Тёмные дни

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Re: Тёмные дни

Сообщение Rabid Coyote » 20 сен 2014, 16:55

Маленький Скорпион, кстати, у "Стальных волков" почетную фамилию "Волк" стали всем давать? Раньше у кланов только особо отличившимся давали.
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2312
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 267 раз.
Поблагодарили: 304 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Den [WM] » 20 сен 2014, 18:26

Rabid Coyote
Я читал ДА-досье, там у всех клановских персонажей без кровного имени есть приставка к имени с названием клана.
Аватара пользователя
Den [WM]
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 1068
Зарегистрирован: 03 июн 2009, 22:46
Откуда: Саров
Благодарил (а): 601 раз.
Поблагодарили: 216 раз.
Награды: 2
Отличный переводчик/писатель (1) Покраска по форме Cl - т (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 20 сен 2014, 20:06

Den [WM], именно. Правда, скорее у республикано-клановских, как тот же Бартон.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Den [WM] » 20 сен 2014, 22:36

Скоре всего :thumbup: , т.к. в досье описываются именно такие персонажи, из тех, кто дрался за осколки республики
Аватара пользователя
Den [WM]
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 1068
Зарегистрирован: 03 июн 2009, 22:46
Откуда: Саров
Благодарил (а): 601 раз.
Поблагодарили: 216 раз.
Награды: 2
Отличный переводчик/писатель (1) Покраска по форме Cl - т (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Darth Val » 20 сен 2014, 22:43

Скорпион, как и где прилетают то камни? )
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 758
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 209 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 20 сен 2014, 23:32

Darth Val, да и на митингах всяких болотных, и на прочей хрени типа разгона абреков с рынка. Мы, слава б-гу, не ОМОН, нам -- редко.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Darth Val » 21 сен 2014, 12:24

а что рынки разгоняют?
отстал от жизни))
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 758
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 209 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 21 сен 2014, 12:58

Darth Val, осенью-весной было несколько облав на нелегалов. Сейчас пока нет.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Darth Val » 21 сен 2014, 23:23

ясно

спасибо за топик
читаю с удовольствием
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 758
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 209 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 22 сен 2014, 22:47

= XVIII =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед», Тихоград
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
30 ноября 3132 года


Спустившийся из кабины побитого «сигнуса» Якоб Бэннсон выглядел обескураженным. В другое время и в другом месте Ломтев, может, и дорого бы дал за такое зрелище, но не сейчас. На войне вождь и командир не должен выпускать ситуацию из-под контроля, это верный путь к поражению. А Бэннсон даже не пытался прятать свою растерянность под маской самоуверенности. В общем-то, и правильно, это лишь ухудшило бы положение.
– Что у нас по обстановке в городе? – спросил олигарх, поднимаясь на борт КШМ.
Он был одет в ту же зеленовато-синюю пару с золотым кантом, что и при первой их с Ломтевым встрече, только галстук теперь был небрежно скомкан и упрятан в боковой карман пиджака, откуда торчал его кончик. Расстёгнутая на три пуговицы сверху рубашка приоткрывала поросшую тёмно-рыжим волосом грудь.
– Массовые беспорядки в нескольких районах, включая административный. До полудюжины выступлений, явно, координируемых из единого центра. – Ломтев помедлил.
Подавление городских беспорядков не было его специальностью, но настоящий специалист – полковник Илья Брежнев – погиб при атаке волков на казармы, и Чарльзу пришлось самому разбираться в ситуации. Устанавливать связь с развёрнутыми в городе подразделениями, организовывать и координировать их ответные действия.
– Короче, они нас переиграли, – сказал Бэннсон. – Так?
– На данном этапе – да, – не стал спорить Ломтев. – Потому что этот неизвестный нам координационный центр городских беспорядков явно взаимодействует со «Стальными волками».
– Насколько дерьмовое положение в промзоне?
– Не настолько, как может показаться. Силы противника истощены, почти всей их технике требуется ремонт. Они отступили в западную часть промзоны, где находится проход... тот, через который они проникли на территорию. Использовали два пойнта «хадуров» для постановки минных заграждений... здесь, здесь, ещё тут и... – Ломтев быстро отмечал их на развернувшейся перед ними голографической карте. – Предположительно, ещё тут и тут. В общем, соваться туда пока не стоит, есть риск влететь по полной.
– Да я и не предлагаю... – буркнул олигарх. – Ты у нас полковник, тебе и карты в руки. Я, как видишь, потянул только на мехвоина, и то хренового, - самокритично добавил он.
– Это у тебя, часом, не первый бой?
– На мехах, – сказал Бэннсон.
– Тогда не хренового. Хреновый мехвоин свой первый бой не переживает.
– Ты понял, о чём я.
– И ты понял.
Бэннсон кивнул. В молодости он прошёл не одну разборку с мордобоем и пальбой, крови не боялся, ни чужой, ни своей. Но войсковая операция, как сейчас – совсем не то, что война банд на городских улицах, это для него была игра на чужом поле; даже если считать, что разница невелика – она всё равно есть, и через эту разницу он получил сейчас удар. Нокдаун, не нокаут. Хреном вам по всей морде, волчары, Якоба Бэннсона не так-то просто вышибить из седла! Но ему нужно время, чтоб оклематься и собраться, время, за которое противник продолжает делать свои ходы. Сознавать это было... нелегко.
– Волки подтянули свой обоз и развернули полевую ремонтную базу где-то здесь, – маркер зажёгся над заброшенными корпусами у западной стены. – Им не удалось захватить нашу технику, хотя нам потребуется время на то, чтобы выгрести часть её из-под завалов в разрушенных ангарах. Что хуже, мы потеряли значительную часть личного состава ремонтно-технических подразделений. А они захватили-таки цеха, где проводилась модернизация тех четырёх «диомедов» по схеме D-M3D-M.
Схема включала демонтаж всего строительного оборудования и установку на его место гаусс-винтовки с двумя тоннами боеприпасов, пары средних лазеров, ещё пары пулемётов и увеличение эффективности работы охлаждающего контура процентов на двадцать, за счёт дополнительных элементов в центральной секции торса, вокруг реактора. Скорость осталась прежней, тридцать три километра в час бегом, но вооружённому гаусс-винтовкой меху не всегда надо бегать. Особенно в городской застройке, где хватает укрытий.
– Количество заводского персонала, которое волки могут использовать, уточняется. Очевидно, что его хватит для ввода в строй «диомедов» и, по крайней мере, частичного восполнения потерь их собственных ремонтных команд после уничтожения конвоя на «Новую Волгу» три дня назад, и сейчас этого достаточно. С деталями разберёмся позже.
– О’кей. Ещё что?
– Город. Отвлекающим ударом были беспорядки не в спальных, а в административном районе, на самом деле. Ментовское начальство повелось и огребло. К счастью, в нашу пользу сыграла, так сказать, низкая скорость реакции: менты просто не успели перебросить все силы, которые хотели, на север Тихограда. Где волки устроили бы им бойню.
– И то хлеб, – хмыкнул Бэннсон. – Я правильно понял, что губернатору пиздец?
– Похоже, да... дворец взят штурмом и зачищен. Вначале на него попёрла толпа, её удалось-таки остановить. Но потом пришли «Стальные волки».
– Как твоей бывшей подружке удалось всё это организовать? есть мысли?
– Есть мнение, что никак. То есть – не ей. – Ломтев потёр свою лысую макушку. – Будь у них с самого начала пятая колонна в городе – они воспользовались бы ею, как только Катерина приняла командование. Это Лассенерра был упёртый традиционалист, а она – нет.
– Тогда выходит, что она нашла союзников. Недавно.
– Угу. Но, судя по тому, как быстро и ловко они начали действовать – эти союзники использовали уже готовый план. Пристегнули к нему поддержку волчьих войск вместо чьей-то ещё. Не твоей ли, часом, а? – Ломтев повернулся и посмотрел в глаза олигарху.
Тот не отвёл взгляда, недобро сощурился на мгновение, потом решился:
– Это был один из резервных планов. Я, как ты понимаешь, не кладу все яйца в одну мошонку, поэтому договаривался не только с тонгами, но и с мафией. Потому что в Тихограде именно она держит профсоюзы заводских рабочих и рабочих на электростанциях и водокачках, например. Кстати, твоя бывшая подружка приложила к этому руку. Не напрямую, конечно, но когда разгромила базу «Лаоху-тонг» на Шантарах, через которую те гнали на Тихонов контрабанду с Честертона. Вот, после этого позиции «тигрят» в столице сильно ослабли.
– Выходит, кто-то из «крёстных отцов» тебя кинул?
– Скорее – кто-то из лейтенантов. Кто-то, решивший под шумок прыгнуть в дамки.
– И ты уже догадываешься – кто?
– Я не настолько хорошо знаю местные расклады, – покачал головой Бэннсон. – Лейтенантов слишком много. А у меня там мало людей, на которых можно положиться, поэтому догадки всё равно ничего не изменят. Этот раунд за ними – играем со следующего.

прыжковый корабль «Меркурий»
зенитная прыжковая точка Альриши
Префектура IV, Республика Сферы


– Соболезную вашему горю, полковник.
– Притворство вам не к лицу, сэр Атанасиос. – Полковник Эвелин Китинг, начальник оперативного отдела несуществующего штаба Префектуры IV, резко вскинула голову. Коротко стриженые седые волосы колыхнулись в невесомости.
– ?! – удивление на лице рыцаря Атанасиоса Раптиса было столь неподдельным, что Эвелин объяснила:
– Вы не соболезнуете. А я не горюю.
– Кажется, генерал Терлецки был вашим племянником, – сказал рыцарь.
– Давайте начистоту. Мне жаль Уильяма, но жалость – для тех, кто жалок.
– Вот как?
– Можно подумать, у вас на Марсе не так. Вы ведь тоже, кажется, не из крестьян, сэр Атанасиос?
Семья Раптисов поселилась в марсианских колониях даже раньше, чем Раймон Баше повёл корабль Терранского Альянса «Пэтфайндер» в его первый гиперпрыжок к Тау Кита. Сейчас они владели несколькими шахтами и автоматизированными фермами в Большом Сырте, вместе образовывающими шестой по величине агропромышленный концерн Красной планеты. Достаточно, чтобы считаться дворянами по меркам Внутренней Сферы, но обитатели Терранской системы всегда держались наособицу. У них могли быть собственные представления о дворянской чести, тем более по нынешним временам, когда само это понятие было изрядно подточено червями республиканского эгалитаризма.
– Мой брат погиб на Фут-Фолл в ноябре одиннадцатого и не увидел, какой тряпкой вырос сын. – Резко сказала Эвелин. – На Тихонове он не смог ни победить, ни, хотя бы, погибнуть, как подобает офицеру и дворянину.
– Но ведь вы сами способствовали его продвижению по службе, полковник, – заметил Раптис.
– Мы надеялись, что служба в боевой части хоть чему-то его научит. Мы подыскали ему толкового зама, но всё без толку.
– Короче говоря, он для вас позор семьи, – резюмировал сэр Атанасиос.
Полковник Китинг, в девичестве Терлецки, происходила из рода, служившего дому Дэвионов от Первой войны за Наследие до Джихада в бригаде Денебской лёгкой кавалерии. Её муж, тоже из старого дэвионовского дворянства, больше десятка лет занимал кресло легата Тихонова, и у него, судя по пришедшим с планеты докладам, с доблестью было всё в порядке. Вот только остановить ляоистские полчища, наступающие со Пскова на Казань, одной доблестью у него не получалось.
– Его ошибки вышли за рамки семейных проблем, – сказала полковник.
Да уж, подумал Раптис, вышли. Далеко за рамки. IV гастаты практически уничтожены, «Стальные волки» под стенами Тихограда и не взяли город только благодаря вмешательству Якоба Бэннсона.
– Бэннсон для нас более важная проблема, – сказал сэр Атанасиос. – Не только потому, что ошибки вашего племянника толкнули уцелевших гастатов ему под крыло.
– Я заметила, что вы проявляете к нему повышенный интерес.
– В совете паладинов Бэннсона считают серьёзной угрозой Республике. Он и раньше открыто бросал вызов закону, но дело даже не в этом.
– А в чём же? – полюбопытствовала Эвелин.
Когда их ударный отряд ещё только формировался и готовился к отлёту с Денеб-Кайтоса, о Бэннсоне и исходящих от него угрозах сильно не задумывались. Их целью был Тихонов, а не Тибальт, и основными врагами считались ляоисты... и ещё мятежный префект Кэл Радик, вождь самопровозглашённого клана «Стальных волков» – Эвелин была уверена, что он придёт туда сам, или пришлёт свои войска.
Атанасиос Раптис задумчиво потёр подбородок и ответил:
– У паладинов есть основания полагать, что Бэннсон не просто один из «шакалов», воспользовавшихся хаосом после разрушения гиперимпульсной сети. Он может быть связан со «львами», которые разрушили саму сеть.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 27 сен 2014, 15:52

= XIX =


административный район Тихограда
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
30 ноября 3132 года


Теперь губернаторский дворец смотрел на площадь пустыми глазницами выбитых окон; стены его были покрыты копотью, проломлены попаданиями снарядов в нескольких местах, и кое-где над крышей ещё курился дымок. Толпа с площади не рассасывалась. Поредела, сбилась в плотные кучки, начавшие понемногу расти. Разбежавшиеся по окрестным улочкам и переулкам, попрятавшиеся по щелям люди возвращались, чтобы увидеть – чем всё закончится.
Катерина Радик усмехнулась под церемониальной маской волка, скрывающей её лицо. Денёк выдался жаркий, и в прямом смысле тоже: годовой цикл Тихонова не совпадал с написанным в древние времена на Терре всеобщим календарём, сейчас в Тихограде был самый разгар лета. Катерине было жарко в маске, кожаной одежде и меховом плаще из волчьей шкуры, но они придавали завершённость её образу. Образу победителя. Остановив и опустив свой мех на запачканный толпою асфальт, она спустилась из кабины и пошагала навстречу группе хорошо одетых людей, ждущих её у разломанных ворот дворца.
«Отцы города». Катерина вновь усмехнулась. Бизнесмены, политиканы, мафиози. Полтора десятка человек, державших Тихоград и окрестности в кулаке. Губернатор мог считать, что правит планетой, мог даже и быть в этом прав, но столицей планеты владели они. У каждого – миллионы стоунов, распиханные по номерным банковским счетам, десятки миллионов, вложенные в предприятия разной степени законности, денно и нощно приносящие свой процент. За каждым – маленькие армии хорошо вооружённых бандитов, а также людей, которые бывают опаснее бандитов во время, когда нет войны: прикормленных журналистов, адвокатов и прочей сфероидной швали, способной уничтожить тебя без единого выстрела. Разорить, смешать твоё имя с грязью, превратить вчерашнего героя в проклинаемое всеми чудовище.
Взгляд Катерины скользил по их лицам, считывал отражённые на них чувства. Подобострастие, одна на всех маска, под которой – напряжение, и старательно скрываемый страх, и азарт: время смуты, время перемен волной несётся по Тихонову, и сегодня они оседлали эту волну.
– Звёздный полковник! – человек делает шаг вперёд, держит в руках бархатную подушку с золочёными кистями. – Мы вручаем вам эти ключи от города в знак...
– Нет. – Катерина резко поднимает левую руку, обрывая его на полуслове.
«Отцы города» удивлённо переглядываются. Этой реплики не было в том сценарии, которого придерживались они. Который составили они, и передали Катерине через Шафранского.
– Право владения городом не вручают, – продолжает звёздный полковник. – Его завоёвывают. – Короткая пауза. – Вы, кто считает этот город своим! какие силы вы заявите на испытание владения Тихоградом?
Переглядывания, перешёптывания. Стоящий перед Катериной человек прислушивается к горошине микрокоммуникатора в ухе. Шафранский должен нашептать ему то, что надо. Что «Стальные волки» живут по клановским понятиям. Что формальные, символические испытания, делающие законным переход собственности из рук в руки для кланов – дело обыденное, не первую сотню лет. И человек соглашается, что надо подыграть, чтобы ритуал прошёл, как положено.
– Мы-ы... – мямлит он, запинается, бормочет ещё что-то. Может быть, в молодости он и был бойцом, но это ушло вместе с молодостью. Он чувствует себя не в своей тарелке, ещё не понимая двусмысленности этой фразы.
– Заявки услышаны и приняты, – говорит Катерина.
И выхватывает из-под плаща лазерный пистолет.
Стреляет – в упор.
Шагает вперёд, переступает через ещё живое тело, и стреляет опять – в тех, кто стоит тесной группой, привыкших властвовать и помыкать другими, ещё не понимающих, что их уже начали убивать. Что теперь они просто добыча в волчьих когтях.
Двое элементалов, облачённых в лёгкие доспехи «констебль», выбегают из-за спины сидящего на земле «мэд-дога IV». По тяжёлому гранатомёту в каждой руке, лёгкие пулемёты на модульном креплении над головой. «Отцы города» не ходят без телохранителей, но что могут эти телохранители против боевой брони? «Констебли» в серо-коричневых цветах «Стальных волков» сеют вокруг себя смерть.
Катерина возвращается к упавшей на землю подушке с символическими ключами от Тихограда. Берёт их и поднимает высоко над головой.
...звук пистолетного выстрела не слышен за рёвом пулемётных очередей, но пуля проходит по касательной, лишь царапая маску. Катерина рефлекторно оборачивается, вскидывая пистолет. Выходит – не каждый из этих разжиревших мафиозных мерзавцев забыл молодецкое прошлое, пока полз вверх по социальной лестнице, от уличного бандита к респектабельному бизнесмену или, там, политику? Выходит. Человек лежит, прячется за телами собратьев и стреляет опять.
Нет – не стреляет. Лишь хочет выстрелить, и не успевает, потому что в спину ему всаживает пулю рослый темноволосый мужик в ветровке. Картинно поднимает собственный пистолет и сдувает со ствола дымок. Делает шаг вперёд.
Если «констебли» не сметают его градом свинца из пулемётов – значит, у них есть на то причина. Такая как радиомаячок под одеждой, выдающий сигнал «свой – чужой». Элементалы в своих доспехах хорошо его видят. Они предупреждены, и поэтому не удивлены. Шафранский слишком ценный союзник, чтобы убивать и его тоже, вместе с этими, лишними, чьи имена Катерина уже выкинула из памяти. У Шафранского есть люди, которые нужны ему, и которым тоже надо сохранить жизнь. Один из этих людей только что показал – зачем.
– Как твоё имя, воин? – интересуется Катерина.
– Николас Дарвин. – Мужик недурён собой, с таким будет приятно совокупиться. Он улыбается. – А что? быть воином не так уж и плохо!
– Считай, что ты им стал, – легко соглашается Катерина.
Губернатор Витуччи мёртв, почти все его приближённые – тоже, и верхушку тихоградской мафии она перебила только что. И этот платиновый ключ в её руках не просто символ. Она и впрямь держит ключи от города. Осталось только открыть замок, и ещё смести последнюю преграду, недобитых гастатов Ломтева и бандитов Бэннсона. Только они стоят между ней и победой. Но, право же – сегодня её день, и Катерина Радик в прекрасном расположении духа.


= XX =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед»
Тихоград, Тихонов, Префектура IV
Республика Сферы
1 декабря 3132 года


Лейтенант Елена Дельгадо – лейтенант медицинской службы – была привлекательной молодой женщиной лет между двадцатью пятью и тридцатью. Точнее не скажешь, да и зачем? Вьющиеся тёмные волосы, подстриженные чуть ниже плеч, ровный загар, полуприкрытые зеленовато-карие глаза под длинными ресницами, тонкий прямой нос, аккурано подкрашенные полные губы – поэт назвал бы их чувственными, но Ломтев поэтом не был. И взгляд его притягивала, скорее, полная грудь в вырезе светлого хирургического костюма.
– Вы так откровенно раздеваете меня глазами, полковник, что мне и впрямь захотелось раздеться, – улыбнулась Елена.
Она была родом из Магистрата Канопуса, и это многое объясняло – любителям простых и неправильных объяснений. Ломтев не был и таковым. Само сочетание: канопианка – наёмница – офицер-медик – вызвало у него интерес. К наёмникам – мехвоинам и бронепехотинцам он успел присмотреться, но это ж совсем другое. Наверное. По Аресским конвенциям, которые в Республике чтили, врачи считались нонкомбатантами, но далеко не все во Внутренней Сфере разделяли эти воззрения. Тем более что и Джихад, и войны за Наследие показали... в общем-то – много всякого дерьма они показали, это да. И Ломтев хотел понять людей, пошедших на службу Бэннсона. Людей, которые повидали немало этого дерьма в разных «горячих точках» Внутренней Сферы прежде, чем собраться под знаменем амбициозного и плюющего на законы республиканского олигарха.
– С Шарлен будет всё в порядке, полковник, – мягко сказала Елена. – Внутренние органы практически не задеты, было небольшое кровотечение, но его мы остановили. Так что через пару-тройку недель её можно будет уже выписывать. Если, конечно, мы проживём эту пару-тройку недель, но тут уж вам карты в руки.
– Не дождутся, – криво усмехнулся Чарльз.
– Я присмотрю за Джесс, – добавила Елена. – У меня у самой тоже дочка... только постарше, и это, знаете ли, та ещё головная боль.
Улыбка и тон, которым она это говорила, свидетельствовали об обратном.
– Кстати, я тоже не замужем.
Ломтев заставил себя пропустить этот намёк. Крутить роман с Еленой, и с кем-то ещё... не хотелось. Как не хотелось и проговаривать, даже мысленно, слова, укрывшиеся за многоточием.
– А как насчёт моей лейтенанта Такахаси?
– Эстеллы? мм... – тонкая морщинка легла меж бровей. – Боюсь, ей придётся проходить с гипсом месяц, не меньше. Огнестрел, перелом со смещением отломков, повреждён магистральный сосуд. А она ещё и слишком активно работала этой рукой в бою.
– Как тут не поработать было, – хмыкнул Чарльз.
– Так я и не упрекаю – я констатирую факт. Ничего, месяц – не так уж много. Если надо, мы и сейчас можем посадить её в мех.
– Я думал, вы скажете другое.
– Полковник, я понимаю наше положение не хуже вас, – выражение лица Елены стало серьёзным. – Вот список раненых, которых можно поставить в строй. Пока приблизительный, – она протянула ему блокнот. – Я сделала пометки по ранениям и состоянию. Это, конечно, касается ваших гастатов и планетарных гвардейцев. Ваши олухи – уж извините – успели мне поныть про постельный режим, пришлось их немножко построить.
Успевший сложиться образ Елены плохо увязывался со словом «построить», и Чарльз спросил:
– И как?
– Да так... средне. Как будто не под погонами ходят.
– Так они, в общем-то, и не, – сказал Чарльз.
– То есть?
– Гражданский персонал вооружённых сил, – объяснил подполковник.
Елена посмотрела на него с удивлением.
– Это что же – вся ваша медслужба состоит из гражданских?
– Они всё равно нонкомбатанты, оружие им не положено...
– Мозги, очевидно, тоже.
Ломтев подумал немного и кивнул.
– Правда, они считают что мозги не положены нам. В смысле – военным. Интеллигенция, что с них взять?
– И много у вас ещё подобной фигни в РВС? – поинтересовалась канопианка.
– Больше, чем хотелось бы, – признал Чарльз. – А результат, он, в общем-то, налицо.
Елена разлила кофе по чашкам.
– Да уж... совсем вы, что-то, приуныли, полковник. Возьмите, вот, пока конфетку. И идём, проведаем Шарлен.

прыжковый корабль «Меркурий»
зенитная прыжковая точка Альриши
Префектура IV, Республика Сферы


Боевые межпланетные корабли типа «Тиамат» были не самыми крупными из дропшипов, вообще, но крупнейшими из военных. Тридцать шесть тысяч тонн полной боевой массы, уложенные в луковицеобразный корпус – сто семьдесят метров от носа до хвоста, девяносто в диаметре в самой широкой нижней трети, где его опоясывала кольцом батарея из шести тяжёлых суб-капитальных орудий, чьи жерла обращены в верхнюю полусферу. Ещё были полтора десятка субкапитальных лазеров класса «3», в одной трёх- и двух шестиорудийных батареях. Две пары многоцелевых аппаратов AR10, способных запускать как тяжёлые ракеты «киллер-вайл», так и лёгкие, но меткие «барракуды», а при нужде – и оперативно-тактические «санта-аны» с 50-килотонными боеголовками. И пусковая шахта телеуправляемых ракет «кракен-Т», из которой теоретически можно было пальнуть и боеголовкой стратегического класса. Ещё пара пусковых аппаратов суб-капитальных «пираний», обращённая в хвостовую полусферу. И счетверённые установки разнообразных лазеров большой мощности, пушек – метателей частиц и даже тяжёлых гаусс-винтовок. Ещё мульти-ракетные батареи по бортам и лазерные противоракетные комплексы. Бронирование, которому позавидует иной варшип старых времён, включая иные крейсера и большинство фрегатов. Ещё эскадрилья атмосферно-космических истребителей на борту, совсем как у настоящего варшипа, и усиленный взвод бронепехотинцев – для десантов и абордажа.
«Слово Блейка» создало «Тиамат» за год до начала Джихада как боевой дрон для комплекса противокосмической обороны Терры и других планет своего Протектората. Десятилетием позже, когда Коалиция Стоуна уже дралась на подступах к Терранской системе, на вооружении блейкистов появились и человекоуправляемые «Тиамат». Хотя можно ли ещё было назвать людьми киборгизированных фанатиков Manei Domini, конечно, тоже оставалось под вопросом... Пилотируемая «Тиамат» уступала беспилотной «сестрице» в тяговооружённости и скорости: три «же» вместо четырёх, но это не делало её слабее в бою. Немудрено, что победивший Стоун приказал восстановить производство этих «карманных варшипов» уже для республиканского флота. Правда, и стоимость постройки у них выходила соответствующая: больше трёхсот миллионов стоунов за борт, это теоретически – в действительности каждая «Тиамат» обходилась республиканской казне как бы не в полмиллиарда. Поэтому строительство этих боевых монстров вскоре свернули, и большинство построенных отправили «в нафталин», где они и пробыли до Капелланского крестового похода. Не исключено, что свою роль в этом сыграли и жалобы экипажей на скверную обитаемость, не столь ужасную, как у «Драгау II» – ещё одного блейкистского дрона, перестроенного в человекоуправляемый корабль – но сильно уступающую большинству других военных дропшипов.
Чтобы разместить на борту «Скитариуса» контр-адмирала Джона Мак-Алистера и нескольких его офицеров, усиленный взвод морпехов из шести бронепехотных отделений пришлось сократить до стандартного из четырёх. Адмиральская каюта – два на два на два метра – у непривычного к жизни «на железе» человека могла вызвать приступ клаустрофобии, но самому Мак-Алистеру она нравилась. Как нравился и сам этот корабль, один из первых возвращённых в строй с началом войны и потому избежавший модернизации двенадцатого года. Не получивший корабельного C3-комплекса, да и ладно: всё равно, сейчас его не с кем было бы коннектить. Мак-Алистер питал сентиментальные чувства к этому кораблю, на борт которого ступил двадцать один год назад, не сказать, что совсем молодым – тридцатилетним коммандером, старшим помощником, вскоре дослужившимся до капитана. Он командовал «Скитариусом» ещё десять с лишним лет, пока не ушёл на повышение в штаб Погранфлота. И вновь поднял на нём свой флаг, когда был назначен командиром IV флотилии, как явствовало из номера – защищавшей космические рубежи Префектуры IV.
Сейчас его корабль был пристыкован к развернувшему парус в пустоте «Меркурию». Один из полудюжины разномастных дропшипов маленькой эскадры, куда входили, кроме него, два военно-транспортных «Юниона», «Сикер», штурмовой «Оверлорд-А3» и набитый припасами грузовой «Мул». Тяги работающего двигателя звездолёта было достаточно, чтобы удерживать три с лишним сотни тысяч тонн их общей массы в неподвижности над северным полюсом далёкой звезды класса A3 V, пока шла зарядка прыжковых накопителей. Здесь, в двадцати восьми с третью миллиардах километров от неё, ускорение свободного падения было слишком мало, чтобы замечать его, как не замечает движение минутной стрелки часов человеческий глаз. Прыжковый корабль, чья тяговооружённость исчислялась десятками тысяч тонн, преодолевал его без труда.
Опытный космический путешественник, даже не обязательно профессиональный космонавт, легко мог объяснить разницу между невесомостью и микрогравитацией, но Эвелин Китинг равно не любила то и другое. Одним из главных достоинств «Стар Лорда» она считала размещение пассажирских кают на ободе 110-метрового гравдека, где искусственная тяжесть лишь немного не дотягивала до 0,9 g её родного Денеб-Кайтоса. Сразу же после стыковки транспортов с «Меркурием» в надирной прыжковой точке Денеба она вселилась в одну из этих кают, и старалась не покидать её на протяжении всего перелёта.
От Денеб-Кайтоса они прыгнули к Базальту. В этой системе не было зарядных станций, и звезда класса G4 IV заставила потратить сто восемьдесят пять часов на перезарядку двигателя Кирни – Футиды, но прокладывать курс через систему Тигресс, былой перекрёсток торговых путей префектуры, по нынешним временам было рискованно. Зарядные станции Тигресс, как и сама планета, были в лапах «Стальных волков». Зато в прыжковой точке Базальта их прикрывал флотский патруль, два «Интердиктора» и «Леопард-АВ» с эскадрильей АКИ. Жаль, что он не мог последовать за ними дальше, но у IV погранфлотилии хватало иных забот. От Базальта – прыжок к Альрише, у римвардной границы префектуры и самой Республики. Там тоже не было зарядных станций, зато висела боевая, полуторастатысячетонный «Бастион» с его герметичными ремонтными доками и складами, а также авиакрылом прикрытия. Одним, вместо положенных по штату двух. Как и армейские части, Пограничный флот Республики давно страдал от нехватки людей и машин.
Горячее бело-голубое солнце Альриши давало возможность перезарядить гипердвигатель всего за 164 часа. Можно было рискнуть и пойти через Ахернар, выгадать ещё часов десять на перезарядке у его ослепительно-синего светила, но от Ахернара рукой подать до Тигресс, а там – «Стальные волки». Маршрут через Базальт и Альришу был безопаснее. Сам контр-адмирал Мак-Алистер ручался за это. Ещё бы, если он и шёл во главе флотского контингента поддержки ударного соединения «Клинок».
Прыжковый звездолёт, два штурмовых, три военно-транспортных и один грузовой дропшип. Три эскадрильи атмосферно-космических истребителей. По две роты мехов и танков, пехота. И рыцарский лэнс во главе. Полковника Эвелин Китинг бесила необходимость подчиняться сэру Атанасиосу Раптису. Рыцари Сферы были стражами мира и порядка в Республике, по сути же, если отбросить мишуру газетных лозунгов и красивых слов профессиональных болтунов с головидения, просто спецслужбой полицейского толка. Сильной и опасной, потому что подчинялись не Сенату, а самому экзарху, который и избирался из их среды. Уже не только в теории: после того как Дэвлин Стоун ушёл на покой два года назад, новым экзархом Республики стал паладин Дамиен Рэдбёрн.
Рыцари были штатными героями Республики, им полагалось блистать в лучах славы, а простым военным – оставаться в тени. И делать всю ту чёрную работу войны, о которой обычно не задумывается обыватель. И не то чтобы мнение обывателей-простолюдинов было важно для полковника Китинг или адмирала Мак-Алистера... но любви к терранскому выскочке им это не прибавило.
– Значит, паладины считают Бэннсона одним из «львов», – проговорил адмирал, когда Эвелин пересказала ему свой разговор с сэром Атанасиосом.
Джон Мак-Алистер был поджарый седовласый мужчина с ястребиными чертами лица. На земле он мог носить мундир, но здесь, на борту межпланетного корабля, был одет в простой комбез военного космонавта с золотыми адмиральскими звёздами в петлицах. Микрогравитация не доставляла ему неудобств, и адмирал расслабленно стоял посреди каюты, едва касаясь ногами пола.
– Во всяком случае, таково мнение паладина Штайнер-Дэвиона, который возглавляет группу по расследованию причин Затемнения.
– Этот расследует, – скептически хмыкнул адмирал.
– Ну, их рассуждения не лишены логики. Не только мы, но и все Дома, государства ближней Периферии и даже кланы попали под удар. Всем досталось примерно поровну. Вирусы, парализующие работу гиперимпульсных станций, или заставляющие аппаратуру работать в критических режимах, пока не перегорит. Нечто подобное применяли блейкисты во время Джихада, хотя и не в таких масштабах. Но человек, у которого есть деньги и связи, может собрать команду разработчиков и...
– Допустим. А что насчёт физического уничтожения генераторов?
– Их же всего три процента от примерно двух тысяч существующих ГИГ. То есть, шестьдесят-семьдесят штук. Работа для пары-тройки полков, считая по лэнсу – два на генератор.
– И у Бэннсона есть эти полки? Правда, странно тогда, что до сих пор не произошло утечки.
– Ну, о таких вещах едва ли будут трепаться на каждом углу. И потом, даже Штайнер-Дэвион не обвиняет «Рейдеров Бэннсона» в том, что ГИГ-станции громили они. За рабочую версию принято, что «львы» могли использовать тот же метод, что блейкисты против «Волчьих драгун» на Аутриче: подрядить разрозненные мелкие банды наёмников, каждая из которых получает свою задачу – фрагмент общего плана – индивидуально, через своего куратора. Наёмного отребья, готового взяться за любую работу, в Сфере и сейчас хоть отбавляй.
– В записях, которые я видел, налётчики несколько раз подрывали свои повреждённые мехи, чтобы не попасть в плен и не оставить следов, – заметил адмирал. – Это больше похоже на фанатиков, тех же блейкистов или капелланские Воинские дома, чем на отребье.
– Пираты тоже так поступают, – возразила Эвелин. – И знаешь, почему? Потому что в плен им лучше не попадать. Это наш самый гуманный суд в мире даст лет пятнадцать строгого, а в Сфере пойманного пирата посадят хорошо, если на электрический стул, а не на кол.
– Ну, допустим. – Мак-Алистер потёр подбородок. – И Штайнер-Дэвион считает, что у Бэннсона есть деньги, связи и мозги, чтобы провернуть всю эту комбинацию?
Эвелин кивнула.
– А как быть с мотивом?
– Бэннсон всегда лез вверх, чего бы это ни стоило. Вызвать хаос, всеобщий передел власти, и грести под себя всё, до чего дотянется... Собственно, это он и делает прямо сейчас на Тихонове.
– Больше смахивает на злодея из фильмов категории «Б».
– Бэннсон и сам по себе на такого смахивает.
– Ты это всерьёз? – удивился Мак-Алистер.
– Я – не уверена. А вот паладины, похоже, всерьёз.
– М-да...
– Ну, это не единственная версия, которую они рассматривают. Но Раптис очень хочет захватить Бэннсона живым.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 05 окт 2014, 02:30

= XXI =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед»
Тихоград, Тихонов, Префектура IV
Республика Сферы
2 декабря 3132 года


– Так ты, значит, служил в Четвёртых триариях, лейтенант?
Андрею Машновскому было двадцать девять лет, но выглядел он, пожалуй, чуток помоложе. Слегка растрёпанные тёмно-русые волосы, длиннее, чем требовал устав, подстриженные по старому лейтенантскому правилу «что под шапкой – то твоё». Очки в пластмассовой оправе делали его похожим, скорее, на чиновника, чем на армейского офицера; правда, в личном деле было сказано, что помимо мехвоинской подготовки лейтенант прошёл обучение мехкоммандера и штабного аналитика.
– В бумагах всё написано. Уволился в прошлом году по собственному желанию.
– Что, Бэннсон платит лучше?
– И это тоже. – Машновский напрягся, глядя на Ломтева.
– Есть что-то помимо «этого»?
– Вы где учились, командир? В Сандхёрсте? А я на Ляо, в Консерватории военных искусств. Выпустился в двадцать седьмом, за год до мятежа.
– Типа – мятеж не на пустом месте возник?
– Типа того. Я б, может, тянул лямку и дальше, – добавил лейтенант. – Но в триариях у нас слишком много долбоебизма, а у Бэннсона – нет.
Части триариев набирались из молодых выпускников военных училищ, большинство солдат и офицеров РВС начинали службу в них. Ломтев стал исключением из правила благодаря своей ганслигнерской подготовке, о чём ни разу не пожалел. Если бригада принципов считалась «рабочей лошадкой» РВС, а гастаты – их боевой элитой, то триарии заняли нишу парадно-показушных войск, демонстрирующих военную силу Республики... там, где её нет, как саркастически добавляли при этом офицеры. Триарии редко участвовали в боях и часто – в парадах, поэтому и карьеру в их рядах делали люди известного склада ума и характера. Генерал Уильям Терлецки хорошо показывал – какого. Собственно, он и командовал Четвёртыми триариями, когда лейтенант Машновский начинал там службу.
– Твой мех ещё чинить и чинить. На редкость дерьмовое техсостояние, – сказал Чарльз.
– Я в курсе. Подозреваю, что лисята только рады были спихнуть его Бэннсону. Хотя, конечно, клантеховые штурмовики на дороге не валяются...
– В личном деле написано, раньше ты пилотировал «хачика», – сказал Чарльз. – Значит, с «неандерталом» справишься. Тот же «хач», только больше.
– Шарлен меня убьёт, если я поломаю её мех, – усмехнулся лейтенант.
– Ну так не ломай, – Ломтев пожал плечами.
– Постараюсь. – Машновский взял протянутые ключи. – Что насчёт Эббота и Хаяси?
Руди Эббот и Кевин Хаяси были пилотами «тандерболтов» в лэнсе Машновского и пережили вчерашний бой, катапультировавшись из своих разбитых мехов. Линде Сянь, пилотировавшей «сфинкс», повезло меньше.
– Я забираю вас троих для операции в Новой Москве, – сказал Чарльз. – Хаяси посадим на один из отремонтированных наших «тандерболтов». Эбботу достанется трофейный «уллер», конфигурация «эс».
– Кто ещё идёт в рейд?
– Раевский и Милхейрос, из вашей роты «чарли». Венц со своими «мародёрами», Мохнаткин с «лонгинусами». Штаб-сержант Шэрон Бёрдслей с отделением «таранисов», они будут прикреплены к «уллеру». Ну, и я, понятно.
– Сборная солянка, – прокомментировал Машновский.
– Сам знаю. Но другого нет и не будет. Это всё, что мы можем наскрести после вчерашнего – с учётом других задач.
– Выходим, случаем, не сегодня? – поинтересовался лейтенант.
– Угадал. Как только перебазируемся в дроп-порт.

аэродром Боумен-Филд к северу от Тихограда
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы


Управлять мехом в хладожилете ему было неудобно, поэтому Якоб Бэннсон предпочёл раздеться по пояс. В конце концов, его «сигнус» имел достаточно мощный охлаждающий контур, чтобы перегрев доставил незащищённому мехвоину много неудобств. Шестикилограммовая масса нейрошлема давила на плечи, но к этому он успел притерпеться.
Колонна прошла по внешней кольцевой автодороге, обогнула Тихоград с запада и повернула на север, к аэродрому. Растянулась, ползла медленно: несколько десятков разномастных грузовиков, колёсные и гусеничные машины обеспечения, большегрузные транспортёры и каргомехи, волокущие на себе повреждённую и недочиненную технику, танки. Бэттлмехи шли справа и слева по обочинам, готовые встретить огнём противника, буде тот появится. Подполковник Чарльз Ломтев вёл авангард: он лучше знал Тихоград и окрестности, тут ему и карты в руки. «Сигнус» Якоба Бэннсона топал в строю лидирующего лэнса Меган Тинклэй, следом за её «катапультой». Четвероногий «баргест» Бернарда Фридека шёл рядом, как верный пёс; «зевс» Джона Госса, замыкал группу. Он и «катапульта» несли на своей броне следы вчерашнего боя: времени на ремонт катастрофически не хватало, поэтому замене подверглись лишь наиболее повреждённые бронеплиты. Перед Меган стояла нелёгкая задача – управлять движением колонны и боевыми машинами прикрытия, но она справлялась. Золотые медали лучшим выпускникам Фохтовского военного училища дают не просто так.
Решение оставить завод «Эрсверкс» без боя не нравилось Бэннсону, оно было «лучшим из худших». Идея превратить заводской комплекс в место решающего сражения рейдеров и гастатов с волками нравилась ему ещё меньше. Истребив правящую верхушку Тихограда и республиканскую планетарную администрацию Тихонова, за вычетом тех немногих, кто стал на её сторону, Катерина Радик могла заявить об успешном захвате города. Могли ли она при этом решить, что Бэннсон отступит с планеты? Могла истолковать отход в сторону портового комплекса именно так?
Боумен-Филд был одним из трёх тихоградских аэродромов, принимающим, в основном, грузовые самолёты и орбитальные челноки. Пассажирские рейсы шли через два других. Сразу на север от него начиналась территория космодрома, посадочные площадки для сферических и полосы для аэродинамических дропшипов. Портовый терминал не смыкался с аэродромным, их разделяла масса складов, бараков, зданий вспомогательных служб и просто заброшенных домов, квартал-свалка, обжитая, как водится, городскими отбросами. С юга Боумен-Филд отделяла от Тихограда полоса лесопосадок, изрытая глубокими оврагами. Аэродромный терминал вмещал в себя не только ангары, где уже несколько дней базировалась эскадрилья бэннсоновских АКИ, но и ремонтные мастерские индастриалмехов, обслуживающие все три аэродрома и дроп-порт в придачу.
Здесь можно было занять оборону и продержаться до завтрашнего дня, как минимум. А завтра на Тихонов сядут дропшипы с подкреплением. Якоб Бэннсон и не думал признавать поражения.

прыжковый корабль «Меркурий»
зенитная прыжковая точка Альриши
Префектура IV, Республика Сферы


Скария Парагон любила смотреть на звёзды. Их мерцание в ночном небе завораживало и пробуждало воспоминания о прошлом; далёкие же яркие огоньки, каковыми они виделись отсюда, с обзорной галереи висящего в прыжковой точке звездолёта, побуждали задуматься о грядущем. Звёзды смотрели на неё из пустоты своими холодными немигающими взглядами, совсем не так, как с небес её родной Галатии III. Дома, который она покинула четыре года назад, чтобы никогда больше туда не вернуться.
Она родилась и выросла в общине экзитури, перебравшихся на Галатию с другого края Республики Сферы полвека назад, когда Переселенческие указы Дэвлина Стоуна начали перемешивать народы множества разных миров, чтобы из этого множества родился единый республиканский народ. Время от времени эта программа давала сбой, и с экзитури произошло именно так. Они упорно держались за свою веру, старались избегать лишних контактов с другими жителями планеты, куда их поселили; практически не пользовались и машинами – потому что машина суть порождение Нечистого, экзитури знали это всегда, и то, что творило «Слово Блейка» в Джихад, лишь подтвердило их правоту. Первые двадцать лет своей жизни – бОльшую её часть – Скария и сама не сомневалась в этом. До тех пор, пока жизнь её не изменилась раз и навсегда...
Треск горящего дерева и треск выстрелов, крики бегущих людей и хриплая ругань людей вооружённых. Она распростёрта на земле, и грубые руки сдирают одежду, тяжёлое, пахнущее табаком и перегаром дыхание бандита бьёт в лицо. Сквозь этот смрад, сквозь тяжесть его навалившейся сверху туши, сквозь крики и треск проступает ещё одно, дрожь земли, гулкая, страшная, отдающаяся во всём теле.
Дрожь от поступи чужих бэттлмехов.

Скария зажмурилась на несколько мгновений, потом открыла глаза, резко мотнула головой, вытряхивая недобрые воспоминания. Это движение отрывает её от палубы и отправляет в медленное, как в дурном сне, падение – считанные миллиметры в секунду.
Принц, её пёс, выскакивает из темноты и бросается на насильника. Глухое рычание и тонкий звон выходящего на режим виброклинка, высверк лезвия в руке бандита, и рычание сменяется воем, в котором мешаются ярость и боль. Но хватка бандита ослабевает, и этого достаточно, чтобы девушка успела вывернуться из-под него и броситься прочь.
Холодная пустота космоса за стеклом обзорной галереи не похожа на вспоротую огненными сполохами ночь. Космос спокоен и пуст. Скария вцепилась в поручни, остановив падение. Почему сволочная память опять выплеснула эту дрянь из своих глубин? Она больше не беззащитная крестьянка, она многому научилась. Теперь у неё есть оружие, чтобы защититься от бандитов. Она перестала бояться мехов, научившись управлять одним из них. Тот человек, рыцарь, не просто защитил её – повёл за собой и научил тому, что умел. Научил защищаться. Научил защищать.
– Тебя что-то тревожит?
Скария обернулась.
– Сэр Атанасиос?
Рыцарь Сферы. Её командир... больше, чем просто командир и старший товарищ. Они познакомились меньше года назад, но ещё до Затемнения, на Сорунде – независимом мире в одном прыжке межзвёздного корабля от республиканских границ, куда солдаты Республики пришли как миротворцы, чтобы остановить терзающую планету междоусобную войну. К этому времени Скария давно уже окончила своё ученичество и стала полноправным странствующим рыцарем. И, после нескольких рутинных заданий, её назначили в помощь старшему товарищу, рыцарю Атанасиосу Раптису.
Они быстро стали любовниками. Раптис вообще легко сходился с женщинами. И так же легко расходился – о его амурных похождениях ходило много историй. Пусть так; Скария приняла и это. Потому что сэр Атанасиос вернул ей то, что она потеряла в конце той, прежней жизни. Помог ей перестать быть только рыцарем и воином. Научил снова быть женщиной, любящей и любимой.
...приблизился, обнял. Их ноги отделились от пола, и теперь они парили в воздухе, в почти-невесомости зависшего в миллиардах миль над солнцем звездолёта.
–Ты сам чем-то обеспокоен, – негромко сказала она. – Я же вижу.
– Обеспокоен... пожалуй, да, – не стал скрывать он.
– Что-то, связанное с происходящим на Тихонове?
Через систему Альриши еженедельно проходили десятки кораблей, перезаряжались в лучах её яркого солнца и вновь уходили в гиперпространство. Корабли приносили с собою новости – после того, как рухнула гиперимпульсная сеть, они стали главными разносчиками новостей во Внутренней Сфере. Корабли делились новостями друг с другом, и «Меркурий» не стал исключением. Так они узнали о том, что происходит на Тихонове. О «Стальных волках», гастатах, ляоистах и Бэннсоне.
– Тебя беспокоит Бэннсон? – спросила она.
– Не только он...
– Волки?
– Им там несладко. Нет, я о другом.
Скария запрокинула голову, ловя его взгляд.
– Китинг и Мак-Алистер что-то недоговаривают. То есть – скрывают от нас. – Раптис протянул руку, схватился за поручень, останавливая медленное кружение в воздухе.
– Что они могут скрывать?
– Поверь – многое... – сэр Атанасиос невесело улыбнулся. – Офицерам их ранга всегда есть, что скрывать.
– Это имеет какое-то отношение к Бэннсону? к нашей миссии?
– Не исключено... но скорее, наверное, к волкам и Радику. Я ещё на Денебе начал замечать... кое-что.
– Они могут переметнуться к Радику?! – удивилась Скария. – До сих пор считают его префектом?
– О, нет. Скорее, наоборот. Тут, явно, некая интрига, вопрос лишь – какая.
– Я не понимаю...
– Я тоже пока понимаю не всё. Китинг и адмирал играют против Радика, это, пожалуй, можно принять за основу. И началась эта игра задолго до Затемнения. Вопрос в другом... С кем в союзе и ради чего они играют?


= XXII =


аэродром Боумен-Филд к северу от Тихограда
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
2 декабря 3132 года


Скотт Вехлер выругался сквозь зубы, когда увидел, что скорострельную пушку его меха заклинило.
– Да насрать! – рычаг на себя, и «ханчбэк» переходит на бег, мчится навстречу «тундра-вольфу».
Этот тяжелее «ханча» раза в полтора, а пушка у HBK-7R, кабы она и могла стрелять, это, всего лишь «мидрон-эксель-десятка», а не восьмидюймовая «кали-яма биг бор» или, там, «томодзуру». Скотт вскидывает руки своего меха, и палит установленными в них средними лазерами на бегу, но главная его надежда не на них. ПЦУ – прибор целеуказания – своим тонким лучиком-указкой пятнает волчий мех, Скотт удерживает его на цели, сколько может, целую секунду, если не две, и на клановского тяжеловеса сыплется с небес град боеголовок. Тридцать дальнобойных ракет в залпе у «катапульты» Тинклэй, по полтора десятка – у «зевса» Джона Госса и «гранд-титана» республиканского сержанта Полонски – итого, шестьдесят. Система радиоэлектронной борьба «гардиан», установленная на «ханчбэке», давит поставленные волчьей РЭБ помехи, и полу-наводящиеся головки дальнобойных ракет беспрепятственно ловят сигнал ПЦУ. Не все ракеты поражают цель, многие просто взрываются на земле у ног «тундра-вольфа», правда, и близкие подрывы могут дать ему жизни. Нет – волчара удержался на ногах и бьёт в ответ.
Лейтенант Наджиб на своём «вультуре» и Беки Мак-Намара на «легионере» поддерживают Скотта огнём, прикрывают, и Вехлер уходит в сторону, пятится вниз по склону оврага. Чуть не падает, скользя по рыхлому грунту. Два «тандерболта» и «мангонель» пытаются достать ребят издали огнём дальнобойных ракет и лёгких гаусс-винтовок. «Тундра-волк» прыжком отходит назад в лес. Снаряды крупнокалиберных скорострельных пушек с рёвом проносятся мимо, ага, вот и босс пожаловал. Дистанция великовата, и даже т-комп «сигнуса» тут не шибко поможет. Босс палит, скорее, наудачу, а то и вовсе на испуг, но и волки не строят из себя героев. Отходят, разрывают огневой контакт.
Не бой, а так – перестрелка. Это которая уже, третья или четвёртая по счёту за час? Меган Тинклэй поднимает забрало нейрошлема и хватает зубами соломинку. Холодный апельсиновый сок, с заметной кислинкой – всё тело пробирает дрожь.
– Хотят нас заебать, суки, – бурчит в наушниках Бэннсон.
– И заёбываются при этом сами. – Меган чувствует, как по спине, животу и ногам стекает пот.
Позавчера волчиха Радик умудрилась засадить «катапульте» несколько боеголовок аккурат в стык двух бронеплит. И плиты разошлись, а следом за ними треснул внешний кожух ректора, сильно треснул, ещё чуть-чуть – и автоматика заглушила бы подачу топлива в активную зону. Технари потом подлатали на скорую руку – тратить положенные по нормативу пять часов было непозволительной роскошью – случайного отключения можно не бояться, но с охлаждением полный швах, греется, как адов котёл, так, что общий коэффициент теплоотдачи меха упал процентов на сорок. Достаточно, чтобы мех начал греться с полных залпов в движении. Ничего, это можно и потерпеть.
Солнце клонится к закату, наливаясь багрянцем, красит небо в бордовые полосы. Сгущающиеся сумерки – не лучшее время для нового боя, проще должаться ночи и идти в атаку под светом прожекторов. Если они есть, разумеется. Ещё это плохое время для полётов, ладно – взлететь, а садиться? Волки всё ещё летают с импровизированных полос, расчищенных в зоне высадки к югу от Тихограда, перебазироваться на площадки портового комплекса у них сегодня не вышло. Да и пилоты у них не те, кому стоит доверять посадку ночью или в сумерках. И это сейчас на руку засевшему на аэродроме объединённому отряду республиканцев, очень даже на руку. Вряд ли «Стальные волки» поторопятся поднять в воздух свои истребители.
Первый «лонгхаул», двухсоттонная приплюснутая туша, раскрашенная в блёкло-серые тона гражданской транспортной авиации, выруливает на полосу. Начинает разгоняться, быстрее и быстрее, набирает скорость. Отрыв! А следующий борт уже на полосе. Интервал минимальный, волки, наверняка, уже заметили и начали реагировать. Но пока сообразят, пока расшевелятся... Решат, что Бэннсон эвакуирует свои войска из Тихограда или спасается бегством сам? Не исключено. Ему есть, куда бежать на Тихонове. И его рейдеры, брошенные на чашу весов мятежников-ляоистов, дадут тем перевес, так нужный для победы над армией легата Китинга. Так, что если повезёт – волки могут даже выпустить их из города... если повезёт, но ни Якоб Бэннсон, ни Меган Тинклэй, ни Чарльз Ломтев не верят всерьёз в подобное везение.
Самолёты бэннсоновских наёмников стоят заправленные, со снаряженными магазинами – готовые к старту. Садиться на контролируемый аэродром ночью не то чтобы просто, но много проще, чем на грунт. И пилоты у них классом повыше. Понадобится – взлетят на прикрытие уходящих транспортников, не проблема. Мехи тоже в готовности – остановить прорыв волков к взлётным полосам, буде таковой наметится.
Третий борт уходит в небо, за ним четвёртый.
– Звезда мехов на юго-западе! – докладывают с командного пункта.
Развёрнутый по периметру аэродрома сенсорный ряд – ценное подспорье в обороне. Меган командует, и её лэнс – «катапульта», «сигнус», «баргест» и «зевс» – идёт на юго-запад.
– «Мэд-кэт три», два или три «квазита», – продолжает свой доклад дежурный. – Ещё что-то среднее, кажется, «гхост».
– Продолжать наблюдение в других секторах, – приказывает Меган. – Наджиб, остаёшься на месте. Смотри, они могут ударить с двух сторон.
– Принял, – отзывается аркаб.
Перестрелка. Сорок дальнобойных ракет в залпе у одного «мэд-кэта III», тридцать и пятнадцать – у «катапульты» с «зевсом». Ещё по полдесятка ракет пускают из своих мульти-ракетных установок «квазиты». Приземистая тёмная тень выскакивает как из-под земли. «Сталкинг-спайдер II»! паукообразный четвероногий мех бьёт тяжёлым лазером и ракетами в борт «катапульты», знает, сука, в каком мехе у рейдеров командир! Меган рефлекторно вбивает педали в пол, реактивные двигатели изрыгают пламя, и повереждённая «катапульта» отскакиает на сотню с лишним метров назад. Ещё одна тень – «гхост» – выходит на дистанцию эффективного огня своих больших импульсных лазеров и полосует ими «баргест», маневрирует, не давая тому поймать себя в прицел тяжёлой гаусс-винтовки. «Сигнус» Бэннсона палит в темноту, навскидку и наугад.
Волки отходят. Разрыв огневого контакта. Наджиб докладывает: его позицию обстреляли с большой дистанции, безрезультатно. Изматывают... Полковник Меган Тинклэй широко улыбается, хотя в кабине «катапульты» этого не может видеть никто. Похоже, им предстоит бессонная ночь, но это не так уж страшно. В конце концов, противник тоже не спит. Зато – все шесть транспортных бортов беспрепятственно вышли на курс и идут к Ростову.

ставка галактического командующего Кэла Радика
Четвероградье, Тигресс, Префектура IV, Республика Сферы


– Донесение с Тихонова, сэр... – звёздный коммандер Элора Волк смутилась и поспешно поправилась. – Простите, овхан.
Кэл Радик не запрещал официально «неклановские» уставные обращения Республиканских вооружённых сил, но сам не любил их. Вот, и сейчас по загорелому лицу его пробежала тень недовольства. Командующий «Стальных волков» был высок для мехвоина, но худ, из-за чего казался по-мальчишески нескладным. Одетый в светло-оливковый мундир с четырьмя красными звёздами командира галактики в петлицах, он стоял у окна своего кабинета на двадцать пятом этаже бывшего офисного комплекса, где после покорения Тигресс разместился главный штаб «Стальных волков». Кэл Радик довольствовался званием галактического командующего, а не хана, поскольку опасался, что принятие ханского титула будет превратно истолковано людьми, которых он хотел бы видеть в числе союзников. Сейчас, когда под его началом набиралась едва галактика воинов, претендовать на ханство было бы глупо и преждевременно.
Командующий взял протянутую Элорой флэшку и вставил в компьютер, уселся за клавиатуру, быстро вбил пароль и впился взглядом в монитор. На тонких губах его заиграла улыбка.
– Тихоград и заводы «Эрсверкс» в наших руках, – негромко сказал он. – Но наши воины понесли потери.
– Вы направите войска им на помощь? – не удержалась Элора.
Как воин из собственной звезды командующего, она считала себя вправе задать этот вопрос. Радик перевёл взгляд на неё.
– У нас есть более важные задачи, – ответил он. – У «Блестящего клыка» достаточно сил для удержания завода. Вызови сюда командиров тринариев.
Умение прятать свои чувства не входило в достоинства Элоры, и командующий спросил:
– Ты ведь родилась в анклаве Новой Москвы, квиафф?
– Афф, – признала девушка.
– У Катерины Радик достаточно воинов и техники, чтобы отбиться и от уцелевших республиканцев, и от ляоистских бандитов. Четвёртые гастаты разгромлены и перестали существовать как организованная боевая сила. Это значит, что у нас есть возможность расширить нашу сферу влияния. Сообщи это капитанам.
– Афф, командующий! – чётко, как на параде, Элора развернулась кругом и вышла из кабинета, а Радик вернулся к чтению доклада.
Ему не нравилась сводка потерь «Клыка». Звёздный полковник Катерина потеряла слишком много хороших воинов, забранный из сибко молодняк не компенсирует эти потери. И ещё Бэннсон... какого Амарисова хрена он припёрся на Тихонов? Почуял слабость Республики, не иначе. Почуял добычу. Включив голопроектор, командующий развернул над столом карту Префектуры IV. Между Тихоновым и Тигресс – почти десять парсеков межзвёздного пространства, в один бросок звездолёту не допрыгнуть. Зато в пределах одного прыжка от Тигресс находится Тибальт, сердце корпоративной империи Якоба Бэннсона. Командующий наморщил лоб, прикидывая варианты. Лет пять назад, когда он только-только завоевал ранг звёздного полковника и командование «Блестящим клыком», Кэл бросился бы на штурм без раздумий. Но не сейчас. Годы научили его быть осмотрительным. Макбет, столица Тибальта, хорошо укреплён; планетарная милиция вооружена не хуже иных армейских частей и всецело предана Бэннсону – ещё бы, ведь он не скупился ни на её оснащение, ни на премии командирам и бойцам. Лобовой штурм выльется в мясорубку, где погибнет слишком много волчьих воинов.
Нет, решил командующий, идти против Бэннсона в его логове пока не стоит. Но преподать ему урок – нужно, для этого он и приказал собрать своих офицеров. Кешику «Вольфкин» придётся вести не одну, а две боевые операции одновременно. Возможно, стоило устроить торги за участие в них между кластерами, но «Волчьи уланы» ещё не достигли приемлемого для клана уровня боеготовности, а «Волчьему капкану» найдётся другое задание. Кроме того, он не хотел отсылать с Тигресс слишком много войск. Вдруг его врагам – да хоть тому же Бэннсону – придёт в голову проверить оборону метрополии «Стальных волков» на прочность?
Прошло минут сорок, прежде чем вызванные им офицеры собрались в кабинете командующего. Звёздный капитан Джофф Беккер явился первым. Рослый и атлетически сложённый тридцатилетний блондин, рождённый в анклаве призрачных медведей здесь, на Тигресс, он был одним из самых громогласных сторонников Радика задолго до Затемнения. Благодаря его влиянию среди родичей, тигресские медведи безоговорочно поддержали Радика, когда тот решил сделать эту планету метрополией своего новорожденного клана. В кешике «Вольфкин» он возглавлял командирскую звезду «браво», вторую в командирском тринарии, и негласно считался вторым по старшинству офицером после самого Кэла Радика, несмотря на столь невысокое звание. Он был пилотом стотонного «кодьяка II» по прозванию «Чёрный медведь», купленного незадолго до Затемнения у Клана Морской Лисы.
Звёздный полковник Колтон Фетладрал явился двумя минутами позднее. Формально он считался помощником командующего в управлении кешиком, но в свои тридцать восемь был слишком стар, чтобы всерьёз претендовать на лидерство над молодыми поколениями воинов. Кэл Радик поставил его во главе тринария поддержки – звезда атмосферно-космических истребителей, звезда разномастных ракетных танков и артиллерийская звезда, куда входили два пойнта «тамперов», пойнт «снайперов» и пара бэттлмехов, вооружённых тактическими ракетами «эрроу IV» – стотонный «тандер-хок»-7КМА и девяностотонный «викинг»-3А. Этот последний и был мехом Колтона.
Звездные капитаны Латония Конннерс и Садия Волк – командиры ударного и боевого тринариев – явились одновременно. Эти две женщины были не просто ровесницами, они выросли в одном сибко и соперничали между собою с детства. На последнем испытании крови они сошлись друг с дружкой в финальном поединке, победу в котором одержала Латония. Став во главе ударного тринария, она осталась пилотом 50-тонного «блэк-хока», Садия же, после потери своего прежнего меха в том поединке, управляла 65-тонной сферовской «катапультой», чья кабина была переделана под модуль «расширенного изображения». Эта технология, разработанная кланами ещё сотню лет назад, не исчезла после Джихада, хотя ставить себе импланты в Республике отваживались лишь самые свирепые и безумные воины. Садию тоже считали безумной; с РИ-имплантом она ходила уже четвёртый год.
– Садитесь. – Кэл Радик указал офицерам на стулья. Быстро шевельнув мышью, укрупнил и сместил голографическую проекцию карты так, чтобы они могли лучше её видеть. – Только что пришёл доклад от командира «Блестящего клыка» с Тихонова: они разбили Четвёртых гастатов и овладели Тихоградом. – Командующий обвёл глазами своих офицеров. – Это даёт нам возможность начать наступление на другие миры бывшей Префектуры IV. И вот – цели первой волны нашего наступления!
Радик выделил курсором две планеты, мгновенно увеличившиеся и засиявшие ярче других. Одна находилась у корвардной границы префектуры, другая – анти-спинварднее Тихонова. Ещё один щелчок мышью, и по обе стороны от первой развернулись два окошка: перечень характеристик в одном, рельефный маленький глобус в другом.
– Анкаа – наша приоритетная цель, – сказал командующий. – Здесь расположены основные заводы «Ди Наполи Индастриз», производство индастриалмехов и комплектующих дропшипов, включая термоядерные энергоустановки. Сборка ведётся здесь же, на поверхности планеты. Точнее, в обширных пещерах под поверхностью, в окрестностях планетарной столицы – Анкабада.
Тонкая красная стрелка замигала над северным полюсом планеты, указывая местонахождение города.
– Что даст нам установление контроля над этим промышленным комплексом, я полагаю, вы понимаете. Поскольку атмосфера планеты бедна кислородом и ядовита для человека, местная милиция включает много техники на термоядерном ходу, в том числе, охранные и боевые мехи.
– Это будет неплохая битва, – вполголоса произнесла Садия Волк.
– Афф, – согласился командующий. – Дополнительную сложность представляет то, что на планете находится анклав новакотов. Небольшой, но способный выставить на поле боя пару смешанных тринариев.
Офицеры переглянулись. Из всех клановских диаспор Республики коты были единственными, кто игнорировал призывы Кэла Радика покончить с позорным одомашниванием и вновь поднять знамя крестового похода за возрождение Звёздной Лиги.
– Кошачий анклав находится далеко от столицы, – сказал командующий. – И они на ножах с местным легатом, после того как он обвинил их в неспособности защитить гиперимпульсную станцию от налётчиков в «Серый понедельник».
– То есть, коты не придут ему на помощь? – поспешил уточнить Джофф Беккер.
– Я полагаю, что да. Они попросту не успеют, если действовать достаточно быстро.
– Если я не ошибаюсь, – сказал с места Колтон Фетладрал, – «Ди Наполи» прибрал к рукам Бэннсон, квиафф? Об этом писали газеты, ещё в июне.
Садия Волк презрительно фыркнула – чтение газет она считала пустой вольняжьей придурью.
– Газетчики поторопились, – ответил Кэл Радик. – В июне Бэннсона остановил Сенат. Сейчас, после Затемнения, он возобновил давление на с «Ди Наполи», но те продолжают сопротивляться. А мы предложим им защиту от его посягательств. Каста торговцев уверяет меня, что сможет договориться.
– То есть, они сдадут нам заводы? – поинтересовалась Латония Коннерс.
– Именно.
– А какова вторая цель? – Коннерс прищурилась, глядя на карту префектуры.
Она не могла не прочесть названия планеты, но Радик всё равно сказал:
– Ангол. Он расположен неподалёку от Тихонова и является ценным источником сырья для «Эрсверкс». Каста торговцев утверждает, что компании выгоднее импортировать железо-никелевые руды с Ангола через тихоградский дроп-порт, нежели везти в Тихоград с другого континента Тихонова.
– Какое нам дело до касты торговцев? – не выдержала Садия.
– Очень простое. – Кэл Радик решил не делать ей замечания. – Захватив Ангол с его рудниками, мы получим возможность снабжать сырьём заводы Тихограда и Новой Москвы. Сейчас использование собственных месторождений Тихонова затрудняет ещё и ляоистский бунт. Нам потребуется время, чтобы подавить его, но заводы не должны простаивать в течение этого времени.
– Стратегия! – презрительно фыркнула Садия Волк.
– Звёздный капитан, вы забываетесь. – Кэл Радик поморщился. – Анкаа – наша первая цель, и одному из вас предстоит возглавить её завоевание.
На голограмме пониже карты развернулось длинное узкое окно с перечислением подразделений и боевых машин кешика «Вольфкин». Три «основных» тринария – командирский, ударный и боевой – состояли каждый из двух звёзд бэттлмехов и смешанной звезды, включающей танки, элементалов и обычную пехоту. Четвёртый тринарий обеспечивал воздушную и артиллерийскую поддержку.
– Три тринария, или девять звёзд являются стартовой заявкой, – объявил Кэл Радик. – Срезом будут шесть звёзд. Победитель сих торгов возглавит штурм Анкаа; я же с остальными силами отправлюсь на Ангол. Начинайте!
Колтон Фетладрал задумчиво тёр подбородок, Латония Коннерс и Джофф Беккер косились друг на друга: кто сделает первый ход? Беккер поднял руку.
– Командирские звёзды «браво» и «чарли», – сказал он. Первая состояла из мехов, вторая была танко-пехотной. – Весь боевой тринарий. «Разбойная» авиационная звезда и ударные звёзды «чарли» и «браво».
Ещё одна танко-пехотная звезда и звезда бэттлмехов, итого – восемь. Логичное решение, подумал Кэл Радик. Сейчас любой из оппонентов может снять с заявки две из этих звёзд, до среза, и тем самым выиграть торги. Получив одновременно крепкий резерв, который можно ввести в сражение, если станет туго. Что ж... это оставит совсем немного для атаки на Ангол, будем выкручиваться.
– Заменяю боевые звёзды «браво» и «чарли» на ударную звезду «альфа»! – заявила Садия Волк.
Семь звёзд вместо восьми. Очень, очень близко к срезу.
– Исключаю из заявки два пойнта истребителей, – отметки пойнта «сагиттариев» и пойнта «люциферов III» погасли на голопроекции, – и пойнт элементалов звёздного коммандера Борка Тутуола! – сказал Джофф Беккер.
Элементал Борк Тутуола возглавлял командирскую звезду «чарли», и он был волком с Шератана, тогда как элементалы двух других пойнтов той же звезды – медведями с Тигресс. Беккер, явно, не хотел лишать сородичей ратной славы. «Сурат, – раздражённо подумал Радик. – Какого хрена он подчёркивает рознь между волками и медведями в нашем новом – общем! – клане?»
– Слабак! – бросила Садия Волк. – Мне хватит моего ударного тринария и боевой звезды «чарли» для победы!
– Это лишь две трети от среза! – воскликнул командующий. – Звёздный капитан, вы хорошо подумали?
– Воин не думает. – Садия резко выпрямилась. – Воин сражается, и я буду сражаться! А умники могут лететь на Ангол.
Кэл Радик скрипнул зубами.
– Вы исключили из заявки две звезды и заменили одну, – подавив всколыхнувшуюся, было, ярость, проговорил он. – Какие силы вы хотите видеть в резерве?
– Плевать я хотела на резерв, – отмахнулась Садия. – Я справлюсь и этими четырьмя звёздами!
– Заявки услышаны и приняты, – угол рта командующего предательски дёрнулся. – Честь возглавить завоевание Анкаа принадлежит тебе, звёздный капитан Садия Волк. Не посрами же этой чести!
«Отправляйся на Анкаа и сверни там себе шею, ты, психованная бионическая дура!» добавил он мысленно.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 06 окт 2014, 22:47

= XXIII =


дроп-порт «Горький-3», Новая Москва
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
3 декабря 3132 года


Шэннон Мао не любил своё имя, позаимствованное у героя какой-то дурацкой книжки, которую сподобился прочесть папаша. Ещё он не любил республиканцев, мехвоинов, засранцев-клановцев и вообще, много, кого и чего не любил. Но он всегда выполнял приказы, а приказ сейчас исходил с самого верха «Лаоху-тонг». Поэтому Шэннон, или Шинн, как он предпочитал себя называть, чувствовал себя даже немножечко польщённым. Из всех многочисленных внуков-правнуков Самого, именно его поставили во главе рейд-группы, в предутренней темноте подкравшейся сейчас к центру управления полётами основного новомосковского дроп-порта.
Два отделения по семь бойцов, экипированных по стандарту капелланских армейских развед-диверсионных подразделений: продвинутый маскхалат, не просто камуфлированная тряпка, а напичканная хитрой электроникой высокотехнологичная хрень, обеспечивающая маскировку во всех трёх основных диапазонах наблюдения – оптическом, тепловом и радарном. За плечами – аккумуляторная батарея, энергии которой хватит часов на восемь непрерывной работы маскхалата. Десантный нож за голенищем и за спиной вибромеч – капелланского образца дао, остроты которого в активном режиме достаточно, чтоб порубать лёгкий бэттлармор, если, конечно, удача не повернётся к тебе жопою. Десятизарядный тяжёлый нидлер «шреддер», отличнейшая игрушка, когда дело доходит до перестрелки в тесноте окопов или, там, коридоров. Хоть и лиранская поделка, но не зря он приглянулся капелланским диверсам.
Шинн жестами приказал отряду разделиться – отделение направо, второе налево; работы хватит всем. Несколько минут крались по теням, прижимаясь то к земле, то к стенам. Замер – пробежал – замер. Неравные отрезки перебежек, неравные паузы. Одинокая фигура волчьего часового уныло чапает в границах своего поста, метрах всего-то в двадцати от них. Не замечает ни хрена, даром, что в шлем ему вмонтированы ПНВ и тепловизор. Гаусс-ПП зря болтается на груди.
Следующая точка – опять разделиться. По парам – Каспар Бай и Петер Нгуен-Дин, Сью Лозовски и Лю Имрань; в путанице коридоров основного здания ЦУПа ориентируются все четверо. Их потому и отобрали, что ориентируются. Сам Шинн вместе с Хавьером Таки и Ли-Жоном Васкесом скользнули к запасному выходу. Обитая тонким листом кровельного железа дверь, висячий замок – заржавленный, но не проржавевший вконец. Васкес несколько секунд ковыряется в нём отмычкой, потом дужка откидывается. Теперь отрываем дверь, плавно, не торопясь, петли хрен, кто смазывал, поторопишься – заскрипят на весь порт. Правильный диверс не спешит, он следит за временем и всё делает в срок.
Количество часовых и патрулей, границы постов, маршруты патрулирования – у «Лаоху-тонг» достаточно верных людей, чтобы узнать всё это. Комната отдыха патрульных – Шинн заучил её расположение на схемах, уже не ошибётся. Дверь не заперта, с чего бы? Волчьи бойцы расслаблены, здесь их логово, их территория. Или они считают её таковой. Это – ошибка, но осознание приходит к ним лишь с нечёткими хамелеонистыми фигурами в проёме, и с негромким хеканьем нидлеров, плюющихся иглами направо и налево. Один боец сидит на табурете за столом, уткнулся в компад. Шлем и перчатки сняты, и разлетающиеся иглы превращают его лицо в кровавое месиво, сдирают кожу и пробивают кости черепа. Таки и Васкес за его спиной бьют «своих», лежащих на койках. Ни один из четверых волчьих пехотинцев не успевает выстрелить в ответ. Ли-Жон Васкес задерживается, чтобы перерезать горло тому, кого посчитал недобитым. Шинн поднимает большой палец.
Четыре гаусс-ПП составлены в ряд у стены – есть смысл подобрать. И вперёд! Коридор, поворот, коридор. Аварийная лестница, двери заперты, и Васкес достаёт отмычку. Вверх по покрытым многонедельной пылью ступенькам. Раз – пролёт, два – пролёт... Двери – отмычка – коридор. Вход в контрольный зал ЦУПа за поворотом, у входа должен быть пост – боец с гаусс-ПП, в полной выкладке. Нидлеры за спину, гауссы в руки – и вперёд! Обоймы и батареи проверены загодя – полные. Предохранители сняты, автоматический режим стрельбы – очередь в три болта. Непривычно-тяжёлые – четыре с полтиной кило – пистолет-пулемёты дёргаются в ладонях, но Шинн не промахивается, его очередь перечёркивает клановцу грудь. Хавьер или Васкес, один из них ранит часового в руку, но тот – крепкая скотина, два с полтиной метра ростом, не иначе – из элементалов. Рыча что-то нечленораздельное, он вскидывает гаусс-ПП и, стоя в рост, открывает ответный огонь; Хавьер Таки, выронив оружие, отлетает к стене, вопит от боли, глядя на раздробленную кисть руки.
Можно уйти за поворот, укрыться; маскхалат – не броня, защитит, разве что, от нидлера или какой-нибудь утиной дроби. Но Шинн бросается вперёд, выхватывая из ножен и выводя на режим вибромеч. Бьёт сверху вниз, срубая элементалу лежащие на цевье гаусса пальцы, отшатывается и вновь качается вперёд. Выпад! Теряющий сознание от боли и потери крови элементал и без того сползает по дверям, распахивает их весом своей туши. Раскалившийся от вибрации клинок лишь царапает ему живот, но это уже неважно. Перехватив дао клинком вниз, Шинн делает два шага вперёд и вбивает клинок в грудь бесчувственного пехотинца.
– Всем оставаться на местах! – орёт он обернувшимся на шум людям в контрольном зале.
Хавьера не видно, Ли-Жон Васкес врывается в зал следом за Шинном, держа гаусс наизготовку. Короткая очередь по человеку в оливковом волчьем камуфле. Человек ныряет за край стола, и Шинн бросается следом.
– Всем оставаться на местах! – повторяет его слова Ли-Жон.
Полевой камуфляж с противоосколочными броневыми вставками, одинокая красная звёздочка в петлице – звёздный коммандер. Лазерник в руке. Волк успевает выстрелить первым, вспарывая пластик и «умную» ткань шинновского маскхалата на груди, от жгучей боли невозможно дышать. Но инерция броска несёт Шинна вперёд, и занесённый над головой вибромеч опускается, одним ударом разваливая волчьего офицера пополам, по-самурайски, от плеча к бедру. Впору заорать что-нибудь вроде «Курита банзай!», как те самураи в голофильмах, и Шинну это кажется смешным. Но смеяться не время, он озирается по сторонам, ища других противников.
Нет, никого. Только Васкес в дверях.
– Что с Хавьером?
– Ща посмотрю. – Ли-Жон возвращается в коридор.
– Всем оставаться на местах! – деактивируя вибромеч и возвращая его в ножны, говорит Шинн персоналу ЦУПа.
Добавляет ещё несколько слов на кантонском. У «Лаоху-тонг» много, где есть свои люди. Не каждый из них боец, и не каждого посвящают в оперативные подробности. Девушка-оператор, в униформе портового персонала, на которой теперь красуются знаки отличия волчьей касты техников, информирована лишь о том, что в ближайшие дни будет акция, не более. Она выглядит удивлённой, но встаёт, подходит к Шинну и называет свой пароль. Мао кивает.
Ли-Жон Васкес втаскивает в зал полубесчувственного Хавьера Таки; правое предплечье у того перетянуто жгутом; на то, что осталось от кисти, смотреть не хочется.
– Забаррикадировать двери! – приказывает Шинн и возвращается к девушке. Объясняет ей задачу, спрашивает совета – она тут специалист, ей виднее. Уточняет и переспрашивает, вникая в детали, и вместе с нею идёт по залу, раздавая распоряжения ошеломлённым разворачивающимися вокруг событиями людям.
Вдоль уходящей в ночь посадочной полосы аэродинамических шаттлов начинают заживаться огни.

* * *


«Мы высаживаемся в «Горьком-3». Поскольку наши с тобой мехи и «тандерболт» Хаяси тяжеловаты для быстрой выгрузки, нас сбрасывают с парашютами. Всего-то делов – наклонить самолёту ебало и раззявить грузовой люк», – Ломтев усмехается, и лейтенант Машновский недоверчиво смотрит на него. Крутит пальцем у виска.
Грузовой люк у «лонгхаула» не в хвостовой, а в носовой части фюзеляжа, такая вот конструкция. Для воздушного десантирования он неважно приспособлен, точнее, не приспособлен вообще, по задумке конструкторов. Но армейская голь на выдумки хитра. Чарльз знал, по дневникам своего деда, что десантировать мехи с летящего «лонгхаула» можно, и проверил это лично во время пограничного инцидента на Рошелле в позапрошлом году. Правда, на Рошелле гравитация была всего три четверти терранской, а на Тихонове – один и одна десятая. Ну, значит, высота сброса побольше – всего-то делов. Марик-стюартовские наёмники, засевшие на шахтах Восточной пустоши Каредона, помнится, были очень удивлены, когда на них с неба высыпались лэнс тяжёлых мехов и пара бронепехотных взводов...
«Слышал, как же, – пробурчал Машновский. – Говорят, тамошний легат чуть не отдал вас под трибунал за такие фокусы».
«Ну, он накатал рапорт по команде. А Грант, он тогда ещё был префектом, завернул и сказал, что не хера мешать людям воевать, если они побеждают. Грант вообще был нормальный мужик – ну, для генерала».
«Дай-то бог, чтоб и на этот раз...»
«Лейтена-ант... ты что – верующий?»
«Не-а. Я трусливый. Боюсь, что всё может пойти наперекосяк».
«Я тоже боюсь. А куда деваться?»
«Ну, командир... может, у нас есть какой план «Б»?»
«А это и есть план «Б», лейтенант. Основным вариантом была высадка в Туквиле, где волчьего гарнизона – одна смешанная звезда».

* * *


Звёздного капитана Константина Хокера мучила бессонница. Не первый уж год; и возраст давал о себе знать, и не только паскудный возраст. Сорок, без малого, лет – воины столько не живут. Если не повезёт, конечно, в смысле – не повезёт. Звёздный капитан давно расстался с иллюзиями юности. Тогда он видел себя будущего – ну, не ханом, конечно, какие в Республике ханы? – но героем и генералом, может быть, даже рыцарем; куда только всё делось? Место инструктора сибов в волчьем анклаве, теперь вот помощника командира задрипанного гарнизонного недокластера. Жаль, Кэл Радик не догадался учредить в своём новом клане соламу. В соламу Константин Хокер записался бы и добровольцем – погибнуть в бою, как воин, а не подохнуть дома в постели дряхлой развалиной. Родовое имя он себе завоевал, уж какое ни есть... Генетическое наследие Хокеров делили между собой волки, медведи, кони и морские лисы, из чьего клана оно происходило. Изрядная часть этого наследия стекла в республиканские анклавы, где родился и Константин.
Звёздный капитан распахнул окно своего кабинета, вдохнул хлынувший с улицы прохладный ночной воздух. Сел на подоконник, выудил из кармана пачку сигарет, закурил. Дико болела спина, ломило виски. Спину он повредил при неудачном катапультировании в рейде на капелланский Заурак, сотрясение мозга заработал ещё раньше, совсем молодым – в войну с теми же паскудными капелланцами. Затянулся, пустил в небо струйку дыма. Нет, сегодня ему уже не уснуть. Пойти – проведать ангар мехов, может?
Сказано – сделано. Звёздный капитан быстро накинул куртку, зашнуровал ботинки и отправился к бэттлмехам. Хотя «бэттл», конечно, сильно сказано. Из пяти машин мехзвезды «альфа» боевым был только его «тундра-вольф». Остальные – «диг-лорд»-4М, «бастер» МОД-А с гаусс-винтовкой и два «бастера» МОД-Б с их автоматическими пушками – на гордое звание боевых тянули с трудом. Взяв под контроль Новую Москву и Туквилу, волки сразу начали реквизировать индастриалмехи и вооружать их, но Хокер не питал иллюзий относительно боеспособности этих уродцев. Отгремевшие под Тихоградом бои показали, что он был прав.
Первый ангар пустовал – танковая и пехотная звёзды тринария «альфа» под общим командованием звёздного коммандера Жасмин Тутуола сейчас находились в Туквиле. Этот город был центром обширного сельскохозяйственного района, житницы континента. Если бы ещё хватило людей на то, чтобы переловить кочующие от деревни к деревне банды ляоистов! После того как все силы республиканской постоянной гвардии были стянуты на охваченный восстанием Псков, здесь, на континенте Уфа, бандиты могли чувствовать себя вольготно. По крайней мере, пока не пришли «Стальные волки». Когда звёздный полковник Радик отбила нападение IV гастатов на Новую Москву и начала готовить удар по Тихограду, Константин Хокер возглавил операцию по умиротворению Туквилы. Поставив в строй всех молодых волчат выпуска этого года, он вошёл в город, безжалостно истребил установленное, было, мятежниками «правительство» и всех, кто его поддерживал, а затем разделил силы и выжег несколько ближайших к городу деревень, где ляоисты набирали себе солдат. Не забери у него Катерина Радик стольких воинов под Тихоград... Операцию в Туквильской долине пришлось свернуть до лучших времён.
У ворот ангара мехов стоял часовой. Ещё один пехотинец сидел в будке за воротами. Вообще, там полагалось находиться дежурному технику, но это в мирное время, не как сейчас. В мирное время и воинский пост у ангара не выставлялся – зачем? Только после начала мятежа, опасаясь, что мятежникам хватит подлости напасть на тыловые службы гарнизона, нова-капитан Герберт Волк приказал пехотным звёздам взять их под охрану. Но было бы несправедливо позволить дежурному технику дрыхнуть в будке, когда воин-часовой стоит на улице, и поэтому в будку, за пульт технических средств наблюдения, решено было посадить ещё одного воина. Так оно вышло и надёжнее – два ствола вместо одного.
Ответив на приветствие обоих стражей, звёздный капитан пошёл к своему «тундра-вольфу». Этот 75-тонный бэттлмех был выпущен более полувека назад военным заводом W-7 на Тамаре и стал одним из самых распространённых волчьих тяжёлых мехов последних лет Джихада, одним из символов возрождения Клана Волка из пепла блейкистских ядерных атак. Оставшаяся в Республике галактика «Дельта» сохранила немало этих мехов, быстро рассеявшихся как среди ополчений клановских анклавов, так и по регулярным частям РВС. Морщась от боли в пояснице, звёздный капитан забрался в кабину. Снял и повесил куртку на крючок позади кресла мехвоина, надел нейрошлем и запустил процедуру активации бэттлмеха. Это всегда успокаивало его, и поднимало настроение, помогало вновь ощутить себя воином, а не бесполезным стариком.
– «Идём мы назад, идём мы домой, и Звёздной Лиги огонь горит в наших сердцах», – процитировал он строки Предания, служащие паролем для запуска «тундра-вольфа».
Перехватил удобнее ручки управления. Заспанный дежурный техник уже стоял внизу, у пульта, с которого можно было управлять оборудованием ремонтно-парковочной ячейки меха. Приказывать ничего не требовалось – техники хорошо знали причуды командира. Звёздный капитан не первый раз уже выводил свой мех на ночную прогулку. Внешние фиксаторы разошлись, «тундра-вольф» шагнул вперёд. Ворота ангара неторопливо расползлись в стороны, и Хокер вышел наружу. Лениво глянул на радарный экран и встрепенулся: в небе над Новой Москвой было подозрительно много воздушных целей. Компьютер «тундра-вольфа» опознал их как FB-335 «лонгхаулы», сверхтяжёлые грузовые атмосферные самолёты. Полдесятка-полдюжины бортов, все выдавали в эфир опознавательные коды частной авиакомпании «Транс-Каспийские авиалинии». Проживший не один год на Тихонове Константин Хокер даже смутно вспомнил это название. Но... ночной рейс? И таким количеством?
Хокер вывел на вспомогательный монитор список абонентов гарнизона Новой Москвы и вызвал своего оперативного дежурного.
– Что там у нас за грузовые самолёты заходят на посадку?
– Грузовые? – оперативный, один из инструкторов сибко, слишком старый, чтобы воевать под Тихоградом, переспросил удивлённо, защёлкал клавиатурой. – У нас нет никаких грузовых рейсов на это время. Может, опять дропшипы «Блестящего клыка» за пополнением?
– Шесть «лонгхаулов», – сказал Хокер. – Я что, по-твоему, не отличу самолёт от дропшипа?
– Не знаю... сейчас запрошу ЦУП.
Центр управления полётами дроп-порта «Горький-3» сейчас управлял всеми летательными аппаратами, прибывающими в Новую Москву или покидающими её. Это было неудобно, но взять под контроль оба воздушных порта и расположенный дальше на север «Горький-1», которому, вдобавок, сильно досталось во время атаки IV гастатов на город, у волков попросту не хватало людей. Поэтому «лишние» порты решено было закрыть. Центры связи и управления полётами заперты и опечатаны, оборудование подготовлено к демонтажу, частью уже и демонтировано – оно понадобится в других местах, как сказала звёздный полковник Радик. Хокер подозревал, что она собирается загнать его налево, как называют это сфероиды. Он бы и сам не преминул воспользоваться ситуацией – против генов не попрёшь, морских лис не зря звали кланом торговцев – но чего ради? Константин Хокер давно расстался и с мечтами, и с амбициями, на что тогда деньги?
– Порт на вызовы не отвечает, – прервал невесёлые мысли Хокера оперативный дежурный. – Ни дежурная служба, ни комендант.
Отметки самолётов на экране разделились. Три пошли со снижением к дроп-порту, не иначе – на посадку, ещё пара ушла на разворот. Ждут своей очереди? Последний «лонгахаул» чуть поотстал, поднялся выше, проходя над самым расположением волчьего гарнизона.
– Командуй боевую тревогу, страваг! – рявкнул Хокер и переключился на канал старшего техника гарнизонного кластера. – Подъём, сурат вольнорождённый! Живо готовь машины к бою!

* * *


Створки носового люка открылись, самолёт кивнул носом, а бронепехотинцы дружно, по команде, выбили фиксирующие колодки из-под колёс тележки. И тележка покатилась вниз.
– Живее! – капрал Фёдор Мохнаткин первым запрыгул на неё, пятеро остальных бойцов последовали за ним.
Два отделения «лонгинусов» понесли потери в бою за завод «Эрсверкс» и были слиты в одно, но укрупнённое – шесть бойцов. Фёдор и один из солдат его старого отделения, ещё трое бойцов бывшего отделения Рафаэля Рамоса, оставшиеся без командира, и республиканский солдат Эд Миллер в придачу. Получившаяся команда смахивала на «подразделение II уровня» блейкистов времён Джихада, но что ж теперь – воротить рыло и сокращать обратно до четверых? Фёдор этого не хотел, и командир, что характерно, был того же мнения.
Тележка, на которой лежал его, командира, «ламент», снова покрашенный в чёрный с золотистой окантовкой цвет республиканской бригады гастатов-часовых, вывалилась из грузового отсека наружу. Хлопнули пиропатроны, разрывая тросы, крепившие к ней бэттлмех.
– Никого не сбило? – спросил Фёдор своих бойцов.
Активировав магнитные захваты, все шестеро вцепились в корпус «ламента». Командир в кабине пошевелил ручкой управления, поиграл педалями – руки и ноги меха пришли в движение, плавно, но быстро; «ламент» развернулся ногами к земле. Хлопок и рывок! Над широкими плоскими плечами меха раскрылся многокупольный парашют. До земли оставалось совсем немного, мех чуть покачивался на тросах-стропах.

* * *


От двух самолётов, заложивших круг над дроп-портом, отделились новые отметки. Бомбы? Нет, их падение замедляется... значит – десант! Странно, что он не видит их в оптике, а только на радаре; ещё не рассвело, а в темноте факелы ракетных ранцев, тормозищих падение, должны быть очень заметны.
– Тревога! – орал уже сам звёздный капитан, переключая каналы.
– Выдвигаемся! – отрапортовала звёздный коммандер Иоланда, командир танковой звезды «браво».
Сейчас в её распоряжении не было звезды – только дежурный пойнт, её собственный пойнт ОБТ «киннол», тяжёлых, но быстроходных машин, вооружение которых состояло из автоматической пушки «мидрон-эксель LB 10-X» и дальнобойного среднего лазера в башне да лобовых мульти-ракетных установок.
Хокер покосился на край панорманого экрана, на двери ангара мехов за спиной «тундра-вольфа». Магазины его ракетных установок были разряжены; получить на складе боеприпасы, подвести их к ангару, загрузить – всё это требовало времени, а времени, как раз, и не оставалось. Может быть, техники успеют снарядить «диг-лорд» и «бастеры», и мехи звезды «браво», но «тундра-вольфу» в этом бою остаётся рассчитывать лишь на большой и четвёрку средних дальнобойных лазеров.
– Савашри! – прошипел он сквозь зубы.

* * *


Ветер сносил «ламент» к востоку, как и рассчитывал Чарльз. Он подтянул стропы, разворачивая мех лицом по ходу движения. Земля приближалась. Касание! Ноги меха согнулись, гася инерцию; «ламент» расставил руки-стволы, Ломтев качнул ручку управления, удерживая машину на ногах, пуская её лёгким бегом вперёд по бетонированной площадке. Отстрелил парашют. Бронепехотинцы Мохнаткина порскнули в стороны с брони, приземлились. Ломтев сверился с картой: самая окраина расположения Ново-Московского гарнизонного кластера, плац и штабной корпус; до ангаров боевой техники не сказать, чтобы далеко, но и не близко. Осмотрелся, глазами по панорманому вправо-влево, ругнулся коротко – одиночный тяжёлый мех, 75-тонный «тундра-вольф», бежал прямо на него. Доворот торса, вскинуть руки – выстрел с правой, выстрел с левой. Огненные спицы волчьих лазеров режут воздух вокруг. В темноте целиться сложнее, от оптики мало пользы, а сенсоры других диапазонов не покрывают в полной мере её провал. Для неопытного бойца это почти гарантирует промах, для «ганслингера» же трудность преодолима. С бега, по движущейся мишени, навскидку – одна рукотворная молния уходит-таки за молоком, но вторая огненной плетью хлещет волчий бок, сминая и плавя бронеплиту.
«Тундра-вольф» прыгает. «Ламент» бежит, огибая угол штабного здания. На несколько мгновений оно разделяет противников, но Чарльз не теряет волка из виду. Радар, магнитное сканирование, сейсмодатчики – не одно, так другое даёт засечку. «Ламент» переходит с бега на шаг и выворачивает из-за угла. И Ломтев бьёт волка залпом тяжёлых метателей частиц с полутораста метров. Левая нога и уже повреждённый правый борт. Бронеплита содрана, обнажился каркас; с надломленных балок свисают искрящие обрывки каких-то кабелей. Лучи большого и одного из средних лазеров вонзаются «ламенту» в грудь. Волк отпрыгивает, старась держаться к нему неповреждённым левым боком. Но он не стреляет ракетами, и Чарльз догадывается, отчего. И безбоязненно движет свой «ламент» вперёд.
Четвёрку средних лазеров «тундра-вольф» несёт в правой руке, лазер большой – на левом плече. Он пытается довернуть торс, но Ломтев быстрее, и успевает проскочить арку стрельбы волчьих лазеров раньше, чем пилот «тундра-вольфа» открывает огонь. Отводит левую руку в сторону и стреляет, сминая врагу бронированный наплечник. Левая рука волчьего меха дёргается, виснет плетью. Волк отпрыгивает назад, отстреливается. С прыжка-то да в темноте? Затаившиеся в тени какого-то дома или барака «лонгинусы» напрыгивают и вцепляются ему в ноги, стоит широким бронированным подошвам коснуться земли.
Два новых противника – ховеры – заходят с тыла, вокруг «ламента» свистят ракеты. Много ракет, но толку-то с их количества? Для «малой дальности» многовато, а желание выстрелить по врагу далеко обгоняет медлительный для ховертанка JES I. «Ламент» шарахается в темноту, пропуская первый JES мимо себя, и шагает наперерез второму. Бьёт его ногой в тонкий борт, а первому вдогон несутся сгустки заряженных частиц, и на месте ховера распускается огненный шар. Его товарищу везёт больше, только сносит в сторону; 50-тонный ховер скребёт брюхом бетон, соскальзывая с воздушной подушки. Атакованный бронепехотой «тундра-вольф» отчаянно пытается не упасть, снова прыгает; бронепехотинцы соскакивают с него, но дело сделано: коленное сочленение повреждено, и когда 75-тонная махина грузно приземляется, нога его подламывается, и мех едва успевает выставить вперёд руки, чтобы не упасть. «Ламент» скорым шагом идёт вперёд, сокращает дистанцию до сотни метров и бьёт полным залпом. Сброс тепла! Небольшой перегрев всё равно остаётся, и индикатор повреждений сигнализирует о том, что волк успел-таки достать его лазерами по ноге и торсу. Успел – прежде чем упал с оплавленным кратером на плечах, там, где положено быть кабине мехвоина.

* * *


Механик-водитель швыряет «киннол» из стороны в сторону, сбивая врагам прицел. Здесь, на бетонном покрытии дроп-порта, 70-тонный танк способен разогнаться до девяноста с лишним километров в час, и он разгоняется. Башня развёрнута назад, автоматическая пушка выплёвывает снаряд за снарядом, а выпущенные «тандерболтом» дальнобойные ракеты проносятся над крышей корпуса танка и улетают в темноту. Лобовая броня промята там, куда пришлось попадание стального ядра лёгкой гаусс-винтовки, в аккурат над командирским креслом в отсеке экипажа. Звёздный коммандер Иоланда обмякла в кресле, голова мотается из стороны в сторону; её мутит, тошнит. Командирская выгородка загудела, как колокол, от попадания; на несколько мгновений девушка потеряла сознание. Когда же она очнулась, то первым, что увидела, была выскакивающая из темноты огромная сутулая фигура бэттлмеха. Иоланда никогда раньше не видела такую модель. Штурмовой или тяжёлый, судя по размерам, но быстрый; вооружён какой-то разновидностью метателей частиц и топором. И этот топор с размаха опустился на лоб корпуса ведомого танка её пойнта, одним ударом раскроил уже повреждённую метателями частиц бронеплиту и погрузился в отделение экипажа. В шлемофоне Иоланда слышала истошные крики погибающих воинов. Уцелевший и насмерть перепуганный наводчик выскочил из башенного люка и опрометью бросился прочь. После этого, не дожидаясь приказов, танк Иоланды и устремился прочь с поля боя.

* * *


– Хрен с ним, пусть уходит, – сказал Андрей Машновский. – Возвращаемся к самолётам!
Все три не сбросивших десанта «лонгхаула» уже выруливали на площадку у грузового терминала №4. Второе отделение развед-диверсионного взвода «Лаоху-тонг» ждало их там. Единственный волчий патруль – пара пехотинцев на полутонном джипе «пинтел» – был оглушён светозвуковыми гранатами и взят в клинки; трое бойцов немедленно погрузились в джип. Прочесали, для верности, территорию – нет, всё чисто. Можно разгружаться.
Первый «лонгхаул» остановился, раскрыл грузовой люк. Облачённые в экзоскелеты техники – командовал ими подполковник Балтазар Чен самолично – ухватились за тросы и вытянули наружу тележку со «спайдером» Рона Милхейроса. Бронепехотинцы Штефана Венца покинули борт своим ходом, в полной боевой, угрожающе выставив многочисленные стволы в темноту. Рядом с первым остановился второй самолёт. Пришла очередь выгружать Раевского с его «виолатором». «Спайдер» уже стоял на ногах, обходил периметр площадки.

* * *


Повреждённый ховер JES неуклюже разворачивался за «ламентом», подставляя лишённый брони борт под огонь пулемётов «лонгинусов». Грех было не воспользоваться такой возможностью, и Мохнаткин скомандовал «огонь!» 50-тонный ховер опять понесло в сторону, завалило на противоположный борт; внутри начали рваться боеприпасы.
– Все назад! – крикнул Мохнаткин. – Ложись!
Чарльз Ломтев тоже отвёл свой бэттлмех за угол.
– Ко мне! – приказал он пехотинцам. – У них остался ещё ангар!
«Ламент» бежал ровной трусцой, Ломтев не хотел выжимать из меха лишние километры в час ценой концентрации своего внимания на беге. Сейчас важнее было смотреть по сторонам. Он уже видел царящую вокруг ангаров суету. Воины бегут к машинам, техники загружают боекомплект в магазины, пехотинцы рассыпаются по укрытиям с оружием наизготовку, элементалы облачаются в свои доспехи. Надо отдать должное волкам, они не тратят время даром. Они почти готовы дать отпор... почти. А «почти» на войне не считается.
Ломтев целится в распахнутые ворота, из которых льётся яркий электрический свет, в силуэт топающего по ангару меха – кажется, это модифицированный «бастер» – и стреляет метателями частиц. Двойная молния хлещет волчий мех, раздирает ему грудь, дробит ногу; мех падает. Ломтев включает громкоговорители.
– Всем сложить оружие и заглушить машины! Выйти из машин!!
Ещё один «бастер» стреляет. Выпущенное из гаусс-винтовки стальное ядро с гиперзвуковой скоростью проносится над головой «ламента», прочертив в воздухе белый инверсионный след. «Если нет возможности сделать словесный вызов, то сам выстрел может считаться заявкой на бой», отчего-то вспоминается Ломтеву. Что ж... заявки услышаны и приняты. Бронепехотинцы Мохнаткина спрыгивают с брони. Три перекрестья прицелов расходятся по экрану. Правый и левый метатели частиц, блок средних лазеров. «Бастер» МОД-А, обстрелявший его из гаусс-винтовки, нескладный худой «патрон» – индастриалмех, погрузчик боеприпасов, и стоящий в ячейке «диг-лорд». «Бастер» первый на очереди, и ему достаются лазеры. Рубиново-красные иглы впиваются в грудь и плечо, все три. «Патрон», получивший сгусток заряженных частиц в борт, переламывается пополам, грудой дымящихся обломков валится на пол. «Диг-лорд» стоит в ячейке неподвижно, он третья по очереди, но самая лёгкая цель, и Чарльз метит по верхней половине силуэта. Бело-голубая молния вторичной ионизации воздуха соединяет жерло метателя частиц и голову шахтёрского меха. Фиксаторы ячейки удерживают обезглавленный мех от падения.
А на земле у ног «ламента» шестёрка «лонгинусов» разворачивается цепью и щедро сеет вокруг смерть из стволов своих пулемётов.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Dima Dragon » 07 окт 2014, 22:11

Красиво! :thumbup:
"Мы просто сделаем все, чтобы эти сволочи не зря получили свои ордена."
И.Кошкин "Когда горела броня"
Аватара пользователя
Dima Dragon
Читатель
 
Сообщения: 174
Зарегистрирован: 22 июл 2014, 14:44
Откуда: Москва
Благодарил (а): 251 раз.
Поблагодарили: 37 раз.
Награды: 1
Покраска по форме IS - р (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 08 окт 2014, 01:40

= XXIV =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед»
Тихоград, Тихонов, Префектура IV
Республика Сферы
3 декабря 3132 года


– Потеряны «тундра-вольф», ещё четыре вооружённых индастриалмеха, пойнт ракетоносцев JES-один, пятнадцать пехотинцев убитыми и около десятка ранеными, – запинаясь, перечислял звёздный капитан Бейлон Волк. – Ещё потерян ведомый танк командного пойнта танковой звезды «браво». В подразделениях технического обеспечения потеряно...
– Вольнорождённый сурат! – прошипела Катерина Радик.
– Атака была неожиданной... – промямлил Бейлон.
Был он не сказать, что стар – немного за тридцать; худое костистое лицо уродовали следы ожогов. Ещё один наставник сибов, по возрасту уже лишившийся шансов завоевать родовое имя и породить новое поколение волчат из собственных генов.
– ...мы отбили атаку смешанного лэнса на базу, заставили их отступить, но рейдеры закрепились в «Горьком-3». Я связался со звёздным коммандером Тутуола, они готовы выступить из Туквилы нам на помощь... – Бейлон напрягся в ожидании новой вспышки гнева, но Катерина осталась спокойна.
– Монорельсом им добираться слишком долго. Я вышлю в Туквилу дропшипы, для транспортировки и воздушной поддержки.
– Афф, звёздный полковник!
Катерина выключила связь. Бросок на Новую Москву, надо же... интересно, Ломтеву или Бэннсону пришла в голову эта идея? Они не смирились с перспективою поражения, ни тот, ни другой – в этом звёздный полковник не сомневалась. Ничего, ремонт выведенных из строя и трофейных мехов идёт полным ходом. Завтра утром в её распоряжении будет уже пять звёзд мехов, и она поведёт их на щтурм позиций Бэннсона в Боумен-Филд. А сегодня... сегодня займёмся Ломтевым. Катерина вывела на экран и перечитала список подразделений, стоящих гарнизоном в Туквиле. Танковая звезда «альфа»: по одному пойнту «уинстонов», РБД-платформ и «праулеров»; два пойнта «гиггинсов» в придачу. Пехотная звезда «альфа»: по два пойнта маршевой и тяжёлой прыжковой пехоты, и пойнт элементалов в штурмовой броне «варг». Из Туквилы их заберёт «Газель», один из двух дропшипов этого типа, имеющихся у Катерины. Послать «Граббер» или «Риппер»? она подкинула на ладони монетку. Орёл или решка? Монета легла десятиконечной звездой Республики вверх. Значит, в Туквилу отправится «Граббер». Надо выделить ему эскорт и поддержку. «Тандерклап» подойдёт, дропшип типа «Аврора» в штурмовом варианте комплектации: стандартные и тяжёлые гаусс-винтовки, дальнобойные ПМЧ, импульсные лазеры, батареи РБД с СУО «артемис IV», противоракетные установки; ещё способность нести пару истребителей на борту. И здесь выбор тоже ясен. Не разжалованный формально звёздный коммандер Оскар Волк на «моргенштерне» и последний уцелевший «симург», как там зовут его пилота? Василий? Двух омнифайтеров должно хватить... или не должно? Да, пожалуй – не стоит мелочиться. Надо бить наверняка, Чарльз – противник серьёзный. Сама бы пошла, но бросать Тихоград сейчас тоже опасно. Мало ли, что без неё тут наворотят...
Значит, оба пойнта «люциферов III» останутся здесь. И «штуки», пожалуй, то есть – 3-я истребительная звезда, всё, что от неё осталось. А две уцелевшие «умбры», сведённые в единый пойнт, и пойнт «лайтнингов» отправим под Москву. Придётся отправить с ними «Вультур», дропшип типа «Кэрриер» полезен и сам по себе огневой мощью своих батарей. Может, всё-таки рискнуть – отправиться самой? Катерина помассировала виски. Ей хотелось выплеснуть на Ломтева всю огневую мощь «Красной Смерти», повергнуть его мех наземь и растоптать. Но... «чувства – плохой советчик». Значит, надо остаться здесь. Бейлон Волк и Жасмин Тутуола пусть справляются сами. С такой-то воздушной поддержкой – грех им не справиться. Сколько там мог высадить Ломтев в «Горьком-3»? смешанную роту? В мехзвезде «браво» у Бейлона единственный настоящий бэттлмех, его «шоквейв», зато у него уцелела бОльшая часть танковой звезды, даже если не считать повреждённый «киннол», и почти вся пехота. Плюс танки и пехота Жасмин Тутуола. Справятся!
Катерина вызвала к себе лётчиков и командиров дропшипов, чтобы поставить им новые боевые задачи.

аэродром Боумен-Филд к северу от Тихограда
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы


– Странное место для тебя, Якоб, – сказала Меган Тинклэй.
И в самом деле, странное: тесная каморка, подсобка без окон, куда только и вместилось, что стол да пара стульев, да ещё топчан вдоль стены – язык не поворачивался назвать это скрипучее деревянное сооружение, хотя бы, кушеткой. Под потолком – единственная лампочка в голом патроне без абажура. В розетку на стене воткнут тройник, провода от которого тянутся к стоящим на столе электрочайнику и ноутпьютеру. Свежий запах дешёвого растворимого кофе.
– Бывал я в местах и похуже, – усмехнулся Бэннсон. – Чай, не графский сынок.
Что верно, то верно. В отличие от самой Меган, чей папенька носил титул покруче графского. Хоть она и не говорила об этом никогда и никому, и даже документы в Фохтовское училище подала не на то имя, под которым ей повезло родиться. Нет, происхожденье, конечно, не скроешь. Порода, она всё равно золотыми буквами на лбу написана, проступает сквозь личину дрянной девчонки и давно ставший привычным жаргон. Ну так и что с того? Дворянским происхождением в наёмниках никого не удивишь. Обедневшие дворяне, лишённые наследства дворяне, пустившиеся в бега дворяне... хватало и тех, кто скрывал свои настоящие имена. Вопросов на эту тему задавать было не принято. Вот, и ей не задавали. Скрывает – значит, есть причина, мало ли? Тянущиеся поколениями интриги, родовая вражда – тоже дела насквозь знакомые; наёмникам частенько платят за участие на той или иной стороне. Отсутствие лишних вопросов входит в условия контракта.
– Пирожное будешь? – спросил Бэннсон, подталкивая на край стола тарелку с эклерами. Вторую чашку кофе – для неё – он уже налил.
Тинклэй мотнула головой.
– Что, поправиться боишься? – Бэннсон приобнял её за талию – рука мгновенно спустилась ниже – и притянул к себе.
– Якоб, отстань! – Меган попыталась вывернуться, но не тут-то было.
Борода Бэннсона щекотала ей шею, губы коснулись мочки уха.
– Якоб!
Меган пришла к нему, как была в кабине меха – в шортах и облегчённом хладожилете; ему нравилось, когда она так одевается.
– Якоб, я ночь не спала и грязная, как свинья! – возмущённо сказала она. – Дай, хоть в душе пот смою!
Вместо ответа он закрыл ей рот поцелуем. И едва успел отдёрнуть язык от сердито-игривого укуса.
– Скушай пирожное. – Он протянул ей эклер.
Делать нечего – взяла.
– Ломтев закрепился в дроп-порту Новой Москвы без потерь. Убил начальника волчьего гарнизона, поломал им звезду эрзац-мехов и три танка в придачу. Борты разгружены и вылетели обратно в Ростов.
– План не меняется?
– Пока – нет.
В Ростове Бэннсон устроил своим рейдерам «кубышку» с запчастями и боеприпасами; полудюжины «лонгхаулов» за глаза и уши хватит, чтобы переправить её содержимое отряду Ломтева в Новую Москву. Тем более что этот отряд скоро прирастёт пополнением.
– А «Лаоху»? – спросила Меган с набитым ртом, после того как откусила разом пол-эклера.
– Пока без проблем. С обеих сторон. Волки их успели достать своими художествами в Туквильской долине.
Меган постаралась не вспоминать подробности прочитанного на днях отчёта.
– Нет худа без добра, – сказала она. – По крайней мере, «цзаофани» в Туквиле пришиблены и дезорганизованы, и «Лаоху» проще будет подгрести регион под себя.
– Всё ещё лучше, чем ты думаешь, – сказал Бэннсон. – Ты в курсе, что «Лаоху-тонг» признал верховенство доктора Цигуаня в анти-республиканском движении?
Вопрос был риторический – Меган услышала об этом только что.
– Старик Мао не идёт под его руку, не думай. Он просто отказывается от соперничества с Цигуанем, – сказал Бэннсон. – Все заключённые с нами договорённости остаются в силе.
– Пока остаются, – не удержалась Меган.
– Ну разумеется, «пока». Но Мао не станет ссориться с нами ради Цигуаня.
– Он сам тебе об этом сказал? – хмыкнула Меган.
– Именно, – без тени иронии ответил Бэннсон. – Он уже покинул Тихонов. Но он будет продолжать сотрудничать с нами и впредь... так же, как мы – с ним. Наши интересы пока скорее совпадают, чем пересекаются и вступают в конфликт.
– Куда, если не секрет, отправился Мао? – спросила Меган. Не то, чтобы ей было это интересно. Она пока неважно разбиралась в республиканских раскладах, особенно, теневых.
– Полагаю, что на свою родную планету, – ответил Бэннсон. – Он давно хотел туда вернуться.
– И это?..
– Аутрич.

прыжковый корабль «Меркурий»
зенитная прыжковая точка Альриши
Префектура IV, Республика Сферы


– Ты чем-то обеспокоена, мама? – спросил Ноэль, входя в её каюту.
Ноэль Китинг-Терлецки. Лейтенант IV бригады принципов-стражей, заместитель командира 2-й временной ударной роты. Её первенец, её... разочарование? Нет, пожалуй. Недавно отметивший тридцать первый свой день день рождения, слегка раздавшийся в талии к этим годам, одетый в светло-серую полевую форму РВС. Ноэль отслужил уже одиннадцать лет в войсках Республики, сначала в триариях, затем в принципах; звёзд с неба не хватал и главным, пожалуй, его недостатком была нехватка боевого опыта. «Теперь у него будет возможность его набрать», подумала Эвелин.
Отложила в сторону книгу – женский роман, к которым всегда питала слабость. Сняла и сложила в футляр очки. С годами она стала дальнозоркой, это мешало и читать, и работать за компьютером...
– Не тяни время, мама. Что случилось?
– Случилось? – переспросила она. – Нет... не случилось пока ничего.
– Ты получила ещё новости? Или...
Эвелин Китинг покачала головой.
– Ясно. – Ноэль присел на диван. – Отсутствие новостей в нашем случае – плохая новость.
– Мы висим в этой точке уже пять дней. Очередной корабль из... нужного сектора пространства вошёл в систему несколько часов назад. В сброшенной им на сервер «Альришского Бастиона» информации не было предназначенных нам депеш.
– Значит, Сандоваль по-прежнему не выходит на связь...
– Следи за языком! – резко сказала Эвелин.
– У тебя паранойя, мама. Хочешь – я включу «круг тишины».
– И покажешь всем на борту, что у нас есть от них секреты?
Ноэль усмехнулся.
– У нас есть секреты. И что? Ты начальник оперативного отдела штаба префектуры. Ты жена легата, а я – ваш сын. Думаешь, Раптис не понимает, что у нас не может не быть секретов от него?
– Думаю, что его послали выведать их.
Ноэль демонстративно извлёк из кармана прибор – генератор белого шума, он же «круг тишины» или попросту «глушилка» – положил на журнальный стол и передвинул тумблер в положение «включено».
– Убери. – Эвелин напряглась.
– Зачем? Ты сама говоришь, что самое существование наших тайн для него – не новость. И потом... надо установить, что именно он о нас знает.
– Не лезь в это. Я сама разберусь.
– Боишься за меня, мама? Или не уверена в моих силах?
– И то, и другое.
Ноэль вздрогнул, как от удара.
– Вот, значит, как...
– Вот так. А для тебя это всё – детские игры?
– Боюсь, что это ты заигралась, мама. Ты, отец, Мак-Алистер, вы все. – Ноэль встал, прошёлся по комнате. – Кэла Радика вы тоже держали за глупого мальчишку.
– Он такой и есть!
– Да? Он, может, не так искушён в многоходовках, вот только обыграл он вас в два хода. И не говори, что это Затемнение спутало вам карты!
Нам спутало, – с нажимом произнесла Эвелин.
– Вам, – повторил Ноэль. – Не потому что я выхожу из игры. Куда уж тут... а потому что этих карт в руки вы мне не давали. Скажешь – нет?
Эвелин хотела возразить, но осеклась. Вздохнула.
– Мы были уверены, что контролируем Радика. Манипулируем им, подталкиваем в нужном нам направлении.
– Так ведь и подталкивали. Вот только подсечь вовремя не получилось.
Эвелин кивнула, устало прикрыв глаза. Молодой, напористый, прямолинейный, не искушённый в интригах Кэл Радик. Неспособный просчитать ситуацию больше, чем на ход-два вперёд. Не понимающий, что все его наивные хитрости шиты белыми нитками. Ему помогли подняться на вершину военной иерархии префектуры, по головам, разумеется – как же иначе? По головам врагов дома Терлецки, и Аарона Сандоваля, заодно. Его подталкивали к мятежу – потому что с его-то амбициями, с его представлениями о месте клановских воинов в Республике, с его обидами на республиканских военных и политиков, он не мог не взбунтоваться. Раньше или позже... его подтолкнули сделать это сейчас. Просчитали его основные ходы, и ведь не ошиблись, вернее, ошиблись в себе. Или просто не сумели предвидеть того, что случилось 7 августа этого года, то, что все теперь называют «Серым понедельником». И бесполезно уже оправдываться – дескать, а кто предвидел? Кто, вообще, мог предвидеть?
Они подталкивали Радика к мятежу, готовые этот мятеж подавить. Силами армейских частей, IV пограничной флотилии и тех войск, что втайне собрал лорд-губернатор Сандоваль. Плели по всей перефектуре сеть, которую собирались набросить на Радика и его клановцев. Когда произошло Затемнение – эта сеть лопнула. Примитивный прямой напор начавшегося-таки мятежа прорвал её и разметал в клочья. Ключевым аспектом их стратегии была чёткая координация совместных действий, а какая может быть координация, когда пропала связь? Вместо стройной организации – полнейшее расстройство, хаос; основные участники заговора оказались разобщены и вынуждены бороться самостоятельно, не наступать – обороняться, не зная, придёт ли помощь.
Штаб Префектуры IV перестал существовать. Бригада IV гастатов оказалась разбита. Погранфлотилия адмирала Мак-Алистера – рассеяна по всей префектуре, ослаблена потерями там и сям. Что до Аарона Сандоваля, то этот, по всему выходило, начал собственную игру, в чём бы она ни заключалась. И кем его теперь считать, союзником или ещё одним врагом?
А кем считать посланца Терры, сэра Атанасиоса Раптиса?
– Что ты предлагаешь, Ноэль? – спросила Эвелин. – Ты ведь не просто так затеял этот разговор?
– Бэннсон, – коротко сказал он.
– Что?
– Он сейчас на Тихонове. У него есть войска, и он воюет против «Стальных волков», вместе с уцелевшими гастатами.
– Хочешь сказать, что враг наших врагов – наш друг?
– Союзник, – поправил Ноэль. – Союзник, хотя бы, временный. И, между прочим, тот офицер, которого вы сосватали в замы к Уильяму, альянс с Бэнсоном заключил.
– А ты в курсе, в чём его подозревает Совет паладинов?
– Ну, – пожал плечами он, – слышал краем уха. Думаешь – это может быть правдой?
– Не знаю, не знаю...
– Значит, надо узнать. Но для этого надо встретиться с ним.
– О его отношении к дворянам ты знаешь. – Эвелин подняла взгляд на сына. – И к Сенату, заодно, а у нас есть сторонники в Сенате.
– И что? Политика много, кого укладывала в одну постель.
– Думаешь, всё так просто?
– Нет. – Ноэль помолчал, подбирая слова. – Не думаю. Ни хрена это не просто, мама. И, знаешь... ты права, я такое дело не потяну. Пока, во всяком случае. Так что это вам с отцом придётся...
– Претворять в жизнь твои гениальные идеи? – саркастически поинтересовалась она.
– Я же старался претворять в жизнь ваши. Теперь ваша очередь. Согласись, этот ход может оказаться выигрышным!
– А может и окончательно нас погубить.
– Ну, может, – опять пожал плечами Ноэль. – И что с того? Нас может погубить Радик, если победит. Нас могут погубить паладины, если докопаются до наших интриг. Нас может погубить Сандоваль, если он, в самом деле, затеял свою игру. Тебе не кажется, что риск провала альянса с Бэннсоном целиком поглощается другими рисками?
– Хочешь, чтобы я ответила немедленно?
– Нет. Сам знаю, что такие задачи с ходу не решаются. Хочу, чтобы ты задумалась.
– Но решать будешь ты.
– А ты имеешь что-то против, мама? Я думал, родители должны радоваться самостоятельности сына.
Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Потом Эвелин сдалась.
– Да, выбор у нас невелик... и ты прав: пришла твоя очередь принимать решения. Ситуацию, в которой мы оказались, сложно испортить больше, чем...
– Ага. Та самая соломинка, за которую хватается утопающий.
– Ты сам-то, хоть, веришь, что это поможет? – устало спросила Эвелин.
– Если паладины ошиблись, считая Бэннсона «львом» – то да. Верю, что это может нам помочь.
– А если паладины, всё-таки, правы?
– Тогда шакалам, вроде нас, остаётся лишь надеяться, что лев поделится с ними остатками своей трапезы.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Rabid Coyote » 11 окт 2014, 08:29

Сел на подоконник, выудил из кармана пачку сигарет, закурил.


Маленький Скорпион А разве клановцы курят? Или это они во Внутренней Сфере пристрастились? :D
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2312
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 267 раз.
Поблагодарили: 304 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение KolbunD » 11 окт 2014, 11:22

Rabid Coyote писал(а):
Сел на подоконник, выудил из кармана пачку сигарет, закурил.


Маленький Скорпион А разве клановцы курят? Или это они во Внутренней Сфере пристрастились? :D

значит Нова Коты у нас шмалью не балуются, а Скорпионы некрозию на основе воды и подсолнечного масла бадяжат ...
Лютасцю больш небяспечны, чым люты драпежнік,
Зубр для людзей не страшны, не чапай — не зачэпіць,
Будзе стаяць як укопаны — пастыр на варце,
Не страпянецца, а позіркам пасціць няспынна
I чараду, і сям'ю ў чарадзе на папасе
Аватара пользователя
KolbunD
Лучший Фанфикописатель 2009, 2011
 
Сообщения: 3947
Зарегистрирован: 15 дек 2008, 12:26
Откуда: Минск
Благодарил (а): 127 раз.
Поблагодарили: 1071 раз.
Награды: 4
VIP-Читатель (1) За заслуги перед порталом, 2ст (1) Отличный переводчик/писатель (1) Золотой призер ФанФик-2011 (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Rabid Coyote » 11 окт 2014, 11:51

KolbunD писал(а):значит Нова Коты у нас шмалью не балуются, а Скорпионы некрозию на основе воды и подсолнечного масла бадяжат ...


это немножко не то. Они ж не каждый день, а токмо для просветления. ;-)
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2312
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 267 раз.
Поблагодарили: 304 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Scorpion Dog » 11 окт 2014, 19:10

Rabid Coyote писал(а):
Сел на подоконник, выудил из кармана пачку сигарет, закурил.


Маленький Скорпион А разве клановцы курят? Или это они во Внутренней Сфере пристрастились? :D


Хан Сантин Вест почти на всех картинках с сигарой.
Так что некоторые точно курят.
Слава Слоноликому, взметывающему похлопыванием ушей пыльцу камфары, от которой, словно от преждевременно опустившихся сумерек, розовеют небеса.
Аватара пользователя
Scorpion Dog
Переводчик Библиотеки Battletech
 
Сообщения: 938
Зарегистрирован: 06 июл 2007, 16:30
Откуда: Москва
Благодарил (а): 384 раз.
Поблагодарили: 102 раз.
Награды: 4
VIP-Читатель (1) Отличный переводчик/писатель (1) Конструктор мехостроения (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 11 окт 2014, 22:51

Че вы так за это курение зацепились? Кто хочет -- курит, не хочет -- не курит. Что они, не люди, что ли?
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10014
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1640 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Пред.След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2