя «хеллкэтом» подранком.
-- Попал! Горит кошка драная!!
-- Назад! – приказала Элайза. – Возвращайся и прикрывай нас!
Рывком подняв «мародёр» на ноги, она выпалила метателем частиц и автопушкой в один из нагруженных бомбами самолётов. Может, и промахнулась, зато Хойзинвельд на своём «райфлмэне» точно его достала. «Вонючка» лупил из всех орудий, в секторе обстрела которых шли самолёты, и даже побитая «Дериноя» не прекращала огонь. Но бомбовый удар и обстрел ещё одной пары «хеллкэтов» это не предотвратило. По аппарелям «Деринои» сбежали на землю первые мехи – один из «ассасинов» и «катапульта» Хуана Леона.
-- Блейкова срань! – Митч Вермеер повис на хвосте одного из «хеллкэтов», и тот огрызнулся выстрелом хвостового лазера.
Будь у «сперроухока» настоящий стеклянный фонарь, как во времена древних мировых войн, лётчик мог не погибнуть, так лишиться глаз. Но кабина воздушно-космического истребителя была герметичной капсулой, надёжно упрятанной под броню, за остеклением же скрывался лишь сенсорный массив. И «сперроухок» отделался повреждением прицельных систем, не смертельным, хотя и резко снижающим его боеготовность. Несмотря на это, Вермеер остался в бою.
-- Не подпускайте их к «Дериное»! – крикнула Элайза, очередными выстрелами автопушки и ПМЧ пытаясь достать выполняющие боевой разворот «хеллкэты».
Со снятым скальпом носовой брони, флотский дропшип стал уязвим для добивающих ударов пиратских истребителей. К «ассасину» и «катапульте» присоединился «крусейдер» Фиорелли, без особого, впрочем, успеха пытающийся достать истребители залпами своих дальнобойных ракет. С борта «Вонючки» спустились Тан Бизос на «арчере» и Миранда Агилера на «шэдоу хоке», и тоже вступили в бой.
Наконец, истребители повернули на северо-запад – назад, к лагерю Уортингтона.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9623
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1605 раз.
Поблагодарили: 3173 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Пред.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron