[Кирасиры-2] Волчий бег

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

[Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 10 мар 2019, 15:50

= I =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
9 октября 3056 года


-- Подъём, боец! Почему солнце встало, а ты ещё нет?!
Джейсон с трудом разлепил глаза.
-- Па-а-адъём!!! – проревело над самым ухом.
В следующее мгновение его бесцеремонно ухватили за плечо и поволокли из кровати прочь.
-- Какого..?
-- Как выполняется команда «подъём», боец?!
В поле зрения появилось лицо. Мужик лет, пожалуй, далеко за тридцать, но насколько далеко – Джейсон с ходу определить не смог; глубоко посаженные водянисто-серые глаза, тонкий нос с горбинкой и шрамом на переносице, видимо, перебитый много лет назад; аккуратные усы и бородка. Тёмные волосы стрижены под площадку, виски и затылок выбриты.
-- Боец, ты в уши долбишься или языка аглицкого не понимаешь?! – Мужик впечатал Джейсона спиною в стену. – Я с тобой-б разговариваю!
Джейсон попытался вывернуться из его хватки – не получилось. Но тут мужик сам разжал пальцы и отступил на пару шагов назад.
-- Живо-б оделся! Форма три, нах!
-- Что? – не понял Джейсон.
-- Боец, ты долбоёб или спишь ещё? – поинтересовался мужик.
Джейсон отметил, что одет он в камуфлированные штаны и тёмно-синюю футболку с эмблемой на левой стороне груди: кабанья морда с торчащими клыками, под которой перекрещивались две сабли. Эмблема банды наёмников Кирсанова, в плену которых он находился теперь, вспомнил Джейсон. Или уже не в плену?
-- Боец, ты в натуре глухой?
Рост Джейсона был под метр восемьдесят; мужик казался чуть-чуть пониже, но шире в плечах и массивнее, отнюдь не за счёт жира – сквозь тонкую ткань футболки прорисовывались хорошо развитые мышцы. Густо поросшие тёмным волосом руки он убрал в карманы штанов. Кобура на поясе; шпоры на сапогах – мехвоин?
-- Ты меня слышишь, уёбище нефритовое?! – мужик опять повысил голос.
Джейсон скрипнул зубами, давя поднимающуюся ярость. Наверняка, это сурат провоцировал его, и наверняка же был готов отделать в драке так же, как иной раз сокольничьи поступали с кадетами, вбивая тем в головы воинские умения.
-- Так точно, со... сэр! – вспомнив, что он давно не на Айронхолде, исправился Джейсон.
-- Ну, молодец! – осклабился мужик. – Даже говорить членораздельно умеешь, ну ни хрена ж себе!
Со стороны дверного проёма послышалось сдавленное хихиканье. Оглянувшись, Джейсон увидел мехвоина Ульяну: девушка стояла, зажимая ладонью рот, чтобы не смеяться в голос.
-- Хватит спать! – сказала, наконец, она. – Пол-седьмого уже!
-- И что с того? – не понял Джейсон.
-- Подъём был полчаса назад, боец! – рявкнул вытащивший его из кровати мужик.
-- Так рано? – удивился Джейсон.
Боргезианские сутки были немного короче стандартных 24-часовых: всего двадцать два часа, и просыпаться в шесть было, на его взгляд, рановато. Ладно, у низших каст, которые при такой продолжительности должны были работать по десять-двенадцать часов, но воину-то зачем вставать в такую рань? Враг никуда не денется, или придёт и бросит вызов, или сами к нему отправимся, как время настанет. А чтобы хорошо сражаться, воин должен быть выспавшимся... квинег? Нет, долго валяться в постели считалось, конечно же, неприличным. И, проснувшись поутру, воины шли заниматься спортом или тренироваться в боевом мастерстве, но...
Додумать эту мысль Джейсону не дали.
-- Не спать-б! Живо оделся, нах!
Новую форму Джейсону выдали только вчера: камуфляжные брюки, куртку и сапоги; одежда была плотной и тяжёлой – с противоосколочными вставками. В довесок шли кожаный ремень с кабаньей головой на пряжке, кепи с кокардой того же вида и второй комплект белья. К сапогам прилагалась пара прямоугольных кусков грубой ткани, назначения которых Джейсон не понял.
-- Форма три, мудак! Слушай-б, что тебе говорят!
-- Здесь только один комплект, – непонимающе сказал Джейсон, и бородатый наёмник картинно закрыл лицо ладонью.
-- Может, у них это по-другому называется, – пришла на помощь Ульяна. – Дядь-Жень, ты б это – полегче с ним?
-- После службы будешь дядь-женькаться, – буркнул мужик. – А на службе «лейтенант Уборевич, сэр», блядь. Сами с Федькой дрессируйте своего попугайчика, а не мне им мóзги ебите, нахуй.
-- Так а кто у нас лучший мехвоин и лучший инструктор? Кто даже меня уму-разуму научил? Ну, дядь-Жень...
-- Угу. Лиса ты хитрожопая. Ладно, парень, – лейтенант Уборевич перевёл взгляд на Джейсона. – Ты что, в натуре не знаешь, что такое форма одежды номер три, номер четыре и вообще?
-- Нег, – честно ответил Джейсон и, подумав, добавил, – сэр. У нас, я имею в виду нефритовых соколов, есть боевая, полевая, парадная... ещё церемониальная.
-- Бля. – Уборевич тяжело вздохнул. – Есть пять вариантов ношения формы одежды. Номер раз – нижнее бельё, майка-трусы, ты в них спишь.
Джейсон спал в одних трусах, но кивнул.
-- Номер два: штаны и майка или голый торс. Номер три: штаны и куртка, без головного убора и ремня. Номер четыре: штаны, куртка, ремень, головной убор. Есть ещё номер пять – зимняя, но до неё мы потом доберёмся. Ща тут у нас лето. Блядь, куда ты голую ногу в сапог суёшь?! Портянки не учили наматывать?
-- Нег, – ответил Джейсон.
-- Твою мать, – снова вздохнул Уборевич. – Ну хоть чему-то тебя в твоём долбаном клане учили?
-- Сражаться учили! – окрысился Джейсон.
-- Хуёво учили. – Безапелляционно сказал лейтенант. – Раз пол-отряда ты положил и сам в плен попал. Ну, давай – гляди, что ли. Вот эта хуйня называется портянка. Берёшь её вот так...
С третьего раза у Джейсона получилось.
-- А теперь, детишки, – хищно оскалившись, сказал Уборевич, – следующий нумер нашей программы: лёгкая утренняя пробежка. Боец Кирсанова, стоять! Я сказал «пробежка», а не по съёбкам!
Так Ульяне пришлось составить компанию лейтенанту и Джейсону. Лёгкая пробежка оказалась на проверку забегом на три километра по территории базы – от жилой зоны до края полигона и обратно. Утро выдалось свежим, нежарким; на траве кое-где ещё лежала роса. Лёгкая атлетика никогда не была коньком Джейсона: он предпочитал качать мышцы в тренажёрном зале; сила, ловкость, рефлексы – полезные вещи в рукопашном бою, да и не только, а вот долго и быстро бегать... зачем? куда? от кого? Форменные штаны и куртка были тяжёлыми из-за противоосколочных вставок, бежать в них было неудобно. Ещё хуже пришлось обутым в сапоги ногам: портянки сбились на первых же сотнях шагов, скомкались теперь под подошвой и натирали немилосердно. По спине Джейсона струился пот, в боку кололо. Бегущая рядом Ульяна дышала тяжело, но размеренно; при её полноте, бег и для девушки был нелёгким испытанием. Но хоть к форме и сапогам она была привычна. Через какое-то время она стянула с себя куртку, на бегу повязала рукавами на поясе, оставшись в одной майке на бретелях. Мало, что скрывавшей, за отсутствием лифчика; полные груди девушки прыгали вверх-вниз бегу в такт.
Уборевич выглядел единственным из троих, кому бег не доставил проблем. И это, подумал Джейсон, несмотря на его страважий возраст. К концу забега бывший клановский воин подошёл на одной упорной злости: какого суратьего хрена этот стареющий наёмник так хорошо держится? но раз он держится, то и Джейсону сдаваться не след.
-- Теперь в душ, – коротко бросил наёмник, когда они сбавили темп на финишном отрезке.
Возражений ни у Джейсона, ни у Ульяны не нашлось. Джейсону не раз доводилось слыхать, что в Сфере принято делить туалетные и душевые помещения на мужские и женские; клановский же обычай строить те и другие общими для обоих полов сфероиды не приемлют. Если так, то его новые знакомые оказались нетипичными сфероидами. Во всяком случае, Ульяна стянула с себя одежду без малейшего стеснения и босиком прошлёпала в ближайшую из кабинок. Джейсон выбрал себе соседнюю.
-- Зачем было бегать в форме и сапогах? – спросил он старательно намыливающуюся девушку.
-- А что не так? – задала та встречный вопрос.
-- Есть же спортивная одежда. Кроссовки, специально для бега, – недоумённо сказал он. – Кто будет бегать в боевой форме?
-- Ты, когда припечёт, – сказала Ульяна. – Думаешь, враг будет ждать, пока ты заскочишь в свой бэттлмех?
Утвердительный ответ тут явно считается неправильным, сообразил Джейсон. Но почему? Потому что у сфероидов нет чести, ответил он сам себе. Атаковать без вызова и торгов, не дать врагу подготовиться к битве в кланах считалось бесчестным. А в Сфере, выходит, нормальным, подумал он. Не в этом ли заключён смысл преподанного ему только что урока? Быть готовым к бою всегда, в любое время ночи и дня, не снимать боевой формы и оружия...
-- О чём задумался, нефритовый? – Ульяна легонько потеребила его за плечо.
-- Ни о чём, – сквозь зубы, буркнул он.
-- Ну-ну, – девушка усмехнулась. – Ты даже на сиськи мои не смотришь!
Джейсон посмотрел.
-- Слушай, а может, тебе нравятся девчонки с первым размером?
-- Что такое первый размер?
-- У-у, как всё запущено! – хихикнула Ульяна. – Спорим, ты сейчас о бэттлмехах думал? Или ещё о чём боевом?
-- Афф, – подтвердил Джейсон.
-- Тяф. Мяв! – рассмеялась Ульяна.
С покатыми плечами и широкими бёдрами, тяжёлой и полной грудью, мягким округлым животом, она не походила на девушек из касты воинов, с которыми Джейсон до сих пор занимался сексом. Скорее, на одну из женщин низшей касты, работающих в столовой или продуктовом магазине. Джейсон знал воинов, не брезговавших совокупляться с такими женщинами, но для себя раньше и помыслить не мог... И, несмотря на это, он находил Ульяну привлекательной; возможно, оттого, что видел в ней воина, хоть и вольнорождённого, а не рабочую или торговку.
Девушка приблизилась к нему вплотную, почти касаясь его тела своим, и плоть Джейсона отреагировала. Он ещё успел подумать сохранившим здравомыслие кусочком сознания, что во Внутренней Сфере всё непросто, слишком многое выглядит не тем, чем является в действительности, особенно если дело доходит до отношений мужчины и женщины, но тут Ульяна сама подалась вперёд и, встав на цыпочки, поцеловала Джейсона в губы.
Поцелуй был долгим и возбуждающим; ни одна из знакомых Джейсону девушек так не умела. Он стиснул девушку в объятиях, не выпуская, наслаждаясь этими мгновениями, теплом её влажной после душа кожи, мягкой нежной плотью под своими ладонями. Но вечно так продолжаться не могло; наконец, Ульяна мягко выскользнула из его расслабленной хватки, приложила ладошку к его губам, шепнула тихонько:
-- Не сейчас. И не здесь.
Шум льющейся из душа воды заглушил слова, но Джейсон угадал их по движению её губ.
-- Афф, – столь же тихо выдохнул он.
В раздевалке их уже ждал Уборевич: кинул обоим по полотенцу и велел одеваться живее.
-- Построение через двадцать минут, детишки!
-- Какое построение? – это спросила Ульяна.
-- Общее. Мы участвуем.
-- Опять?
-- Сдаётся мне, что это теперь каждый день, покуда не улетит этот хер, – сказал лейтенант. – Который генерал, – уточнил он мгновение спустя. – Так что через десять минут у крыльца по четвёрке, ясно?
-- Афф! – подражая Джейсону, хихикнула Ульяна и потянула парня за собой.
Он едва успел переодеться в чистое бельё; прежний комплект и портянки, насквозь пропитавшиеся пóтом во время пробежки, швырнул на кровать. В двух или трёх местах ступни были стёрты в кровь, но перевязывать было нечем и некогда.
Солдаты планетарной милиции Боргезе и прилетевшие два дня назад келенфолдцы уже выстраивались на плацу; единственную «коробку» своих людей – мехвоинов, техников и прочих, взятых вместе – Кирсанов пристроил на левом фланге. Джейсон с Ульяной затесались в середину строя; слева от парня в строй встала Тесса дель Грин.
-- Птенчик, ты гимн лиранский знаешь? – сразу спросила она.
-- Что? – не понял Джейсон.
-- Помолчите оба, а? – не оборачиваясь, буркнул стоящий впереди Уборевич.
Церемонии встречи командира и подъёма флага под хоровое пение гимна Федеративного Содружества почти не отличались от таких же клановских; правда, здесь гимн не звучал из колонок – музыку играл живой оркестр. В кланах такого не было: расточительно держать даже при каждой галактике, не говоря уж о кластерах, по целому подразделению музыкантов, когда можно один раз записать нужную музыку и сколько угодно тиражировать запись. Потом старший командир вызвал к себе командиров подразделений и нескольких других офицеров, построил их в две шеренги – одна напротив другой и долго о чём-то с ними разговаривал. Через сотню метров плаца до Джейсона долетали только обрывки слов. Среди вызванных был и командир наёмников – Павел Кирсанов; старший командир и ему задавал какие-то вопросы; наёмник отвечал.
На собственный вопрос Джейсона – кто это там на плацу, Тесса и Ульяна шёпотом ответили ему, что это генерал-лейтенант Эндре Дуглас, командир соединения Келенфолдской милиции. Что-то вроде командующего второлинейной галактикой? спросил Джейсон. Да, что-то вроде. Ульяна начала ещё рассказывать ему о военной организации Федеративного Содружества: всей его армией командует князь-архонт как верховный главнокомандующий, дальше идут главкомы Федсолнечного и Лиранского госкомандований, то и другое делятся на марки, марки – на командования, которые в Федеративных Солнцах называются полиморфными оборонительными зонами или боевыми районами.
-- Боргезе в Келенфолдском командовании, квиафф?
-- Ага. Оно входит в Тамарскую марку, та...
-- Это я знаю, – быстрым шёпотом сказал Джейсон. – Значит, этот Дуглас – тот, кто командует Келенфолдом?
Ульяна отрицающе мотнула головой.
-- Командующий Келенфолда – гауптман-генерал Стелла Дмовски. Дуглас всего лишь командир соединения милиции. Это как ПБК, полк мехов плюс два или три танковых, плюс с полдесятка пехотных. Вроде ваших галактик, как я понимаю.
-- Скорее тогда, кластер со вспомогательными частями, – задумчиво ответил Джейсон. – Но мы так не делаем... хотя у стальных гадюк есть пехотные и танковые кластеры, во второй линии, конечно.
Уборевич шикнул на них: хорош болтать в строю! Пришлось умолкнуть. Наконец, развод окончился, и генерал небрежно махнул рукой: «В распоряжение командиров подразделений!» Большинство наёмников встретило этот приказ вздохами облегчения. Почему? не удержался от вопроса Джейсон и получил ответ с обеих сторон: ну, как же – не придётся топать торжественным маршем, а нам оно так и проще.
-- В кланах вообще нет этих глупостей, – сказал Джейсон. – Дело воина – воевать, а не маршировать.
-- Мне почти захотелось в кланы, – проговорила темнокожая девушка, идущая в одной с ними шеренге справа от Ульяны – на правом фланге.
-- Ну-ну, – хмыкнул Уборевич. – Ты б у них крутила гайки в касте техников.
-- У них есть и вольнорождённые воины!
-- Спроси у нашего птенчика, для чего их держат.
-- Для того же, для чего нанимают нас: затыкать дыры в обороне. И все дырки в задницах, заодно, – девушка хихикнула. – Вроде Пенкадера и Боргезе. Верно, нефритовый?
-- Афф, – подтвердил Джейсон.
Теоретически, наёмники столовались там же, где и планетарная милиция, но на практике в полковую столовую боргезиан даже и не заглядывали. Свою собственную маленькую столовую кирасиры устроили на первом этаже семейного общежития, почти опустевшего после ухода батальона Халида. А после прилёта Келенфолдской милиции в него же переселили и холостых кирасиров. Джейсону досталась просторная по клановским меркам комната – три на четыре, в которой поселили его одного. Оттого, что никто из наёмников не захотел делить с ним комнату, подумал молодой воин. Не очень-то и хотелось. Разве что, в соседках окажется симпатичная девушка, та же Ульяна... но она и без того сидела сейчас напротив него за столиком. Рядом пристроилась её темнокожая подружка, которую звали Майлеа. Примерно того же роста и даже чуть пополней: когда девушка садилась за стол, Джейсон заметил, как туго штаны обтягивают её задницу. У девушки были короткие курчавые волосы, дочиста сбритые на висках, пухлые губы и широкий приплюснутый нос.
-- Так ты мехвоин или техник? – спросил её Джейсон.
-- Мои папа с мамой – техники, и оба брата тоже, – ответила Майлеа. Джейсон подумал, что начинает спокойно воспринимать рассказы вольнорождённых об их родне. – А я пилот «гриффина» в ударном лэнсе.
-- Мы вместе учились в Геройском институте на Пайванде, – сказала Ульяна.
-- Что такое Геройский институт?
-- Геройский подготовительный институт, – девушка хихикнула. – Дурацкое название, правда?
-- Частное военное училище в Лиге Свободных Миров, – перебила её Майлеа. – Одно на Максвелле, другое на Пайванде. Туда принимают детей наёмников, вот, нас и отправили. Наши тогда кантовались в Магистрате Канопуса, Пайванд, сам понимаешь – ближе.
Джейсон никогда не слышал ни о Пайванде, ни о Максвелле, да и местоположение Канопуса представлял себе очень смутно.
-- Это Периферия? – спросил он.
-- Ага. Сразу за Свободными мирами, – ответила Ульяна, торопясь сказать раньше подруги.
На мгновение Джейсон скривился. Периферия была местом, куда стекались отбросы человечества, так говорилось в Предании кланов. Периферия воевала со Звёздной Лигой в начале истории этой последней, и взбунтовалась в конце. С Периферии пришёл Амарис-Узурпатор, Звёздную Лигу и погубивший. Периферия была населена чудовищами, варварами, бандитами и... наёмниками; заканчивая эту мысль в своей голове, Джейсон вспомнил, кто он теперь, и мрачно кивнул.
-- Магистрат прикольное место, – сказала Майлеа. – Наша лейтенант дель Грин, кстати, оттуда родом. Ну, с медициной у них всегда было отлично...
Только после этих слов Джейсон сообразил, что речь идёт о Тессе. Привыкнуть к тому, что у сфероидов два имени вместо одного тоже было нелегко.
На завтрак была гречневая каша с кусочками мяса, вкусная, но вернувшиеся мысли о том, куда он попал и в кого превращается отбили весь аппетит. Зато девушки напротив уплетали за обе щеки, не переставая при этом болтать. Вспоминали совместную учёбу на неизвестном Джейсону Пайванде, какие-то знакомые им двоим шутки, истории и людей. В другое время Джейсон, может, и не преминул бы включиться в разговор, но сейчас – не хотелось. Поэтому он через силу пихал в себя кашу, иногда запивал мелкими глотками чая и молчал.
-- Кстати, в десять тебя ждёт Йеванде, – сказала Ульяна. – Не забыл?
Джейсон и не помнил, хотя перед построением ему, кажется, называли это имя. Йеванде... главный бухгалтер отряда? кажется, так. А где её искать?
-- В штабе, где ж ещё?! – Ульяна и Майлеа сказали это одновременно и Джейсон понял, что последнюю фразу он произнёс вслух.
-- Штаб – это на четвёртом этаже, где кабинет командира, квиафф?
-- Именно там, – подтвердили девушки. – Но там теперь и лиранцы со своим генералом, так что давай – форму одежды в порядок, на все пуговички... а, ладно – мы тебя проводим.
Теперь Джейсон знал, что на первых двух этажах административного корпуса, в правом его крыле, размещался медицинский пункт. Помещение, в котором его держали первые дни, было одной из палат, на окно которой спешно приварили решётку – на всякий случай, чтоб пленник не убежал. Как будто в первые дни у него были силы так поступить... а когда силы вернулись – пропало желание. Коридор четвёртого этажа больше не был пуст, как и лестничные пролёты: люди в зелёных мундирах Федеративного Содружества сновали туда-сюда или стояли у дверей в ожидании; двери многих кабинетов оставались открытыми, и Джейсон мог из коридора видеть их обитателей. Бухгалтерия «Кирасиров Кирсанова» располагалась в соседнем с их командиром кабинете. Открыт нараспашку он не был, но, постучав в дверь для приличия, девушки распахнули её и вошли, не дожидаясь ответа. Джейсон последовал за ними.
Кабинет был таким же большим, как и у командира, но сильнее заставлен шкафами, столами и стульями, отчего и казался меньше. Судя по количеству столов с компьютерами на них, здесь должно было работать три человека, но сейчас чернокожая женщина в светлом гражданском платье сидела в кабинете одна. Если цвет кожи Майлеа был, скорее, коричневым, то у неё – чёрным как уголь. Заплетённые во множество мелких косичек длинные волосы в видимом беспорядке падали на плечи. Женщина сидела, откинувшись на спинку кресла так, что был виден непропорционально большой и туго обтянутой тканью платья живот. Вначале Джейсон счёл её просто толстой, но быстро сообразил, что тут дело в другом: пару раз ему доводилось видеть это у женщин из низших каст.
Ульяна прихватила его за талию, шепнула на ухо:
-- Так и знала, что тебе станет не по себе от вида беременной.
-- Страваг! – вырвалось у Джейсона.
-- Заткнись! – прошипела Ульяна. – Или Уборевич тебе язык вырвет и в жопу заткнёт!
-- Почему он? – не понял Джейсон.
-- Потому что это его жена! – по-прежнему шёпотом на ухо сказала девушка. – И его ребёнок, если ты не понял.
-- Прошу меня простить... э-ээ...
-- Лейтенант, – сказала женщина. – Для друзей просто Йеванде, но мы ведь пока не подружились?
По крайней мере, голос у неё был приятный.
-- Присаживайтесь. Значит, ты у нас Джейсон?
-- Афф.
-- И документов у тебя, разумеется, нет?
Джейсон поднял правую руку, на запястье которой всё ещё красовался браслет кодекса. Это был основной и единственный документ клановского воина, хранящий запись его родословной, генетических маркеров и собственных достижений. Это он Йеванде и объяснил.
-- Считывающего устройства для ваших кодексов у меня нет, – сказала та. – Можно, конечно, попробовать взломать, но там ведь наверняка защита... да и на хрена оно нам надо? Так... значит, родился ты четвёртого января тридцать девятого года... как там называется ваша планета? Страна Мечты?
-- Айронхолд. На Стране Мечты основные репродуктивные центры есть только у волков и алмазных акул.
-- Айронхолд – так Айронхолд... так и запишем... кстати, солдат, это военный билет старого образца – комстаровского Бюро надзора за наёмниками. Подлинный, между прочим, хотя и не заполнен... интересно, прокатит ли такое с нынешней Комиссией по надзору и сотрудничеству?.. Ладно, до конца следующего года он в силе, а там нам всем тоже менять. Фамилии у тебя, стало быть, нет... и хрен с нею. Её отсутствие допускается, было бы имя и личный номер. Где учился?
-- Сибко Прайд – Хелмер тридцать девять – ноль один – дельта, – отчеканил Джейсон.
-- Это название учебного заведения или подразделения? – уточнила Йеванде.
-- Э-ээ... подразделения. Но там у нас один большой общий учебный центр.
-- Там – это на Айронхолде?
-- Афф.
-- Та-ак... – шевеля тёмными пухлыми губами, Йеванде заполняла строчки неведомого Джейсону документа. – «Сибко» пишется через «си» или «кей»?
-- Э-ээ... через «кей».
-- А «тридцать девять» и «ноль один» через дефис или слитно?
-- Слитно. И «дельта» в конце это буква «дэ» заглавная, тоже слитно.
-- Хорошо... держи.
Джейсон сообразил встать и подойти к столу, чтобы взять протянутую ему книжицу. На серой обложке искусственной кожи красовалась бледно-оранжевая эмблема: восьмиконечная звезда с короткими треугольными лучиками, внутри которой было стилизованное, но узнаваемое изображение головы бэттлмеха «атлас» и буквы «M.R.B.»
-- Ну, вот, – удовлетворённо сказала женщина. – Это без бумажки ты у нас был зелёная какашка. А с бумажкой – человек!
За спиной Джейсона захихикали девушки.
-- Теперь читай контракт. – Йеванде протянула ему ещё три листа А4. – Три экземпляра: тебе, нам и в архив Бюро. То бишь, Комиссии. Сдадим, как доберёмся до Аутрича. Распишешься внизу, я галочку поставила.
Буквы плясали перед глазами, строки расплывались, смысл слов ускользал. Джейсона охватило странное чувство нереальности происходящего. Взяв у Йеванде перьевую ручку, он быстро расписался на всех трёх экземплярах контракта. Отдал бумаги женщине.
-- Личное оружие советую получить сегодня и сегодня же прийти, чтобы я записала в военный билет. Так, что ещё?.. а! – женщина крутанулась на стуле к стоящему за её спиной сейфу, открыла, извлекла пачку каких-то небольших прямоугольных бумажек; отсчитала и протянула Джейсону. – Твои подъёмные, в размере месячной оплаты по регулярной солдатской ставке. Девятьсот кронеров, по нынешнему курсу. А дальше посмотрим: докажешь ветеранскую квалификацию, так и зарплату в конце месяца получишь ветеранскую, тысяча четыреста сорок. Хм... хотя нет: ты ж не полный месяц этот у нас служишь, а с сегодняшнего числа, так что минус четверть будет. Си-билл, знаешь, он тыщщу бережёт!
Она, явно, ждала возражений: о деньгах ведь речь! Но Джейсон сейчас слишком туго для этого соображал. Единственная мысль билась в его голове: он наёмник. Наёмник! Теперь он воюет за деньги. Не всё ли равно, сколько их? Само по себе это пятнает его честь воина так, что ничем не смыть.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Волчий бег

Сообщение Strange_novice » 10 мар 2019, 22:59

"И всей птичке пропасть, коль увяз коготок." Ничто не ново во Внутренней Сфере. Она округла как всегда... и это даже радует.
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 849 раз.
Поблагодарили: 394 раз.

Re: Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 11 мар 2019, 00:25

= II =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
9 октября 3056 года


Эндре Дуглас оказался предусмотрительным командиром: привёз с собой на Боргезе не только мехи, танки и солдат, но и рембат с оборудованием малого ремонтного завода. Которое за вчерашний-позавчерашний день успели развернуть в пустых ангарах южного сектора Хьюстонской гарнизонной базы. Раньше там находилось аналогичное оборудование «Легиона серой смерти», но, отправляясь на Гленгарри, Халид забрал его с собой. Сложных работ типа установки нового оборудования, переделки энергоблока или сборки целой секции торса, малый ремонтный, правда, не тянул, но приделать на место руки-ноги или голову бэттлмеха вполне позволял. И после того как Кирсанов согласился на предложение Дугласа по рейду против Клана Волка, генерал любезно предложил кирасирам воспользоваться его ремонтными мощностями.
В случае отказа не видать бы их наёмникам, как своих ушей; вслух этот аргумент генералу хватило такта не озвучивать, но Кирсанов понял. Оттого и принял генеральское предложение. Не безоговорочно принял: за права на трофеи они вчера торговались долго и ожесточённо, пока не сошлись на тридцати пяти процентах. Хорошая цифра для рейда на кланы, где и Содружество, и Курита стремились оставить все захваченные образцы клановских технологий себе. По уму, Кирсанов рассчитывал, максимум, на четверть трофеев, хотя в споре не постеснялся требовать половину – чтоб было, с чего торговаться. Так и выторговал себе в итоге треть: как человек богатый по жизни, генерал-лейтенант Дуглас считать каждую копейку не привык, вот, и не проявил должной настойчивости. В отличие от капитана наёмников, получившего больше, чем то, на что рассчитывал.
Сразу после утреннего построения и развода, Дуглас отправил своих ремонтников за мехами кирасиров. В оснащение рембата входили и два тяжёлых мехоэвакуатора, способных вперегруз возить мехи весом до шестидесяти-семидесяти тонн. Сейчас келенфолдские технари под присмотром самого капитана наёмников и его главного техника Матапанга Инапо грузили на них «гриффин» и «остсол».
Мастер-тех Инапо – его звание в наёмничьей табели о рангах соответствовало лейтенантскому – был коренастый темнокожий мужик примерно, одних с капитаном лет. Его лысую как колено голову и лицо украшало несколько старых шрамов – память о битве за Васат в Четвёртую войну за Наследие, когда он служил в техобеспечении 15-го полка Мариковской милиции. В отряде Кирсанова он был с самого основания, вместе со своей женой Амистой, тоже квалифицированным техником по ремонту бэттлмехов. Сейчас вместе с родителями служили и выросшие сыновья, Лука и Кеану, а младшая дочь мастер-теха Майлеа, ульянкина ровесница и лучшая подруга, выучилась даже на мехвоина. Побитый в бою с клановцами «гриффин» пилотировала она.
Погрузить неспособную двигаться многотонную тушу на платформу транспортёра дело нелёгкое, даже при помощи тяжёлых промышленных экзоскелетов и двух «пауэрменов», 35-тонных мехов-погрузчиков. Прошло минут сорок прежде, чем келенфолдские техники зафиксировали «остсол» стальными тросами во всех положенных местах, и первый транспортёр сдвинулся с места. Ещё минут через десять за ним следом начал выруливать тот, что вёз «гриффин».
-- Дуглас предлагает восстановить его как модель «один ди-эс», – сказал Кирасанов. – Твоё мнение?
-- Брони на полтонны меньше, нет малого лазера, лишний хитсинк, которых и так до хрена, большой импульсный лазер вместо пипсы. Хм, – мастер-тех потёр подбородок. – Да один хрен, по-моему. Если у них нет запчастей к мариковской трёхе – бери, пусть будет «ди-эс».
Кирасирский «гриффин» был моделью GRF-3M, выпущенной заводом «Эрсверкс-ЛСМ» на Кейстоуне семь лет назад. Примерно в то же время флагман штайнеровского мехостроения – «Дифайенс Индастриз» – запустил в серию собственную модель GRF-1DS, которую вскоре начала выпускать по лицензии ещё и «Каллон Индастриз» на Тэлоне. Поэтому в армии Федеративного Содружества преобладала она, хотя после вторжения кланов военные начали закупать и мариковские «гриффины» тоже.
-- Осёл будет в строю уже завтра, – сказал Инапо. – Я говорил с ответственным за его ремонт, и мы сошлись, что торопиться некуда.
Нормативное время замены головы бэттлмеха составляло двести минут, но если квалификация техников не выше среднего (а у келенфолдских ремонтников она такой и была), то не грех было потратить и шесть-семь часов, чтоб сделать всё наверняка. С учётом времени на перевозку его из ангара кирасиров в ремзону и установку там на леса, работы должны были завершиться к исходу дня. А уже утром, на свежую голову, можно будет принять бэттлмех и устроить ему тестовый пробег. Заодно и бойца нового испытать, подумал Кирсанов.
Кроме погибших в боях с соколами Клэйтона Макдугала и Хорхе Риверы, отряд недосчитывался сейчас и Джей-Ти Хадсона, пилота «дженнера» из ударного лэнса, очень неудачно катапультировавшегося из своей разрушенной машины во время отражения второй соколиной атаки на Хьюстон. Сломанным костям правой руки и рёбрам срастаться ещё недели четыре, и раздробленной правой ступни он лишился. Жди теперь, пока заживёт культя и можно будет ставить протез. Тесса оптимистично давала срок – в двадцатых числах этого месяца, но если и так, то ходить Джон Томас начнёт только в ноябре. И весь следующий месяц он не боец; в рейд не идёт – однозначно.
Обученные мехвоины на дороге не валяются, но плох командир, не имеющий их резерва. У Кирсанова сейчас их было двое: Дэйв Перкинс из отделения техобеспечения и жена Кена Баррингтона, Элинор. Она, правда, родила меньше двух месяцев назад, и по-хорошему, отдыхать бы ей ещё месяц-полтора, минимум: роды были тяжёлыми, растянулись на полтора десятка часов; принимавшая их Тесса сумела вытянуть и мать, и ребёнка, и строго наказала командиру без нужды Элли не дёргать. Капитан согласился: он знал Тессу не первый год и полностью доверял её мнению. Отчасти, потому и решил приручить пленного соколёнка. Парень хоть и юн, но драться умеет – иначе не выбился бы в командиры при клановских порядках. Осталось вложить ему в башку чуток ума-разума или, хотя бы, дисциплины.
С Перкинсом в этом плане проще: Дэйв служил в кирасирах уже второй год, после трёх лет в планетарной милиции Пенкадера. А до этого, ещё на гражданке отучился и несколько лет работал пилотом индастриалмеха, так что с меховождением у него было всё в порядке. Со стрельбой, правда, пока хреновато, но до уровня выпускника мехвоинского училища Яньчжэнь Уборевич его по этому делу уже дотянул. В тактике дальше самых азов не продвинулись, хотя пойти в рейд через месяц это парню не помешает. Было бы, на чём.
Клановцу, скорее всего, достанется отремонтированный к завтрему осёл, то бишь, «остсол». Машинка древняя, чай, с начала Первой войны за Наследие не выпускают, но всё ещё приличная, даже по нынешним временам. Ну, и с новой башкой, даст бог, сенсоры глючить перестанут. Новые ж будут сенсоры.
И стоит ещё вопрос с «центурионом» Кена Баррингтона, которому нужно восстанавливать правую секцию торса. Подходящие для этого ремонтные мощности были на Келенфолде и Пандоре, но туда ещё надо добраться. Впрочем, Келенфолд отпадает: слишком долго туда добираться коммерческим рейсом, семь дней подъёма в прыжковую точку Боргезе, и ещё восемнадцать с полтиной – спуск из прыжковой точки системы Келенфолда на сам Келенфолд. Потому как солнышко у него горячее, спектрального класса F2 – близко к такому хрен подскочишь. Дуглас вёл свой отряд быстрого реагирования коротким путём, через ближайшую к планете L1 – первую точку Лагранжа, «гравитационную яму» системы, в которой уравновешивается притяжение двух крупных небесных тел. Лунную или солнечную? Хотя луны у Келенфолда, кажется, нет... хрен это вспомнишь без справочника; даже если и солнечную, то это должны быть первые миллионы километров, восемь – двенадцать часов хода с постоянным ускорением десять метров на секунду в квадрате. Но расчёт прыжка в такую точку сложен и требует знания точного взаиморасположения небесных тел системы, которое в открытый доступ, обычно, не выкладывается. Исключения делаются лишь для самых горячих звёзд классов А и В, таких, как солнце Пандоры, у которых дистанция до стандартных прыжковых точек исчисляется десятками миллиардов километров, а подлётное время – месяцами. Там иначе никак, вот, и приходилось идти на риск. Келенфолд – иное дело; там ещё и штаб командования административного района, с которого станется вовсе закрыть для коммерческих рейсов все близкие к планете нестандартные точки. Значит, Келенфолд отпадает; остаётся Пандора. Вот, что плохо на захолустных мирах вроде Боргезе – нечасто сюда залетают торговые гости. Единственный на всю планету дроп-порт, и количество рейсов в месяц можно посчитать по пальцам одной руки: захолустье – оно и есть захолустье. Этих считанных по пальцам рейсов в месяц за глаза и уши хватает, чтобы вывозить с Боргезе единственное, что он может предложить на межпланетном рынке – деликатесную рыбу-русалку, и привозить сюда столько инопланетных товаров, сколько местные в состоянии купить. Что там у нас ближайшее летит на Пандору?
Деньги на счёт кирасиров – призовые и компенсация боевых потерь – должны прийти в ближайшие дни: соответствующее распоряжение в штаб Келенфолдского командования генерал Дуглас скинул на сервер боргезианского ГИГ Ком-Стара вчера вечером, значит, сегодня утром оно будет передано на Келенфолд. И там уже закрутятся шестерни лиранской бюрократической машины. Пожалуй, стоит отписать Хильде Стёйвесант на Пандору, чтобы она поторопилась с отлётом, стартовала в ближайшие два-три дня. Чтобы не пилить два с лишним месяца от обычных прыжковых точек – восемьдесят миллиардов километров в глубину гравитационного колодца системы звезды В7 – коммерческий джамп-траффик Пандоры шёл, как раз, через ближайшие к ней точки Лагранжа. До лунной всего двести тысяч километров – лететь два с половиной часа, до солнечной – сутки с хвостиком. То бишь, до Боргезе можно добраться за семь или восемь дней, и столько же – обратно. К началу ноября должны успеть обернуться... хотя есть резон и поглядеть, что там на рынке военной техники, да и предзаказ на ремонт «центуриона» оформить.
Достав из офицерской сумки компад, наёмник быстро набросал на нём текст сообщения для Хильды. Прибавив, по некоторому размышлению, и требования к поиску новых мехов: что-то лёгкое или среднее быстроходное на замену «дженнеру» в ударный лэнс и тяжёлое – в командирский. На общую сумму двенадцать миллионов кронеров. Вряд ли, конечно, за день-два там найдётся что подходящее, но попытаться стоит.

* * *


-- Чего такой смурной? – спросила Ульяна, когда они вышли из административного корпуса.
Джейсон не ответил.
-- Даже бабло не пересчитал! – фыркнула девушка.
Джейсон послушно достал из кармана деньги. Раньше он никогда не держал их в руках. Деньги были прерогативой касты торговцев и использовались, в основном, для межклановых сделок; внутри клана их заменял рабочий кредит. Каждый член клана получал его ежемесячно, чтобы тратить на еду, одежду и другие полезные предметы; сумма зависела от касты, места работы и звания. Неизрасходованный за три месяца кредит обнулялся: раз не потратил за это время – так и не нужен он тебе. Клану нужнее. Текущий размер кредита фиксировался в кодексе; печатать банкноты и чеканить монету для этого не было нужды. Хотя Джейсону и доводилось слышать, что торговцы делают это иногда. И вот они, внутрисферные деньги в его руках. Восемь прямоугольных жёлто-голубых бумажек с надписью «100k»; на голубой стороне портрет светловолосой женщины в строгом гражданском платье, на жёлтой – из космической пустоты выплывает боевой звездолёт незнакомого Джейсону типа. И ещё пять синих бумажек с цифрой 20: снова портрет светловолосой женщины, но уже другой, и одетой в форму воина; на другой стороне герб Федеративного Содружества.
-- Гуляем?! – легонько толкнула его в бок Ульяна.
-- Можно слинять за забор, – сразу же предложила Майлеа.
Джейсон поднял взгляд на девушек.
-- Ты предлагаешь пойти в город, квиафф? – спросил он.
-- Ну да, – подмигнула ему темнокожая наёмница. – Наш лаз пока не спалили, я проверяла.
-- Нет! – резко сказала Ульяна.
-- Почему?! – Майлеа удивлённо смотрела на подругу.
-- Не сегодня. Жопой чую, – добавила она. – Впалимся – Батя нас как сидоровых коз выдерет. Лучше уж к нам домой. Заскочим по дороге в чепок, возьмём чего-нибудь вкусненького...
-- У-уу, не хочу в чепок, – надула губы Майлеа. – Там дорого!
-- Значит, будем пить мартини без закуси – льдинками заедать. И вообще, – Ульяна обняла Джейсона, буквально, повиснув на нём немаленьким своим весом, – ты ведь нам поможешь, правда, милый?
Шли бы вы все под хвост суратам, хотел сказать он. Но объятия девушки направили его мысли в совсем другом направлении, и Джейсон согласился. Странным словом «чепок», вполне достойным жаргона вольнорождённых, девушки назвали магазин, в котором, несмотря на скромный размер павильона, продавали многое – от продуктов питания до военной формы. На клановских базах тоже были подобные магазины, где и воин, и человек из другой касты мог тратить свой рабочий кредит; наверняка, подумал Джейсон, у вольняг было для них и какое-нибудь нелепое жаргонное название. Но раньше Джейсону не приходило в голову интересоваться нелепым жаргоном вольняг.
Девушки выбрали несколько нарезок колбасы (Джейсона поразило разнообразие: больше десятка сортов, зачем их столько?), нарезку рыбы, белый хлеб, конфеты, ещё какие-то сладости и апельсиновый сок; они ждали, что расплатится Джейсон, и тот не стал возражать. Хотя и не мог подумать, что эта покупка обойдётся ему почти в полсотни кронеров. Пока девушки сгребали покупки в пакет, Джейсон рассматривал сдачу: несколько мелких монеток и банкноту, на синей стороне которой был портрет усатого мужчины в военной форме, на противоположной же – на сей раз, фиолетовой – яйцевидный дропшип в окружении строительных лесов и кранов.
Нести пакет тоже пришлось Джейсону. «А кто у нас мужчина?» фыркнула Ульяна, как будто это всё объясняло. Впрочем, Джейсон не спорил и тут. Не было у него настроения спорить, да и развлекаться, если честно, настроения тоже не было. А девушки, явно, настроены были на развлечения, и хотели, чтоб он составил им компанию. Может быть, это поможет отвлечься от лезущих в голову мыслей, сказал сам себе Джейсон. Поможет расслабиться и спокойно зашагать по новому пути. Может быть.
В общежитии-казарме наёмников Ульяна и Майлеа жили в одной комнате. Две аккуратно заправленные кровати у противоположных стен, стенной шкаф, набитый одеждой, тумбочка с широкоэкранным три-Д-визором. Стол сдвинут к одной из стен и занят большим зеркалом и полочками с массой разноцветных флакончиков, тюбиков и коробочек. С другой стороны в углу притулился небольшой холодильник.
-- Милый, что ты будешь пить? – спросила Ульяна.
Поскольку стол был занят, её подруга составила вместе все три табурета, накрыла их скатертью и там принялась расставлять одноразовые пластиковые тарелочки. Ещё одна черта сфероидной расточительности, подумал, глядя на это, Джейсон: выбрасывать посуду после однократного применения; добро б, хоть пластик в переработку – но нет, вместо этого, всё отправлялось на мусорную свалку, непременно присутствующую у каждого сферовского города, городка и городишки.
-- Так что пить-то будешь?
-- Ты спрашиваешь про алкоголь? – догадался Джейсон.
В сибко и учебном центре это было запрещено, да и сам он считал алкоголь уделом низших каст. Хотя знал, что не только вольняги, но и некоторые вернорождённые воины его употребляют. Говорят, алкоголь веселит и помогает расслабиться, прогоняет прочь тоску и дурные мысли. Если так, то это ему и надо. Ульяна стянула с себя куртку и сапоги, наклонилась, чтобы подвернуть длинные штанины выше лодыжек. При этом её полная грудь оказалась лишь в нескольких сантиметрах от лица Джейсона.
-- А я переоденусь, – сказала Майлеа.
-- Я не должен смотреть? – догадался Джейсон.
-- Да как хочешь, – темнокожая девушка пожала плечами.
Стоя к нему спиной, она стянула через голову куртку; мгновением позже и штаны соскользнули с её ног. Переступив через них, девушка взяла из шкафа короткое цветастое платье и натянула его на себя.
-- Сейчас я начну ревновать! – шепнув это, Ульяна легонько укусила его за ухо.
-- Страваг! – не ожидавший такого Джейсон вскочил на ноги.
Майлеа рассмеялась. Порывшись ещё в шкафу, она извлекла три стеклянных бокала с широкими коническими чашами на тонкой и длинной ножке. Расставила на импровизированном столике, набросала кубиков льда в каждый и наполнила прозрачной, с лёгким зеленоватым отливом, жидкостью. Сама и провозгласила тост:
-- За нас!
Вкус напитка был странным, непривычным; Джейсон не решил с ходу, нравится это ему или нет. Расселись прямо на полу, прислонясь кто к стене, кто к кровати. Второй тост последовал быстро – Джейсон и половину бутерброда съесть не успел. Потом Ульяна перебралась к нему на коленки, приобняла за плечи, прильнула. От её волос пахло приторно-сладким, будоражащим плоть. Алкоголь развязал языки: девушки принялись расспрашивать его о жизни в кланах, Джейсон отвечал. Рассказывал о гнездовом кластере, аттестации, сибко; о старом ворчуне – наставнике сибов Зеносе, об одногруппниках, половину которых раскидало по разным кастам, а из второй половины многих нет и в живых. Воинская учёба сурова.
Майлеа опять разлила мартини по бокалам.
-- За тех, кого с нами нет.
Выпили, не чокаясь. Девушкам тоже было, о ком вспомнить; Джейсон знал, что двое их товарищей по оружию погибли в недавних боях с его прежним кланом. А сколько было боёв и смертей за всю предшествующую историю отряда? У клановских воинов было не принято горевать по погибшим товарищам: кто успел завоевать родовое имя – тот обрёл бессмертие в потомках, остальные же станут прахом, развеянным по ветру. Имена некоторых войдут в Предание, их будут помнить, даже если гены останутся не переданными будущим поколениям. В любом случае, воин не цепляется за собственную жизнь и не горюет о жизнях чужих. Так Джейсона учили, но память о погибших ребятах из сибко была ещё свежа. Семь человек из двадцати за два года – последних, завершающих года учёбы, когда подросших сибов начали учить на настоящей технике с настоящим оружием. Семь из двадцати погибло, одиннадцать было отчислено и отправилось в другие касты; лишь двое, одним из которых был он сам, стали воинами. И ещё два года прошло с тех пор; пора бы уже забыть оставшихся в прошлом неудачников, да вот что-то не получается.
-- Не грусти, – шепнула на ухо Ульяна. И подняла бокал. – Майка, четвёртый тост! Чтобы за нас ещё долго не пили третий!
Тёплая ладонь девушки скользнула ему под куртку, надетую на голое тело. От выпитого голова стала лёгкой; слегка зачесался кончик носа. И всё вокруг казалось каким-то нереальным, будто происходило не с ним. Джейсон, не глядя, поставил свой опустевший бокал на табурет и освободившейся рукой прижал девушку к себе. Их губы соприкоснулись в поцелуе. Куртку – долой! Вместо привычной по соколиной форме молнии, она застёгивалась на пуговицы, и Джейсон потратил время на возню с ними; Ульяна пришла на помощь и справилась почти мгновенно. Чувствовался немалый опыт. Куртка сползла по его рукам на пол; как и когда Ульяна успела стянуть с себя майку, Джейсон не понял. Но теперь она сидела перед ним полунагая, только на шее золотилась металлическая цепочка, с которой свисало не сильно ниже ключиц украшение в форме креста с распятым на нём человеком. Символ показался смутно знакомым, но потом внимание юноши сместилось ниже. Тяжёлые груди Ульяны легли в его ладони; большими пальцами он пощекотал набухшие розовые соски.
-- Ты... – он сглотнул. – Ты очень красивая.
Ульяна рассмеялась и вновь прильнула к нему.
-- Я хочу выпить за тебя, – сказал Джейсон.
Вновь зазвенели бокалы. Резковатый вкус мартини больше не казался ему странным, в голове было странно легко, а в груди – жарко.
-- Я пойду – подышу свежим воздухом, – сказала Майлеа. – Улька, у тебя же есть ключи?
Выскользнув из комнаты, она заперла за собой дверь. Ловкие горячие пальцы Ульяны, меж тем, уже расстегнули его штаны и скользнули туда, лаская плоть. Лёгким движением головы девушка указала на ближнюю к ним кровать. Встала – её собственные форменные брюки соскользнули вниз, брякнула металлом о линолеумный пол пряжка ремня. Белья под ними не оказалось. Джейсон тоже поднялся, стягивая с себя штаны и трусы разом.
-- Я...
Пальчик Ульяны прижал его губы.
-- Не говори ничего. Особенно, ваших клановских глупостей.
Она осела на кровать, увлекая Джейсона за собой. Снова поцелуй: жаркий, влажный, долгий. Руки девушки обвивают его плечи, ноги – талию. Джейсон входит в неё резким и быстрым движением, заставляя обманчиво мягкое тело девушки напрячься, и острые ногти впиваются в его спину. Чертят неровные полосы царапин. Упираясь одной рукой в проминающийся под их весом матрац, второй он ловит колышащуюся в такт их движениям грудь, сжимает возбуждённый сосок. Ласкает его и слегка замедляет темп, движется плавно, нежно, почти выходит, потом вновь резко устремляет свою плоть вперёд. Быстрее! Резче! По лицу и телу крупными каплями стекает пот, щиплет спину там, где кожа расцарапана ногтями девушки, но даже это лишь заводит обоих. Ульяна приподнимается слегка, ловя губами его сосок, целует, потом хватает зубами. Джейсон ладонью мнёт её груди. В глазах девушки – наслаждение, приправленное перчинкой боли, их губы соприкасаются, и наступает миг блаженства, единый для двоих, волна, поднимающая обоих к седьмому небу счастья и радости.
Потом волна опадает. И двое лежат, прильнув друг к другу на тесноватой для двоих кровати, среди размётанных в стороны и напитавшихся влагой простынь.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 11 мар 2019, 23:39

= III =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
10 октября 3056 года


В системе Сук было пять планет: внутренняя – насквозь прокалённый солнцем недомерок восемь с половиною тысяч километров диаметром, лишённый атмосферы, воды и жизни; три внешние – газовые гиганты, два из которых размером побольше эталонного Юпитера в системе Терры. Их гравитация баламутила пояс астероидов, раскинувшийся в трёх – пяти десятках миллионов километров за орбитой второй планеты, там, где по правилу Тициуса – Боде полагалось быть третьей планете, если бы гравитационная динамика системы позволила ей сформироваться. В первые миллиарды лет существования второй планеты Сука астероиды из этого пояса сыпались на её поверхность, насыщая кору планеты тяжёлыми металлами. Несмотря на это, на Сук II возникла жизнь, успевшая развиться до уровня не то пермского, не то триасового периода геологической истории Терры.
Почти две трети поверхности второй планеты Сука занимала суша: пять континентов, где разделённые проливами и неглубокими пересоленными морями, а где и соединённые перешейками. Как водится в таких случаях, большýю – если не бóльшую – часть суши занимали пустыни, почти безводные и почти безжизненные. Но даже в тех районах, где воды было в достатке, существовала проблема: микроскопическая водоросль, ядовитая для терранских форм жизни и служащая фундаментом местной пищевой пирамиды, так что извести её, не разрушив экосистему планеты, было попросту невозможно. Впрочем, первые колонисты, обосновавшиеся на Сук II лет девятьсот тому назад, во времена Терранского Альянса, так и поступили, отвоёвывая у планеты жизненное пространство для себя и своих детей. Но уже к середине следующего века экономика планеты приобрела ярко выраженный сырьевой характер. Только при Звёздной Лиге, когда были разработаны новые методы промышленной очистки воды, на Сук II начало развиваться сельское хозяйство.
Войны за Наследие похерили его: для рейдеров дома Курита водоочистные сооружения стали отличной целью, а восстанавливать разрушенное мешал общий упадок науки и техники. Немного осталось в Лиранском Содружестве заводов, способных выпускать современное водоочистное оборудование, термоядерные реакторы и прочую высокотехнологичную машинерию. Население Сук II, ко времени падения Звёздной Лиги почти достигшее миллиардной отметки, в разгар Второй войны за Наследие составило лишь несколько десятков миллионов человек и продолжало сокращаться. Только в конце прошлого века, когда законсервированные при Звёздной Лиге месторождения опять были пущены в разработку, планетарная экономика смогла выкарабкаться из этой ямы, и население снова начало расти. По переписям сороковых годов, оно составляло 384 миллиона человек; а вот выросло или уменьшилось за прошедшие десять лет, было сейчас предметом догадок.
-- Что мы вообще знаем о нынешнем раскладе? – спросил Кирсанов.
Дуглас начал издалека: ему нравилось демонстрировать свою эрудицию.
-- Из шести кланов вторжения три – гадюки, медведи и коты – проводят на оккупированных территориях политику интеграции их населения в общество кланов. Нефритовые соколы склоняются к тому же, но не очень последовательно; в противовес им, волки и ягуары установили политику сегрегации. На многих из оккупированных ими миров у власти оставлены прежние владетели, и Сук II, как раз, являет собой хороший пример. Правящий им герцог Колин Ирби – сын Ричарда Ирби, правившего с три тысячи одиннадцатого по тридцать восьмой год; в возрасте тридцати пяти лет наследовал умершему отцу.
-- Что из этого имеет для нас значение? – перебил Кирсанов. Ему совершенно не хотелось выслушивать историческую лекцию с уклоном в генеалогию второразрядного герцогского дома.
-- В последние годы жизни старый герцог был одним из самых ярых критиков архонта. Как, впрочем, многие из тамарских дворян, недовольных признанием Свободной Расальхажской Республики и передачей ей завоёванных в Четвёртой войне за Наследие миров.
-- Как будто у архонта был выбор, – проворчал Кирсанов. – Уоттерли выкрутила ей руки не хуже, чем Теодор Курита папаше.
-- Молодой герцог повёл себя умнее, – продолжил Дуглас. – Он тринадцать лет лавировал между Таркадом и Тамаром, сохраняя хорошие связи и там, и там. Сумел договориться и с кланами, когда те завоевали его планету. Принёс вассальную присягу волчьим ханам, и те сохранили ему герцогский престол и власть.
-- И продолжает лавировать?
-- Сейчас у него неширокое пространство для манёвра: Сук II слишком далеко в глубине оккупированного пространства, и Содружество не возьмётся его отвоёвывать. Ирби выгоднее быть лояльным клану, – Дуглас криво усмехнулся, – но он хочет иметь козыри в рукаве. Отчего и поддерживает контакты с нами.
-- «С нами» – это с кем? – спросил Кирсанов.
-- Прежде всего – со мной, – ответил Дуглас. – Я ведь его племянник.
-- Вот как?
-- Что тебя удивляет? – вопросом на вопрос ответил генерал.
-- В принципе, ничего. Выходит, это герцог заинтересован в разрушении военного завода?
Дуглас кивнул.
-- В чём его интерес?
-- Сейчас – при оккупантах – Сук II остаётся сырьевым миром, как был и при Содружестве. Несмотря на общий упадок межпланетной торговли: там хорошие запасы металлов платиновой группы, их есть, кому сбывать.
Кирсанов медленно кивнул. Клановское завоевание погрузило межпланетную торговлю в хаос: разрыв устоявшихся связей между оккупированными и неоккупированными мирами или мирами, оказавшимися под властью разных кланов-захватчиков; резкое сокращение парка межзвёздных и межпланетных кораблей: многие их владельцы, как и не являющиеся таковыми шкиперы на службе государства и частных компаний, поспешили уйти на неоккупированные территории. Миры с хорошим уровнем самообеспечения, такие как Судеты, Тамар, Вайнгартен, могли пережить это относительно легко. Обладателям экспортно-ориентированных экономик, утратившим рынки сбыта, пришлось хуже, и совсем уж хреново – тем, кто зависел от поставок с других планет, будь то сырьё для промышленности, продовольствие или промышленные товары. Такое уже было в истории Внутренней Сферы, в первые две войны за Наследие. Упадок, а где и полный обвал экономики планеты, массовая безработица, голод, бунты и мятежи, следом – разрушение жизнеобеспечивающей инфраструктуры, резкое сокращение или полное вымирание населения. До последнего, впрочем, в оккупационных зонах пока не дошло: времени прошло не так много, от четырёх до шести лет всего с начала оккупации.
-- Сук II ещё повезло, – подтвердил догадку капитана Дуглас, – в сороковые герцог вложился в восстановление водоочистных комплексов, так что может теперь худо-бедно прокормить своих подданных и без поставок зерна и мяса с Растабана. Хотя ему пришлось ввести жёсткое рационирование продуктов питания и подавить несколько голодных бунтов.
-- Было – чем? – спросил Кирсанов, но сразу же поспешил остановить начавшего отвечать генерала. – Сначала об интересе герцога в разрушении военного завода.
-- Всё просто, – улыбнулся Дуглас. – Сук II как сырьевой придаток кланам малоинтересен. И они не мешают герцогу править им по своему разумению. Так же, как не мешал в своё время дом Штайнеров. Но появление на планете стратегического военного производства всё изменит. И ханы волков станут больше вмешиваться во внутренние дела планеты, и для других кланов – нефритовых соколов и стальных гадюк – Сук II станет лакомым куском. А с этими ребятами каши не сваришь: гадюки, отбив у волков планету, точно не оставят герцога у власти, нефритовые – скорее всего.
-- Резонно, – согласился Кирсанов. – А что там насчёт подавления бунтов? Волки помогли или у Ирби есть для этого какие-то свои силы?
-- Герцогская дружина частично разоружена, – сказал генерал. – Изъяты бэттлмехи и вся тяжёлая техника, но ему оставили немного лёгкой и вспомогательной. И пехоту.
-- Много?
-- Около четырёх батальонов. БТР и прочая мелочь приданы им непосредственно.
-- Это всё?
-- За отсутствием своей тяжёлой техники, герцогу передан бинарий соламы. По звезде бэттлмехов и танков, которыми он может до определённого предела распоряжаться. Собственно говоря, на них и возложена охрана строящегося завода. В идеале, они и станут нашим единственным противником.
-- Ты всерьёз в это веришь? – не удержался Кирсанов.
-- Нет, – поморщился Дуглас. – Но вероятность такая есть. Завод они строят на Альшае, в Махбе, – он выделил на карте меньший из пяти материков планеты и его столицу.
Вместе с несколькими городами-спутниками и сельскохозяйственными поселениями, раскинувшимися на три сотни километров окрест, Махбе образовывал агломерацию с населением за полсотни миллионов человек. Морской порт, космический порт, водоочистной комплекс, перерабатывающие комбинаты, атомные и термоядерные электростанции, обеспечивающие всё это энергией. В разные стороны от него отходили три магистрали, соединяющие город с основными районами горных разработок; шоссейные и железные дороги тянулись параллельно. Добрых две трети Альшаи занимали обширные лесистые и болотистые низменности, кишащие чуждой человеку местной жизнью.
-- Пятнадцатый волчий регулярный кластер базируется здесь, – Дуглас повернул голографический глобус планеты и указал точку на восточном побережье самого большого материка. – Гора Аттих, до войны – резервная база планетарного гарнизона. Волки захватили её в начале Сукской кампании, в январе пятьдесят второго, и сами использовали в качестве опорного пункта. Вокруг сельскохозяйственные районы, нам они неинтересны. Овивингтон – планетарная столица, – Дуглас указал на мегаполис у моря. – Здесь дворец герцога и здесь стоит герцогский полк. Ещё, здесь несёт службу звезда элементалов Пятнадцатого кластера. Даже сейчас, когда две другие звезды переброшены на Галуццо.
-- Кто ещё переброшен?
-- По нашим сведениям, кластер состоит из двух тринариев мехов, тринария элементалов и бинария истребителей. На Галуццо отправлены боевой тринарий мехов, две звезды элементалов и авиазвезда. Если до начала ноября это не изменится, то нам придётся иметь дело с командирским тринарием мехов.
-- Звездой истребителей и звездой бронепехоты.
-- Возможно. Но три пойнта истребителей из пяти не на планете: сторожат зарядную станцию в зенитной точке. А нас будут прикрывать канонерка и эскадрилья.
-- Вот как?
-- У меня есть выход на контр-адмирала Ричардс – она командует аэрокосмической бригадой Десятой Лиранской гвардейской ПБК, которая стоит сейчас на Форт-Лоудауне. Четыре ветеранских авиакрыла, одно из которых выделит эскадрилью.
-- Хорошо, если так.
-- Вторая хорошая новость: у волков нет на планете дропшипов. Оба приданных кластеру корабля, «Юнион» и «Кэрриер», сейчас на Галуццо. Для переброски войск по планете у них есть шаттлы, способные возить бронепехоту, и несколько «лонгхаулов». Все числятся за герцогской дружиной.
FB-335 «лонгхаул» производства «Федерейтед-Боинг» был сверхтяжёлым грузовым самолётом, с полным взлётным весом под двести тонн, сто пять из которых приходилось на груз. Достаточно, чтобы перевозить самые тяжёлые бэттлмехи. Которые, правда, требовалось погрузить на борт, а потом выгрузить – небыстрая и трудоёмкая процедура; да и садиться эти здоровые дуры могли не на всякий аэродром. Конечно, морской и сухопутный транспорт тоже будет к услугам клановцев, но он работает ещё медленнее.
-- Да, это хорошая новость. А есть вероятность, что волки перебазируют основные силы кластера в Махбе?
-- Капитан, вы не хуже меня понимаете, что такая вероятность есть всегда. Но гора Аттих – очень удобное место. Сидя на ней, можно контролировать треть ирригационной системы крупнейшего сельскохозяйственного региона планеты. Рукой подать до столицы. Есть ремонтный завод, склады, полигоны – всё, что надо для нормальной службы. В отличие от лагеря соламы в Махбе. Так что вероятность невелика.
-- Согласен. Что мы ещё знаем о клановцах? Чем вооружены, кто ими командует?
-- Звёздный полковник Сельма Уорд. – На стол легла голография женщины лет тридцати, одетой в оливковую куртку с массивными наплечниками и тремя красными звёздочками в петлицах. Рыжие волосы коротко и некрасиво острижены, а личико можно было назвать и миловидным, когда б не перебитый нос и сжатые в ниточку тонкие губы. – К концу вторжения и во время Туккейдской битвы командовала ударным тринарием Седьмого боевого кластера галактики «Гамма». Одна из немногих опытных воинов в нынешнем Пятнадцатом регулярном. Почти все остальные выпустились из своих сибко уже после Тукейид. К тому же, в начале этого года кластер понёс потери в боях с соколами – при нападении на их территории – и восполнены эти потери совсем юными волчатами, только-только прошедшими аттестацию.
«Надо будет спросить у нашего птенчика, не доводилось ли ему драться с ними. Если их гнездовой кластер стоит на Ла-Грав, в одном джампе от Сука», подумал Кирсанов.
-- Около половины мехов кластера – времён Звёздной Лиги, волки широко используют их во второй линии. Даже в командирской звезде их три: «тхаг», «крокетт» и «блэкнайт». Впрочем, сама звёздный полковник ездит на «вархаммере IIC».
-- Серьёзная машина. – Кирсанову доводилось слышать о таком: на десять тонн тяжелее внутрисферного предка, хорошо бронирован, вооружён парой дальнобойных метателей частиц и полудесятком средних импульсных лазеров. – Если там пилот машине под стать, то она одна может порвать роту келенфолдской милиции.
-- Смотря какую роту, – недовольно сказал Дуглас. – Ещё, у них там по паре «крабов» и «меркьюри», несколько «вивернов», один «экстерминатор». Клановские версии «гриффина», «шэдоу хока» и «локуста», несколько тяжёлых «галахэдов» и «вайперов». Один «вайпер» есть даже в соламе.
-- Только один?
-- Да. Плюс наши трофейные «крусейдер» и «райфлмэн» новых серий, плюс «бомбардир» и «сентинел». Командир соламы, звёздный капитан Золл Карнз, – на стол легла ещё одна голография, – впрочем, пилотирует «райфлмэн».
Со снимка на офицеров глядел мрачный широкоплечий мужик лет сорока, с изуродованным шрамами лицом и вытекшим левым глазом.
-- Во время вторжения он командовал ударным тринарием Одиннадцатого боевого кластера, – сказал Дуглас. – Тоже ветеран Тукейид, между прочим.
-- Это на Тукейид его так отделало?
Дуглас мотнул головой.
-- Испытание позиции за место во фронтовых частях. В рукопашную. Которое он проиграл.
-- Понятно. Что можем этому противопоставить мы?
Дуглас вернулся к своему ноуту, свернул карту планеты и открыл другую папку; голопроектор послушно выстроил над столом изображения дюжины бэттлмехов.
-- Мой «зевс»: модель 9S, переделанная по моему заказу.
Кирсанов пригляделся.
-- Восемнадцать пусковых труб вместо пятнадцати... ракеты малой дальности?
-- Они самые. Три шеститрубных установки одним блоком, хотя наводятся независимо. И дополнительная тонна боеприпасов.
-- Хорошая идея.
Рядом с «зевсом» стояли угловатый «хайлендер», сутулая «саламандра» – мех огневой поддержки с пусковыми установками РБД-20 по обе стороны груди и в правой руке – и незнакомый Кирсанову приземистый тяжеловес на птичьих лапах.
-- Новая модель «мародёра»? – спросил он. – Хотя нет, не похож...
-- «Мальстрём». Быстроходный семидесятипятитонник от «Джи-Эм», новейшая модель.
-- Чем вооружён?
-- Дальнобойные пипса и большой лазер. Пара средних импульсных. Прибор целеуказания. Четырнадцать с полтиной тонн брони.
-- Неплохо.
Ударный лэнс состоял из вооружённого топором и импульсными лазерами «найтская», старенького 25-тонного «коммандо», «вольфхаунда» и «найт хока». В боевом яйцевидный «цезарь», «требюше», «энфорсер»-5Д и 35-тонный «голландер» с длинным стволом гаусс-винтовки на плече.
-- Разведвзвод на «пегасах». – У ног мехов появились четыре ховера. – Боевой взвод: тяжёлый танк «мантикора» и три «гоблина», боевых машины пехоты. Новая модель, вмещает полный взвод, как раз, по числу их у нас. И вот: полубатарея самоходных артустановок «чапараль».
Три самоходки разработки ещё Звёздной Лиги несли ракеты «эрроу IV», технология производства которых считалась утраченной в Первую войну за Наследие. Даже сейчас, когда бóльшая часть утраченных технологий перестала быть таковыми – спасибо Грейсону Карлайлу, нашедшему Хельмскую базу данных – наладить серийное производство установок «эрроу» смогли худо-бедно лишь капелланцы. И ещё Ком-Стар, клепавший «чапарали» у себя на Терре и продававший их союзникам по борьбе с кланами. Машины келенфолдской милиции, по всей видимости, происходили оттуда: больше неоткуда. Рядом с самоходками на голограмме маячил тяжёлый танк «алакорн марк VI», выставивший вперёд три длинных ствола Гауссовых винтовок. Это тоже была разработка ещё Звёздной Лиги, только в прошлом году возвращённая в производство «Нью-Эрс Трейдинг Компани» на Нью-Эрс; нужны были очень хорошие связи в департаменте снабжения ВСФС, чтобы урвать хотя бы один такой для соединения милиции, когда и не все гвардейские ПБК успели получить свою долю.
-- Вы пойдёте на «Лифлянде», одном из наших «Юнионов», – сказал Дуглас. – Мы – на «Арминии».
-- «Фортресс»? – спросил Кирсанов.
-- Она самая. Трёхзвенная командная цепь будет развёрнута к началу ноября.
Три прыжка от Боргезе до Сука. Две промежуточные точки, где их будут ждать готовые прыжку звездолёты – чтобы, не тратя время даром, доставить ударный отряд к цели. И «Юнион» – это тоже хорошо: кроме полной роты бэттлмехов, он мог нести на борту два атмосферно-космических истребителя; как раз двумя и располагали «Кирасиры Кирсанова».
-- Вспомогательную технику вы планируете захватить на месте?
-- Да, – подтвердил Дуглас. – И именно планирую: на планете есть антиклановское Сопротивление, и оно готово помочь.
-- Гарантии?
-- Они хотят убраться с планеты.
-- К нам на борт не влезут.
-- Поэтому мы захватим и угоним дропшип.
Кирсанов присвистнул.
-- Сук II – сырьевой мир, не забывайте об этом, капитан. Дроп-порт Махбе никогда не пустует. Захватим один из транспортов с рудным концентратом. Тоже трофей, какой-никакой. Как минимум, его груз.
-- Треть призовых наша, – напомнил Кирсанов.
-- Именно об этом я и говорю.
«Наебёт, – мрачно подумал наёмник. – У него целая юридическая служба в соединении; зуб Виктора Дэвиона даю – сочинят какую-нибудь отмазу, типа захвачен без нашего участия. Но это уже наша забота – чтобы участие было, и недвусмысленным».
-- Чем располагает Сопротивление?
-- Несколько десятков бойцов. Доступ к портовой технике: грузомехи, экзоскелеты, тягачи, грузовики. До лэнса мехов, но это неподтверждённые сведения, и я в них сомневаюсь. Видите ли, капитан, движение Сопротивления на планете децентрализовано: по сути, это множество обособленных групп, кружков, даже одиночек, знающих друг друга только по никам в сети. И большинство этих людей не идёт дальше прокламаций, листовок и мелкого хулиганства. Реально боеспособных групп всего три или четыре, и одна из них – наша. Вот её лидер.
Дуглас выложил на стол очередную голографию. Со снимка на Павла Кирсанова смотрел мужик лет между тридцатью пятью и сорока, лысый или наголо бритый, зато носящий аккуратно подстриженные усы и бородку. Одет он был в знакомый федсодровский камуфляж без знаков отличия.
-- Я должен его узнать? – спросил капитан наёмников.
-- Этот человек служил под вашим началом четыре года.
-- Хм... – Кирсанов потёр подбородок. – Если и так, то мы не виделись полтора десятка лет. И сдаётся мне, в то время у него было больше волос. Да и усы в моде были не такие.
-- Но всё же?
-- А у меня плохая память на лица, – усмехнулся старый наёмник. – Давайте уж разгадку, мне надоело угадывать.
-- Подполковник Джон Зиблер-младший.
-- Ко времени моего увольнения он только капитанские погоны успел обмыть. – Кирсанов помолчал несколько секунд. – Сын Джона Зиблера-старшего, графа Евклидского. Учился в Альбионе, служил во Втором альбионском курсантском, ко мне пришёл лейтенантом.
-- Странно, что вы не помните лица, но помните это.
-- Зиблеры чаще бывают генералами, чем графами, – хмыкнул Кирсанов. – Ничего странного. А с лицами у меня и впрямь не очень, к тому же, время их сильно меняет.
Род Зиблеров, о котором шла речь, поднялся в Федеративных Солнцах уже в эпоху войн за Наследие и был славен своими военными традициями. Почти каждый мужчина и большинство женщин этого рода служили в армии; многие дослуживались до генералов и маршалов. Тянули родню, не без этого; так что к сорока годам у Джона-младшего были хорошие шансы возглавить целую ПБК. Как видно, судьба распорядилась иначе.
-- Боевая группа под его командованием нанесла существенные потери Двести семьдесят девятому боевому кластеру в Суквомишских холмах. Практически разбила его, так что до окончания пятой волны клановского наступления он больше не принимал участия в боевых действиях. Во время сражения под Овивингтоном подполковник возглавил контрудар против Четвёртого волчьего гвардейского кластера, остановив его бросок на дроп-порт. Благодаря чему остальные части Тридцать третьей гусарской ПБК смогли эвакуироваться с планеты.
Кирсанов хмуро кивнул. «Только им это не сильно-то помогло», хотел сказать он, но, по некоторому размышлению, решил не говорить. 33-я авалонская гусарская ПБК отступила с Сук II на Оркней, где вместо отдыха и восстановления сил оказалась втянута в битву с частями сразу двух кланов – нефритовых соколов и стальных гадюк. То, что после разгрома защитников планеты эти два клана передрались между собой, Авалонским гусарам уже не помогло.
-- Под Овивингтоном подполковник Зиблер попал в плен, – продолжил Дуглас. – И до мая оставался в организованном Ком-Старом лагере. Когда фронтовые части волков отправились на Тукейид, оставив в тылу лишь символический гарнизон, пленные взбунтовались и попытались отвоевать планету. Хан Керенская отправила против них Тридцать седьмой ударный кластер, который сама же перед этим наказала неучастием в Тукейидской битве за резню мирного населения на Унцмаркте и Меммингене. Возможно, она рассчитывала таким манером убить двух зайцев: и восстание подавить, и Тридцать седьмой подставить под полный роспуск, были там у неё причины внутриполитические... – Дуглас перевёл дух. – Но герцог сумел убедить звёздного полковника Радика в своей лояльности, а подполковник Зиблер – удержать других лидеров готовящегося восстания от поспешных шагов. Так что Радик с чистой совестью доложил об умиротворении планеты. Оставшись при этом и с чистыми руками, против обыкновения.
-- Хорошая сделка, – проговорил Кирсанов.
-- Полагаю, все трое так и решили, – согласился генерал. – Восстание всё равно вспыхнуло в пятьдесят третьем, когда обвал межпланетной торговли здорово расшатал экономику планеты. Помните, я говорил о голодных бунтах?
-- Да.
-- Ирби ввёл распределение продуктов по карточкам, начал перебрасывать массы оставшихся без работы шахтёров в аграрный сектор, и в общем, сумел удержать планету от катастрофы. Но несколько локальных восстаний всё равно случилось, в долине Йеверс, – Дуглас показал на карте обширный сельскохозяйственный регион неподалёку от Овивингтона, – Кевилстоне, Аз-Зауре и на острове Бубиян. Тут между делом выяснилось, что большинство местных лендлордов не выполнило приказ хана о сдаче фамильной боевой техники, припрятало её – а теперь, соответственно, пустило в ход. Герцог использовал оставленную ему легковооружённую милицию против повстанцев на Бубияне и в Кевилстоне; на помощь ему Керенская отправила только что сформированный Пятнадцатый волчий регулярный кластер.
-- Я правильно понимаю, что сам же герцог и прикармливал схоронившихся по щелям будущих повстанцев? – спросил Кирсанов.
-- Правильно.
-- И предал их, когда ему это стало выгодно, – жёстко добавил наёмник.
-- Полагаете, он при случае сдаст и нас?
-- Не сомневаюсь. Был бы случай.
-- Может, и не выпадет, – задумчиво проговорил Эндре Дуглас. – Но именно поэтому я договаривался не только с дядюшкой Колином, но и с подполковником Зиблером.
-- Несколько десятков бойцов и – возможно – пара-тройка недоломанных мехов, это всё, что у него осталось после разгрома восстания?
-- Восстание было разгромлено за отсутствием у него единого руководства и единой стратегии, – сказал Дуглас. – Для начала, его не поддержал герцог; когда до самых упрямых дошло, что федсодровская армия не придёт им на помощь... думаю, вы поймёте.
-- Я удивляюсь лишь тому, что восстания на оккупированных территориях продолжают вспыхивать. Впрочем... – Кирсанов помедлил. – ...нет, не удивляюсь. Полагаю, у людей просто нет выбора: тихо вымирать или побарахтаться, убив хоть нескольких врагов... думаю, и я бы выбрал второе.
-- Да вы просто романтик, капитан.
-- Профессия у меня такая... романтичная.
-- Вот-вот. Ладно, вернёмся к нашим баранам. И волкам. Зиблер со своими людьми ухитрился разгромить отряд Пятнадцатого регулярного в долине Йеверс и даже убить его командира, звёздного полковника Харрела Виккерса. Когда поражение стало очевидным, он залёг на дно; через некоторое время перебрался на Альшаю и продолжает прятаться там.
-- Почему он до сих пор не выбрался с планеты?
-- Потому что не может бросить своих людей. Уж вы-то, капитан, должны это понимать.
-- Хм... пожалуй.
-- Несколько десятков человек. У многих есть семьи. Поэтому всего людей набирается больше полутораста. Не так-то просто вывезти всех разом – или вернуться за оставшимися.
-- И наш рейд для него – способ решить эту проблему.
-- Именно так. Между прочим, среди переданной Зиблером информации есть и примерный график поставок заводского оборудования. А знаете, что в нём? – Кирсанов не поддержал игру – смолчал, и Дуглас быстро продолжил. – Очередной конвой прибывает в дроп-порт Махбе в первых числах ноября. Если мы уложимся в срок – он и будет нашим главным призом.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 12 мар 2019, 23:16

= IV =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
11 октября 3056 года


Вчерашний день прошёл в новых заботах-хлопотах: к середине его, когда остатки хмеля выветрились у Джейсона из головы, лейтенант Тесса забрала его на подгонку нейрошлема. Прежний шлем молодого воина, с которым он пилотировал «саммонер», был повреждён, ни отремонтировать его, ни подключить к системам управления внутрисферным бэттлмехом не представлялось возможным. Нет, ну попробовать-то можно, сказала Джейсону Тесса. И есть даже шанс, что получится. Но проще не париться этим и выдать тебе новый – нашего образца.
Нейрошлем Внутренней Сферы оказался страшноватого вида устройством: здоровенный шестикилограммовый колокол, который, в отличие от настоящих – клановских – шлемов не надевался на голову, а ставился на плечи мехвоина. Повернуть в нём голову было почти невозможно; впрочем, почти весь панорамный экран кабины меха всё равно должен был оставаться в поле зрения пилота.
Свой прежний охлаждающий костюм, лазерник и ботинки Джейсон тоже не получил; вместо них ему выдали громоздкий хладожилет – нательный холодильник, как хмыкнул темнокожий мужчина-техник, подсовывая новоиспечённому мехвоину-наёмнику бумажный журнал для росписи. «Страважья внутрисферная бюрократия», подумал Джейсон. Жилет был не столько тяжёл, сколько громоздок; заметно сковывал движения, хотя при управлении мехом – снова по примерной прикидке воина – он должен по-прежнему без труда дотягиваться до всех органов управления. Помимо жилета, ему достались форменные шорты с накладными карманами по бокам и пара пластальных ботинок, похожих на знакомые по прежней жизни: тоже защитные бронепластины, как под толстой рифлёной подошвой, так и накладывающиеся сверху, защищая тыл стопы и изрядную часть голени. На вес эта обувь была не столь тяжела, как казалось на вид, но всё равно тяжелее своего клановского аналога.
В качестве личного оружия тот же техник предложил ему на выбор несколько разномастных пистолетов и револьверов – только огнестрел, без лазеров и прочего. «Лазер сам себе купишь, если захочешь, – хмыкнул в ответ на вопрос Джейсона о них. – Зарплату ж ты получил?» Интересно, подумал Джейсон, кто и где в Сфере продаёт оружие. В магазинчике, куда они с Ульяной и Майлеа ходили вчера, его точно не было. Но вооружиться лучше сейчас, тем более что предлагают. Что бы там ни говорилось пафосно в Предании, а воин без оружия – не воин. Не разбираясь в моделях внутрисферного огнестрела, он протянул руку и выбрал наугад средних размеров пистолет. Рукоять легла в ладонь как влитая.
-- Хех. Птичка для птички, – ухмыльнулся техник.
-- Что?
-- «Хок-игл», производства «Ириан Армс» на Ириане. Дом Мариков, – добавил он видя, что название «Ириан» Джейсону ни о чём не сказало. Хотя, видимо, должно было. – «Ир-Тэк» – крупнейший производитель оружия в Свободных мирах. Делает всё, от ножиков до бэттлмехов.
-- Буду знать, – проговорил Джейсон, внимательно изучая оружие.
-- Пятнадцать патронов, – начал объяснять техник. – Два режима стрельбы: одиночный и очередью по три. Прицельная дальность до сотни метров, ну, это в теории. Хотя сеструха, вон, умудрялась попадать.
-- Сеструха? – запнулся на незнакомом слове Джейсон.
-- Майка. Да ты ж её знаешь, Майлеа Инапо, они с твоей Ульянкой лучшие подруги.
-- Э-ээ... моей..?
-- Да не ссы ты, Батя не против. А то б вчера ещё тебе яйца оторвал, с хуем вместе, – техник хлопнул Джейсона по плечу.
От такой фамильярности Джейсона передёрнуло, но он заставил себя не думать об этом. Знал ведь уже, что низших каст у наёмников нет – вон, даже оружие все носят. Но мало, что пока ещё мог с собой поделать. Хотя понимал, что делать-то надо: надо избавляться от старых соколиных привычек, проникнуться образом жизни и мышления своего нового клана... страваг, вовсе не клана даже, но что бы это меняло? когда пути назад всё равно нет.
-- Ладно, смотри, – говорил меж тем наёмник. – «Хок-игл», он под безгильзовый патрон оригинальной марки. Заебёшься ты их искать в здешних краях, хотя с другой стороны – не век же нам тут вековать. На, держи, – он протянул Джейсону увесистую металлическую коробку. – Здесь девяносто патронов. Надо же тебе пристрелять ствол, верно?
-- Афф, – согласился Джейсон.
-- Где тир, что да как, у Майки спросишь. И больше половины этого, – он ткнул пальцем в коробку, – расстреливать сейчас не советую. Я тебе эти патроны из жопы не рожаю, а нам ещё воевать.
Остаток дня он действительно провёл в тире, вместе с Майлеа и – кто б сомневался? – Ульяной. Первая обойма вся ушла в молоко: отдача стрельбы из огнестрельного оружия дёргала привычную к лазерам руку; но на втором десятке выстрелов он, всё же, приноровился. Отстреляв третью обойму понял, что этого мало, и зарядил четвёртую. Тут дело пошло уже почти хорошо. Между делом, пострелял и из оружия, принесённого девушками: лиранского «Маузер энд Грей», куритянского «намбу» и тяжеловесного трёхзарядного монстра, который Майлеа назвала «штернснахт».
-- Это ульянкин, – хихикнула девушка. – Она у нас любит большие стволы!
Джейсон не понял, в чём здесь шутка, а Ульяна возмутилась:
-- Это ты мне его на день рожденья всучила!
А ночью Ульяна пришла к нему в комнату. Босиком, в одной тонкой ночной рубашке, которая соскользнула на пол к её ногам, едва Джейсон закрыл дверь; уснули они ещё нескоро.
Сегодняшнее пробуждение оказалось не в пример более приятным, чем вчера. Никаких воплей над ухом, никакого «подъём, боец!» и бега на три километра в неудобных сапогах, зато тёплое и мягкое тело девушки в объятиях. После утреннего построения же его ждал ещё один приятный сюрприз: ангар бэттлмехов.
-- Будешь пилотировать «остсол» в моём знамённом лэнсе, – сказал капитан Кирсанов.
Отремонтированный вчера бэттлмех вчера же и перегнали на постоянную стоянку. Замененные между делом бронеплиты покрасили в три оттенка серого пятнами и разводами городского камуфляжа – нынешней рабочей окраски кирасиров. «Остсол» был старинной машиной, не выпускавшейся уже два с половиной века – с тех пор как были разрушены заводы «Конг Интерстеллар» на Конноте; доставшийся же Джейсону мех покинул сборочный цех и того раньше, задолго до того как генерал Керенский увёл свою армию в Исход, положивший начало кланам. Может быть, даже и раньше, чем Узурпатор захватил Терру, или расстался с жизнью первый лорд Саймон Камерон. Впрочем, никакого особого пиетета к подобным древностям у Джейсона не было. И кланы сохранили в своих арсеналах немало машин, переживших Исход и войну с Узурпатором. Давно устаревшие, они ещё могли послужить войскам второй линии и соламам, давать которым более ценную технику было бы расточительно.
Ни красотой «остсол» не отличался, ни впечатления грозной силы, знакомого по клановским мехам, не создавал. Яйцевидно-продолговатый корпус с узкими скруглёнными плечами, в которые утоплена по самую макушку голова – лишь стык броневых пластин и остекление сенсорного ряда выдавали её наличие. Узловатые ноги с коротким бедром и непропорционально длинной расширяющейся книзу голенью. Длинные стволы больших лазеров на плечах, короткие – средних – торчат из груди пониже. Низко поставленные беспалые руки выглядели чужеродно, будто забывчивый конструктор дорисовал их на чертеже в последний момент, спохватившись: как – бэттлмех, и без рук? Никакого оружия в них не было смонтировано, лишь несколько миомерных пучков на каркасе и по полтонны брони. Достаточно, чтобы держать равновесие на бегу, отжаться культями от земли, ежели всё-таки упадёшь или выставить перед корпусом, принимая удар. Да и непрезентабельный с виду продолговато-заглаженный силуэт имел свой практический смысл: сложнее целиться по нему, особенно, на больших дистанциях, в бешеном темпе современного боя.
Без малого, треть веса меха приходилась на мощный двигатель «влар 300», разгоняющий «остсол» до скорости в 85 – 90 километров в час на планетах с нормальной гравитацией. Девяти тонн брони было достаточно, чтобы передняя сторона всех секций торса и ноги выдержали прямое попадание любого доступного мехам оружия, пусть и всего по одному разу – когда речь шла о крупнокалиберных пушках вроде той, которую нёс «ханчбэк», или о гаусс-винтовках и клановских дальнобойных метателях частиц. С охлаждением было похуже: устаревший «одинарный» контур, хотя и усиленный шестью дополнительными элементами – два на реакторе и ещё по два спущены в ноги, чтоб заходя в воду по пояс, мех охлаждался быстрее. Помимо двух пар лазеров на плечах, мех нёс ещё пару средних у хребта, нацеленных за спину.
-- Твои ключи, парень, – сказал Павел Кирсанов, протягивая Джейсону связку.
Стационарный подъёмник вознёс их на верхний ярус ремонтных лесов, ко входу в кабину «остсола». Капитан был одет в обычную свою полевую форму, Джейсон – в хладожилет, шорты и пластальные боты на ногах; нейрошлем он пока держал в руках.
-- Открывай и залазь.
Кабина меха оказалась совсем такой же, ну, разве что – чуть попросторней, чем у клановских машин. Позади кресла пилота даже остался приличных размеров закуток с откидным сиденьем. В нём и устроился командир. Руки Джейсона сами нашли разъёмы для подсоединения кабелей и шлангов: те оказались на привычных местах. И процедура активации началась знакомо, привычно.
-- Тебе надо будет установить пароли, – сказал Кирсанов. – Печатный и голосовой. Помнишь об этом?
-- Афф... сэр.
На вспомогательном мониторе по центру пульта появилась строка ввода, но пальцы Джейсона замерли над клавиатурой, не касаясь её.
-- Парень, я всё равно имею доступ к управлению каждым мехом отряда, как командир, – по-своему истолковал его нерешительность Кирсанов. – Так что можешь не прятать от меня свои пароли.
-- Я просто не знаю, что писать, сэр. Никогда раньше не приходилось.
Клановские мехи не имели такой защитной системы: магнитных запоров и блокировки пульта управления считалось достаточно, чтобы защитить мех от угона. Но в кланах не было и специальных подразделений диверсантов, поднаторевших и в этом деле тоже. А Джейсона привела теперь в затруднение необходимость сочинить и держать потом в голове пароль.
-- Да что угодно, – сказал командир. – День своего рождения. Кличку домашнего питомца. Есть у вас в кланах домашние питомцы?
Молодой воин продолжал мяться, и капитан раздражённо сказал:
-- Пиши, блядь, «Ульяна плюс Джейсон» и не парься!
От этих слов Джейсона прошиб холодный пот. Он вспомнил всё, что слышал об отношении сфероидов к сексу и к своим детям и склонил голову.
-- Я прошу прощения, капитан.
-- Забей, – буркнул тот. – Зятёк, мать твою... Ульяна большая девочка и сама может решать, с кем и как ей дружить. И с кем трахаться – тоже. Так что не парься, говорю же: ты пока не сделал ничего предосудительного. Пиши пароль, давай – его ты точно не забудешь.
Джейсон послушно набрал на клавиатуре два соединённых знаком «+» имени и нажал клавишу ввода.
-- Установите голосовой пароль, – сказал синтезированный голос в динамиках.
Здесь озарение пришло сразу.
-- «Неважно, веришь ли ты в удачу», – процитировал Джейсон фразу воспитателя сибов Зеноса. – «Важнее, чтобы удача не перестала верить в тебя».
-- Пароль записан, – сообщил мехвоину компьютер меха. – Пожалуйста, повторите пароль.
Джейсон повторил.
-- Пароль подтверждён.
Бэттлмех оживал. Возвращался в рабочий режим реактор, раскручивался в нижней части корпуса трёхтонный гироскоп, загорались на пульте индикаторы готовности систем.
-- Сегодня у нас ознакомительный пробег, – сказал Кирсанов. – Приноровишься к «Старику Иа», для начала, побегаешь, постреляешь по мишеням...
-- «Старику Иа»? – переспросил Джейсон.
-- Ну, я его так прозвал. «Остсол» – osyol – Иа-Иа... – следующие несколько минут капитан потратил, чтоб объяснить не владевшему русским языком бывшему клановцу игру слов, а потом и древнюю сказку про плюшевого медведя и его друзей.
Долго привыкать к ходу «остсола» Джейсону не пришлось: и прежний его бэттлмех, «саммонер», хоть и на десять тонн тяжелее, имел схожие ходовые характеристики. Шаг, бег, повороты на месте и в движении; сложный грунт – россыпь бетонных обломков с торчащими там и сям невысокими надолбами. Миновав её, Джейсон рванул вперёд спринтом, благо, поле впереди было ровным. Но молодой мехвоин остался предельно сосредоточен, тщательно проглядывая землю впереди и под ногами меха. Сто четыре километра в час... сто пять... после ста семи он начал плавно сбавлять ход.
-- Теперь к мишеням, – распорядился Кирсанов.
Быстро сверившись с картой, Джейсон повернул на бегу.
Даже первые выстрелы, когда он ещё только приноравливался к непривычному и устаревшему оружию, не пропали втуне. Он даже достал движущуюся мишень с шестисот метров, с четырёхсот пятидесяти – четырёхсот расстрелял несколько малоразмерных, поднимающихся и исчезающих в пущенном оператором стрельбища дыму.
-- Хорошо стреляешь, парень, – похвалил капитан.
-- Ствольной баллистикой хуже, – честно признался мехвоин. – А ракетами и вовсе...
-- У старины Иа нет ни того, ни другого.
-- Интересные сенсоры... – задумчиво проговорил Джейсон. – Усовершенствованная модель, квиафф?
-- Самый, что ни на есть, афф, – подтвердил капитан. – Их ещё делают на Конноте, и у нас был запасной комплект. Ну, что, парень – поворачиваем домой или порезвимся ещё?
-- А можно? – обрадовался Джейсон.
-- Можно козу на возу, – буркнул капитан. – Ещё лису на весу, но Дэвион обидится. Мальчишка... гоняй уж, хуй с тобою. А я подремлю. Разбудишь, как подойдём к ангару.
И ведь в самом деле захрапел, обмякнув на узком сиденьице. Невзирая на тряску и духоту в кабине после огневого тренажа. Сказывалась многолетняя привычка старого вояки.

* * *


-- Послушайте, капитан, но это же несерьёзно! – увещевал Кирсанова генерал Дуглас несколькими часами позднее. – Времени на то, чтобы свозить «центурион» в ремонт на Пандору, у нас в обрез, и вы как пить дать, не успеете. Я же предлагаю вам заменить этот бэттлмех другим прямо сейчас!
-- Вот этой вот раскорякой? – Кирсанов ткнул пальцем в висящую над столом голограмму.
-- Новейшей разработкой «Тар-Гес Индастриз», капитан!
-- С которой таргесовские умники еблись десять лет, прежде чем научили не путаться в собственных ногах и не глушить электронику наводками от своего же двигла.
-- Ладно вам, капитан, не всё так плохо... сейчас, во всяком случае, «бушвокер» уверенно держится на ногах, и с электроникой проблема решена. Всё отлично экранировано, я сам проверил.
Кирсанов скептически хмыкнул.
-- Так что я готов обменять наш полностью боеготовый «бушвокер» на ваш «центурион»...
-- С доплатой.
-- Капитан, у меня тоже есть финансовая отчётность.
-- Но пять миллионов!
-- Четыре миллиона семьсот тысяч четыреста восемь кронеров, и это последняя цена. Судите сами, капитан: закупочная цена «бушвокера» сейчас – ну, круглым счётом, двенадцать с четвертью миллионов. Ваш «центурион» стоит девять с половиной, но с учётом его состояния, цена падает до семи миллионов пятисот пятидесяти восьми тысяч восьмисот...
-- Ладно, – буркнул Кирсанов. – Считать я тоже умею.
-- Ну так что – вы согласны?
Капитан потёр подбородок.
-- Пушку «центуриона» мы оставляем себе. А вы поможете присобачить её на «бушвокер» вместо его пушки. Тогда я согласен доплатить вам четыре семьсот, иначе – нет.
-- Пушку «бушвокера» мы тогда оставляем себе.
-- Ладно.
-- Тогда по рукам? – спросил Дуглас.
-- По рукам, – согласился Кирсанов.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 13 мар 2019, 18:05

= V =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
23 октября 3056 года


Севший утром в порту «Хильдисвини» привёз на Боргезе не только пополнение рядов кирасиров, но и новую технику для планетарной милиции – дюжину лёгких танков «скорпион». При боевой массе 25 тонн, эти гусеничные машины несли автопушку «делеон 5» среднего калибра в башне да курсовой пулемёт; защищали их всего четыре тонны брони. Скорость в пределах 65 км/ч по грунту тоже не давала особых поводов для оптимизма, да и недавний опыт их применения у боргезианских ополченцев был печальный. Взвод таких же лёгких танков нефритовые соколы истребили в первом же бою. А теперь их подкинули целую роту. Единственными достоинствами «скорпионов» были их дешевизна – всего триста двадцать семь тысяч кронеров за штуку по нынешним ценам – и простота, а значит, и быстрота производства. Военный завод «Квикселл Компани» на Пандоре клепал их по полторы-две сотни в месяц и поставлял, в основном, ополчениям таких вот нищих и слаборазвитых миров, как Боргезе, отчаянно пытавшихся укрепить свою оборону. Но и в боях с мало-мальски серьёзным противником гибли эти маленькие и слабые машинки едва ли не быстрее, чем «Квикселл» успевала их выпускать. И «скорпионы», и их экипажи – обычно из неопытных, наспех обученных солдат – были пушечным мясом современной войны.
Впрочем, подумал Яньчжэнь Уборевич, лучше идти в бой на этом маленьком гусеничном дерьмеце, чем на своих двоих. Или каком-нибудь сраном гантраке, который вспыхнет, как спичка, от первого же попадания вражеского снаряда. Ладно, его дело сегодня иное: принять новый лёгкий мех для нового бойца своего лэнса.
-- Ну что, Поркинс – не терпится тебе запрыгнуть в кабину?
Вообще, бывшего техника звали Дэвид Перкинс, но погоняло к нему прилипло мгновенно. «Pork» – значит свинина, самое то для толстяка весом за сотню килограмм. Хотя ни водить индастриалмехи, ни чинить сначала их, а потом и боевые, лишний вес ему не мешал.
-- Так точно, командир, – Перкинс утёр носовым платком пот с лица.
По терранскому календарю был конец октября, но по местному – разгар лета, да и Хьюстон располагался на субтропической широте, где настоящей зимы не случалось. В грузовом отсеке дропшипа, куда оба только что поднялись, было так же жарко, как и на улице. Что и немудрено, ведь обе аппарели были откинуты, оба огромных люка – распахнуты, и через них в полутёмное нутро корабля втекал горячий воздух полуденного Хьюстона.
-- Не ждал, что нам удастся его отхватить! – с нотками восхищения в голосе вымолвил Перкинс, глядя на невысокую, по меркам шагающих боевых машин, фигуру меха, зафиксированную на транспортной стойке.
Пропорциональные ноги, под бронёй которых укрыты толстые тросы миомерной мускулатуры. Сходящиеся клином к узкой килевидной груди торсовые бронеплиты. Правая рука длиннее левой из-за продолжающего её двухтонного боевого топора. Предплечье же левой представляло собой прямоугольный оружейный блок с двумя малыми и двумя средними лазерами. На лбу маленькой головёнки поблёскивает объектив прибора целеуказания.
-- «Скарабус», – негромко проговорил Дэйв Перкинс.
-- Скобарик, – хмыкнул Уборевич.
Скобарями называли жителей Пскова – юго-западного материка Тихонова, людей недалёких, но хватких и прижимистых, по общему мнению жителей трёх других материков. Яньчжэнь Уборевич вырос в Караганде, городе на перешейке, соединяющем Псков с северо-западным материком – Казанью, и весь этот пласт тихоновского фольклора знал назубок. Но при всём своём скепсисе относительно новинок лиранского военпрома, всколыхнувшемся, когда Батя сменял у лиранцев раздолбанный «центурион» на новый «бушвокер», он признавал, что в этот раз у тех получился отличный лёгкий мех.
Сверхлёгкая версия двигателя «влар 300», на которую приходилась почти треть веса меха, разгоняла его до ста шестидесяти километров в час – достаточно, чтобы посостязаться в скорости и с клановскими лёгкими машинами, включая знаменитый «дэшер». Который мог обогнать «скарабуса» только на миомерном акселераторе – но тот штука специфическая, годится лишь для спринтерских рывков, а не долгих забегов. Топор на лёгком мехе казался Уборевичу сомнительной идеей, ну да не будем крохоборами. Двух пар лазеров нормальному лайту – лёгкому бэттлмеху – уже хватает за глаза и уши. А тут ещё прибор целеуказания. Очень пригодится в будущем рейде, где их будут поддерживать самоходные артустановки лиранцев.
При этом, Хильда Стёйвесант умудрилась купить эту машину всего за 3,8 миллионов кронеров, против заводской даже цены в пять с полтиною миллионов. Не говоря уж о рыночных накрутках, увеличивающих её на четверть, минимум, до 6,8 – 7 миллионов всё тех же кронеров. Или си-биллов – валюты Ком-Стара – что было по нынешним временам однохренственно, при курсе один к одному. Уборевич, отец которого был на Тихонове преуспевающим коммерсантом, по достоинству оценил достижения Хильды, немедленно отдарившись марочным коньяком. Может, и не терранским, но в Магистрате Канопуса тоже знали в них толк. Расставаться с давно припасённой бутылочкой было не жаль: сам Яньчжэнь, подобно своему командиру, коньяки не любил, видя в них только жидкую валюту, полезную в разных делах. От деловых переговоров и торговых сделок до выражения своей признательности.
Кабина тридцатитонного меха была тесновата для двух человек. В ней и один толстый Поркинс умещался с трудом, чем его не замедлил подколоть лейтенант. Поэтому Уборевич остался снаружи. Сел, скрестив ноги, прямо на металлический пол грузового отсека, спиной прислонился к ближайшей стене. Вставил в ухо наушник микрокоммуникатора и лениво слушал восторги Дэйва по поводу нового бэттлмеха.
-- У него даже комплекс радиоэлектронной борьбы есть!
-- Тоже хорошо, – прокомментировал Уборевич.
Чем ближе подходил срок завершения этого и начала следующего контракта – на рейд в оккупационную зону волков – тем меньше ему этого хотелось. Умом лейтенант понимал, что выбор у командира был невелик: за остававшийся неполный месяц сиденья в гарнизоне Боргезе обманутый в своих ожиданиях Дуглас попортил бы им немало кровушки. Проще было согласиться, тем более, что и права на трофеи капитан выторговал более чем щедрые. Правда, трофеи надо ещё взять. А потом увезти.
Хренов лиранец рвётся в бой – без дураков, гоняет своих ребят по полигону, и сам старается, как умеет. Не так уж и хреново умеет, если на то пошло: видал Уборевич командиров и похуже. Он десять лет отслужил в войсках Федеративного Содружества и ещё столько же – в наёмниках, под началом капитана Кирсанова. В этом году ему стукнуло тридцать девять – пора уже остепениться, вот, и Йеванде снова ждёт малыша. На сей раз мальчишку: писюн на УЗИ виден ясно; а дочкам-погодкам, меж тем, стукнуло одной три, а второй два годика, что тоже хорошо. Клановец бы на этой мысли и успокоился: гены новому поколению он передал, всё! можно спокойно класть голову на поле брани. А ему, наёмнику из Внутренней Сферы, напротив, больше хотелось жить. Взять на руки сына, смотреть, как растут он и девчонки, научить их всех водить фамильный бэттлмех... обнять жену.
Захотелось курить, хотя сколько лет уж, как бросил. Йеванде заставила, вот ведь прикол. В бой рвётся молодёжь – это вообще свойственно молодёжи, сам таким был. Отец Уборевича был купец первой гильдии, а вот матушка – наёмницей-мехвоином, захомутавшей его в один прекрасный день. Нормальная история, если подумать. Яньчжэнь хоть и был старшим из их детей, к семейному бизнесу интереса не проявил – в отличие от семейного бэттлмеха; поэтому и отправился учиться в Тихоновскую школу военных дисциплин – военное училище – когда ему сравнялось шестнадцать. Учился средне, за золотую медаль жопу не рвал – на хрена? Так и выпустился в тридцать шестом, попав служить в Корпус Федеративного Содружества – «лучшие солдаты и лучшие машины обеих держав», так о нём писали на пропагандистских плакатах. На деле обе армии, и Дэвионов, и Штайнеров, скидывали туда людей по принципу «на те, боже, что нам негоже»; да кто б сомневался – нормальные ребята самим нужны, зато какой хороший повод избавиться от всех трабблмэйкеров. Туда же сливалась и основная масса курсантов с Тихонова и Сарны, бывших капелланских миров, завоёванных в Четвёртой войне за Наследие.
Пятая ПБК Фед-Содра, в которую он попал, в начавшейся через три года войне с Драконьим Объединением штурмовала Холстед-Стейшен за компанию с наёмным полком Рэнди Романа из бригады «Сражающихся урукхаев», но в августе попали под сокрушительный контрудар 1-го и 7-го полков Меча света – гвардейских частей дома Курита, выпотрошивших неопытную Пятую в считанные дни. Не помогли ни хорошо укреплённые позиции, ни перевес в танковых и пехотных частях: этих самураи и вовсе порубали в капусту. К середине месяца планета снова стала драконьей, а остатки Пятой ПБК вернулись зализывать раны в Сарнскую марку. Против ожидания многих, соединение не распустили, напротив – пополнили новыми выпусками курсантов из обеих держав, готовившихся слиться воедино. Не лучших, прямо скажем, курсантов, да и задачи командование им стало нарезать соответствующие: зачистка тылов, подавление мятежей, которые разжигали по всей Сарнской марке капелланские провокаторы. Правда, как вскоре убедился Яньчжэнь, слухи об этих последних так и остались по большей части слухами; а вот кто реально старался вовсю, это хапуги-лиранцы, и всё первое десятилетие после завоевания тихой сапой подгребающие под себя новые владения Дэвионов. После того как державы Штайнеров и Дэвионов слились в единое Федеративное Содружество в сорок втором, в Сарнскую марку хлынула вторая волна. И если первую составляли, в основном, безземельные дворяне, желающие исправить этот прискорбный недостаток – прихватить себе земель с людишками, где оставшихся бесхозными после гибели прежних хозяев на войне или бегства их в Конфедерацию, а где и выжив с земли этих самых прежних хозяев – то с сорок второго к Сарне ломанулась публика ниже пошибом. Купцы и купчишки, авантюристы, мошенники и откровенные уголовники – все торопились урвать кусок сарнского пирога, пока его не доели, поделив между собой, дворяне.
Местный народ, естественно, бунтовал. Не столько за бывшего сюзерена Ляо и воссоединение с Конфедерацией – уже ровесники самого Яньчжэня, которому было одиннадцать, когда Дэвион завоевал Тихонов, старых порядков почти не помнили и привыкли к новому – сколько против пришлых чужаков, решивших отчего-то, что Сарнская марка создана для наполнения их кошельков и удовлетворения всех прочих амбиций.
После двух лет барахтания во всей этой грязи Яньчжэнь, наконец, смог перевестись домой на Тихонов. Офицерский патент он заслужил ещё в войну, за то, что принял командование остатками двух рот своего батальона после гибели старших офицеров и вывел их из-под удара 7-го Меча света. С учёбой, однако же, не заладилось поначалу: два года ему отвечали «подожди, потерпи», вот ещё разок сходишь в рейд... Но там и отец, дела которого снова пошли на лад, разобрался – кому и сколько надо дать, и похлопотал за сына. Так в сорок втором Яньчжэнь, уже третий год, как лейтенант, поступил на офицерские курсы Тихоновской школы военных дисциплин. После которых остался на планете, сначала курсовым офицером, затем, уже в чине гауптмана – капитана на старые деньги – в постоянном составе недавно сформированного академического учебного батальона, командиром второй его роты. Там снова пришлось повоевать: отражали драконский налёт на Ронель, умиротворяли разбушевавшихся кочевников на Гамале, уничтожали базы повстанцев в джунглях Бхарата. Потом была заваруха на Акамаре, где столкнулись интересы нескольких торгово-промышленных и политических воротил, на подхвате у одного из которых был Уборевич-старший. И не то чтобы, выполняя переданное через отца поручение и в меру сил решая обрисованную ему проблему, гауптман Уборевич допустил какие-то ошибки. Просто, сил ему не хватило в нужный момент. Что не было, разумеется, оправданием в глазах сильных мира сего, и на этом военная карьера Яньчжэня закончилась.
Десять лет ходить в лейтенантах кочующей по задворкам Сферы наёмной роты – тоже не бог весть, какая карьера, но пять из этих десяти лет с ним рядом была Йеванде, и это всё меняло. А вот сейчас накатила тоска... Пусть рвутся в бой молодые – хоть этот мальчишка-клановец, которого взяла в плен Ульянка... в обоих – хе-хе – смыслах... Хоть сами Ульянка с Майкой, хоть ребята из команды Дугласа; впрочем, у этих с волками свои счёты. Почти все они – тамарцы, иные сами бежали с оккупированных захватчиками миров, кто потерял на войне с кланами родителей или старших братьев. Их всех подхлёстывает ненависть, они хотят убивать волков. Не лучшая, честно говоря, мотивация, но пусть с этим разбирается Дуглас.
У Поркинса причина боевого энтузиазма иная: он столько мечтал стать мехвоином и вот, наконец, достиг заветной цели. Как бы это не сыграло с ним дурную шутку. И это уже проблема Уборевича как непосредственного его теперь начальника. Оттого и подкалывал он парня, подрезáл ему крылышки, не давая совсем оторваться от земли. Потому как слишком дорого мог обойтись такой отрыв и самому Поркинсу, и всему лэнсу. Майка Инапо от молодецкой этой горячности уже почти избавилась, хотя с переделкой её «гриффина» в 1DS по-любому снова полезет на рожон. Импульсный лазер – оружие ближнего боя, уже на трёхстах метрах он не особо-то эффективен, а четыреста с мелочью – средняя дистанция РБД и дальнобойного ПМЧ – для него и вовсе предел. Поэтому девчонка, к гадалке не ходи, снова полезет в ближний бой, и нельзя дать ей зарваться.
В ком Уборевич был уверен, так это в Махмуде. Немолодой и немногословный астроказиец – полное его имя было Али Абдур-Рахман Махмуд-Хел – служил под его началом восемь лет, и в отряд Кирсанова пришёл уже ветераном. Этот всё сделает как надо. Чужая душа, может, она и потёмки, особенно восточная душа уроженца варварского периферийного мира, пусть и довелось ему отучиться потом три года в Геройском институте Лиги Свободных Миров, но хрен бы с ней, с душою: стрелять и мех водить мужик умеет отлично, приказы выполняет чётко, так чего ж ещё от него хотеть? С душой своею пусть разбирается сам – Аллах ихний в помощь.
И жаль, что Джей-Ти Хадсон не сможет пойти в бой на сей раз. Но тут уж против природы не попрёшь. Ещё вопрос в новичке, которым, вернее, которой командир пополнит свой знамённый лэнс. Мех-то у неё неплохой – «бэттлмастер»-3S предвоенной пандорской сборки. Но вот сама... тут, впрочем, Кирсанов и без него разберётся.
Именно это капитан и делал прямо сейчас в нескольких десятках метров над ним по диагонали – в каюте на второй палубе «Хильдисвини». В тесной её кубатуре – второй класс, а первого конструкция что оригинального «Данаиса», что его милитаризованной версии «Трояна» не предусматривала – места едва хватало для койки, откидного столика и стенного шкафа; сейчас, к тому же, изрядную часть койки занимало сооружённое из одеял и подушек гнёздышко, в котором тихо посапывал спящий малыш нескольких месяцев от роду. Мама этого малыша, невысокая молодая женщина с коротко стрижеными пепельными волосами, сидела рядом, обхватив колени руками. За отсутствием другой мебели, капитан стоял, привалившись к стене напротив.
-- Скажите, милочка, вы отдаёте себе отчёт, что через две недели вам придётся идти в бой? – говорил он.
-- Я мехвоин, сэр. Меня этому учили.
-- И с боевым опытом у вас всё в порядке?
-- Да... то есть, нет, сэр, боевого опыта у меня пока нет. Но я была лучшей выпускницей своего курса и окончила училище с золотой медалью!
-- При вашей родословной это немудрено.
Женщина бросила на него быстрый рассерженный взгляд исподлобья.
-- Я не «социал-генерал», сэр!
-- Вы всего лишь дочь герцога Кукенского. Почему бы вам не вернуться домой под папино крылышко, а? Что и кому вы собираетесь доказать, уйдя со службы в наёмники? И главное – почему вы хотите сделать это за мой счёт?
-- Капитан Стёйвесант говорила, что вам нужно пополнение, и я подхожу по условиям.
-- Она ошиблась.
Разговор с Хильдой у Кирсанова состоялся несколько минут назад.
«В тебя что – вселился дух альтруизма из гиперпространства?»
«Она квалифицированный мехвоин и у неё хороший штурмовой бэттлмех. Что тебе не нравится, Паш?»
«Вот, комедию эту передо мной ломать не надо, а? Ты поняла, о чём я»
«А чем она тебе не нравится, Паш? – Хильда Стёйвесант испытующе на него посмотрела. – Возрастом? Так она твою дочь на год старше. Происхождением? Так ведь и сам ты не из крестьян, а потомственный граф. Может, ты просто не любишь лиранцев?»
Кирсанов не повёлся на этот финт.
«Её разжаловали и выперли из армии со скандалом. Для начала»
«И что с того? Это местная политика, какое она имеет отношение к нам?»
«Пока никакого. И я не хочу, чтоб имела»
-- Расскажите-ка мне, милочка, за что с вас сняли погоны, – сказал Кирсанов.
-- Вы уже прочли всё в газетах, сэр... – молодая женщина тихонько вздохнула. – И составили мнение, которое мне не изменить.
-- А вы попробуйте.
-- А если я не хочу? – не поднимая головы спросила она.
-- А это с твоей стороны естественно. Поматросил и бросил, верно? Тебя, герцогскую дочку, золотую медалистку и умницу-красавицу. Кто это был, кстати? По газетным статьям я толком не понял.
-- Рудольф Мерриэм. – Голос девушки был обманчиво ровным: всё же, она умела владеть собой. – Сын генерала Мерриэма, начальника Пандорского училища.
-- Сын генерала – вне категорий, так, кажется, у вас говорят?
Она кивнула, едва заметно. И плечи почти не дрожали.
-- Даже для тебя? – жёстко уточнил Кирсанов.
-- Мой отец не так могущественен, как вы считаете, сэр. Почему, вы думаете, меня отправили учиться на Пандору, а не в Нагельринг?
Кирсанов пожал плечами.
-- Я вообще не собирался об этом думать.
-- Вам доводилось бывать на нашей планете, сэр?
-- Один раз и ненадолго. – Предыдущим контрактом «Кирасиров Кирсанова» было полгода охранной службы у «Нашан Шиппинг», транспортного подразделения крупнейшей лиранской мегакорпорации, и на Кукенз-Плэже-Пит они в самом деле побывали однажды. Расположенный у самой границы оккупированных кланами территорий курортный мир, чьи полицейские и таможенники за умеренную плату могли в упор не видеть того, что и хотел скрыть платящий, открывал прекрасные возможности для контрабанды. – У вас там развита индустрия развлечений, прям-таки лиранский Канопус. А сейчас ещё и куча военных санаториев, обслуживающих всю фронтовую группу войск. Чего я там не заметил? Ну – помимо контрабанды, конечно, о которой ваш отец вроде как должен не знать?
-- Вы в самом деле не поняли?..
-- Милочка, кончайте играть в загадки. Ваши семейные тайны меня не волнуют ровно так же, как ваши личные проблемы.
-- У отца есть войска для обороны планеты. Содержание которых почти истощило его казну. Но ни... индустрию развлечений, как вы сказали, ни контрабанду, о которой я тоже прекрасно знаю, он не контролирует. И никогда не контролировал, после... это долгая история, сэр. И вам ведь она неинтересна?
-- Абсолютно. Хочешь сказать, у герцога не хватило бабла пристроть тебя в Нагельринг? – он криво усмехнулся. – Извини, не верю.
-- Вопрос был не в деньгах. – Помолчав немного и по-прежнему не поднимая глаз, она продолжила. – Незадолго до окончания школы я влипла в одну неприятную историю. После неё... на Таркаде меня бы достали вернее, чем на Пандоре.
-- Да у вас, милочка, просто талант влипать в истории, как я погляжу, – хмыкнул Кирсанов.
Плечи девушки задрожали. Малыш тоже заворочался в своём гнёздышке, захныкал, и она подхватила его на руки, пытаясь успокоить. Что привело к результату обратному. Плачущая женщина с вопящим младенцем на руках – зрелище малоприятное, и трогательным его назовёт, кроме поэта-романтика, своими детьми обзавестись ещё не успевшего. Кирсанов таковым не был, зато отцом и дедом – был, поэтому сел с нею рядом на койку.
-- Ну, тише, тише, – приобняв девушку за плечи, проговорил он. – Не надо плакать, не надо...
Глупейший совет всех времён и народов: никто ещё после этих слов плакать не прекращал. Скорее, наоборот. Ну, Хильда, думал капитан, ну, удружила. И ведь формально была права: квалифицированный мехвоин – диплом Пандорского училища военных наук с отличием – владелица модернизированного «бэттлмастера»; без боевого опыта, конечно, но это ведь дело наживное. И потом, отслужить два или три года в войсках она ведь успела. Что всяко лучше, чем нанимать совсем зелёного выпускника училища, у которого ещё чернила на дипломе не обсохли. Или какого-нибудь отчисленного со второго-третьего курса засранца.
«Признайся, ты просто сжалилась над этой девчонкой», говорил он Хильде четверть часа назад.
«Есть немного», не стала отпираться та.
«Ну, молодец. Поздравляю. Возьми её себе в трюмные – грузомех водить. Потому что моё бюро добрых услуг закрыто на переучёт»
«Да ладно тебе, Паш... кто из нас двоих прожжёный циник и жадный торгаш?»
Определённо, не я, думал Кирсанов сейчас. А девочка, похоже, не играет: слёзы настоящие, искренние; бывают, конечно, разного таланта и мастерства актрисы по этой части, особенно среди дворянок, но тут ща не тот случай.
-- Поэтому ты не можешь вернуться к отцу? – спросил он. – Из-за тех старых дел?
-- И тех, и этих, – ответила она, и вновь он не почувствовал фальши. – И просто... не могу.
-- Не хочешь.
-- Да... наверное, не хочу.
Резонно, подумал Кирсанов. Кто ж хочет возвращаться в отчий дом с ребёнком в подоле? Безотносительно всего прочего, но и в разжаловании с обвинениями не то в заговоре, не то в шпионаже, ничего хорошего нет. Пусть даже обвинения не подтвердились и шиты были белыми нитками. Лучшим для девушки вариантом было и впрямь оказаться подальше от родного мира. Особенно такого как Кукенз-Плэже-Пит, где охочая до сенсаций пресса немедля поднимет хай: скандал с участием дочери герцога – это вам не богемные разборки, к которым публика давно привыкла.
Успокоившийся, было, малыш заплакал с новой силой, и Кирсанов аккуратно забрал его у матери. Та не сопротивлялась. Её саму бы кто успокоил, куда тут успокаивать орущего ребёнка. Подгузник того набух до предела – пора менять; но хоть жопка чистая, и то хорошо.
-- Где у тебя подгузники? – спросил капитан.
Она показала. С переодеванием он справился быстро – ну, мастерство не пропьёшь, да и внучок практики в этом плане предоставил изрядно. Поиграл немного с ребёнком; тот на удивление быстро притих, с интересом разглядывая незнакомого седого дядю.
-- Уволили вас уже в чине сержанта?
-- Да, – кивнула она.
Глаза красные и всё ещё мокро блестящие, нос покраснел и распух. Да уж, видок у тебя... Лизель Мейерс, так, кажется?
-- А его как зовут? – спросил Кирсанов, усаживая малыша у себя на сгибе локтя.
-- Даниэль... – она чуть склонила голову набок, но спрашивать ни о чём не решилась.
-- Итак. Ты отдаёшь себе отчёт, что нам скоро в рейд? Из которого у тебя есть много шансов не вернуться?
Пауза, потом быстрый, решительный кивок.
-- И Даниэля тебе придётся на это время оставить... у нас?
-- Так вы..?
-- Я не могу присвоить тебе звание выше рядового первого класса. Это ты тоже понимаешь?
-- Да...
-- И всё равно хочешь у нас служить?
-- Да. – Ответ прозвучал решительно.
-- Двухгодичный контракт с возможностью продления в одностороннем порядке. Ремонт и боекомплект для меха, котёл, казарма и медобеспечение для тебя. Только тебя. Зарплата по новобранческой ставке, как минимум – пока не отработаешь первый боевой контракт. Это всё тоже понятно?
-- Да... так точно, сэр.
-- И ты не раздумала оставаться у нас?
-- Даже если я раздумаю, сэр... Денег на билет до Аутрича у меня всё равно нет. Да и не было. А вы единственный известный мне наёмный отряд, у которого есть вакансия.
-- Так-таки и единственный? – недоверчиво хмыкнул Кирсанов.
-- Там, куда я могла добраться – да.
-- Хорошее уточнение. – Кирсанов пересадил маленького Даниэля с правой руки на левую. – Ну, собирайся тогда, идём подписывать контракт.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 14 мар 2019, 19:06

= VI =


Хьюстон, Богезе
Тамарская марка
Федеративное Содружество
26 октября 3056 года


За два последующих дня Лизель Мейерс показала на полигоне результат средней паршивости. Если с пилотированием меха было ещё неплохо, а с командирскими навыками почти хорошо, особенно с тем подспорьем, что давал специально оборудованный для этого «бэттлмастер», то навыки стрельбы девушки так и остались на уровне выпускника училища. К командованию же Кирсанов не собирался её подпускать: не заслужила. До выхода в рейд оставалось ещё две недели, но за это время успеть бы закончить слаживание знамённого лэнса. В котором теперь сразу двое новичков. Да каких – клановец с их дурацким кодексом чести, накрепко засевшим в мозгах и не нюхавшая пороху лиранка.
Помимо командования ударным лэнсом отряда, Яньчжэнь Уборевич отвечал в нём за боевую подготовку, за что получал надбавку к жалованью, хотя время от времени и ворчал. О Джейсоне он отозвался сдержанно: «парень небезнадёжен, но мы с ним ещё повозимся». На требование уточнить ответил:
-- Лазерами он владеет не хуже меня, и очень может быть, скоро станет и лучше. С баллистикой прямой наводки тоже хорошо, с ракетами – хуёво, но это всё хуйня, пока он ездит на осле.
Потому что «остсол» вооружён только лазерами.
-- Это я и сам примерно представляю, – вспомнив тест-пробег по полигону, сказал капитан. – Проблема-то в чём? Во всей этой клановской поебени у него в голове?
-- В ней самой, – подтвердил Уборевич.
В основе кодекса чести клановских воинов лежали их личная слава и личное же мастерство. Поэтому основной формой ведения боя, к которой они всегда стремились, были схватки один на один, шедшие обычно до разрушения бэттлмеха одного из противников. Отступать и вообще, уклоняться от боя, кодекс чести запрещал. Джейсона это и подвело три недели назад: «тор», которым он управлял, мог прыгать на полтораста метров, и ему не составило бы труда уйти за дома от атаковавшей его в лоб на «ханчбэке» Ульяны. Но вместо этого Джейсон попятился, отстреливаясь, по узкому проходу меж складских корпусов дроп-порта; вообще, даже в этом случае у него были хорошие шансы разобрать «ханча» раньше, чем тот разберёт его, но удача оказалась тогда не на стороне клановца. Что не помешало Кирсанову хорошенько потом пропиздюлить дочь за безрассудство.
Речь, впрочем, сейчас шла не о том. У клановцев были и другие, совсем странные обычаи. Например, воин мог оспорить приказ командира до его исполнения – вызвав командира на дуэль. Клановцы называли это испытанием отказа. Командирами, впрочем, у них тоже становились через дуэль – победив на ней предшественника, ранее занимавшего это место, или претендующего на него соперника. Даже канопианская покупка чинов за деньги была, по мнению Кирсанова, более разумным способом замещения офицерских должностей. Впрочем, там, где бой распадается на серию поединков между отдельными бойцами, от командира много не требуется. Хватит, наверное, и умения драться.
Вопрос – как может воевать армия, основанная на таких принципах, был наполовину риторическим. Ответ же Кирсанов теперь видел сам. Успех кланам во время вторжения принесли внезапность и колоссальный технический перевес: оружие и техника захватчиков ушли далеко вперёд даже от уровня Звёздной Лиги, который государства-преемники только сейчас навёрстывали, в меру сил. Незнание всей силы вторгшейся орды, её резервов и состояния тылов тоже сыграло свою роль: после первых неудачных столкновений, военачальники Содружества, Расальхага и Драконьего Объединения нередко отводили войска раньше, чем была исчерпана возможность сопротивления. Полуторамесячная битва за Сук II между 33-й авалонской гусарской ПБК и галактикой «Альфа» волков была редким исключением из правил. И там на стороне клановцев сыграл перевес в бэттлмехах и авиации. Которым те очень хреново распорядились, отчего и возились полтора месяца вместо недели-двух. Помогая Эндре Дугласу в планировании рейда, Кирсанов получил возможность ознакомиться с материалами тех сражений. И мнение у бывшего майора Авалонских гусар сложилось такое, что чем больше клановцев собирается в одном месте, тем хуже они воюют. И порог управляемости начинался, похоже, ещё на уровне кластера. Понятно тогда, в чём резон их торгов на уменьшение численности задействованных в боевой операции войск; впрочем, сейчас это было скорее плохой новостью, чем хорошей. В рейде-то им предстоит драться, как раз, с небольшими отрядами волков. Которые должны быть прекрасно управляемы, и этим – опасны.
За прошедшие две недели Кирсанов, как мог, постарался вложить в голову парню внутрисферные понятия о дисциплине и субординации. Благо, на его стороне тут сыграла клановская вера в право сильного. Ну, кто сильнее – тот и прав; а по результатам давешнего набега птенчиков на Боргезе выходило, что сильнее оказались кирасиры Кирсанова. Так что побеждённому клановцу, по идее, следовало бы теперь прилежно следовать пути тех, кто его победил и поставил в свой строй. Сами они в войнах между своими кланами так обычно и поступали.
В жизни, конечно же, всё было сложнее: живой человек – не функция и не набор простых алгоритмов поведения. А главное, парню теперь приходилось идти наперекор многому из того, чему его учили всю предшествующую жизнь. За две недели тут не управишься – потребуются месяцы, годы; и это уже проблема не философская а вполне себе практическая.
Темп современного боя очень велик: минута-другая – и вот уже одна из сторон разгромлена, а вторая развивает успех. Бой, вовлекающий по одному-двум лэнсам с той и другой стороны, может легко уложиться в минуту. И в нём каждый боец лэнса должен знать свой манёвр – всё их возможное многообразие. И командира они должны понимать с полуслова. Только тогда лэнс станет полноценной боевой единицей, слаженной суммой всех своих мехов и воинов, действующей в бою как единое целое.
Привыкшему к поединкам клановцу, для начала, надо было это вообще понять.
У Лизель Мейерс такой проблемы не было: её-то учили если и не по тем же наставлениям, что Павла Кирсанова, то по очень похожим. И в общем, неплохо всему научили. За две оставшиеся до рейда недели ей предстояло усвоить своё место в строю знамённого лэнса, тот самый пресловутый свой манёвр в составе отряда. И «бэттлмастер» Лизель, и «цербер» Кирсанова относились к классу штурмовых бэттлмехов; и оба считались по его меркам быстроходными: шестьдесят пять километров в час на бегу. Оба несли дальнобойное оружие: две Гауссовых винтовки у «цербера», двадцатитрубная установка РБД – ракет большой дальности – у меха лиранки. В ближнем бою оба могли рассчитывать на четвёрку средних импульсных лазеров; «бэттлмастер» добавлял к их огневой мощи ещё установку ракет малой дальности на плече. Ещё, он был лучше бронирован: четырнадцать тонн брони «дюраллекс хэви» с защитой от детонации боеприпасов против одиннадцати тонн «олдисс хэви» без таковой у «цербера». Отсюда напрашивалось решение поставить его в бою прикрывать мех командира. Проблема была в скверных стрелковых навыках Лизель, и способа решить её до рейда Кирсанов не видел.
У каждого из трёх классов современного тяжёлого оружия – энергетического, куда, помимо лазеров, относились ещё и метатели частиц, ствольного баллистического, стреляющего прямой наводкой (это были все разновидности автопушек, пулемёты и гаусс-винтовки) и ракетного – были свои особенности применения, свои нюансы. Поэтому редко, кто из мехвоинов владел всеми тремя одинаково хорошо. Особенно если на мехе, которым он привык управлять, представлены были лишь два класса из трёх, или вовсе один-единственный. За две оставшиеся недели можно было попробовать погонять Лизель по стрельбищу, подтянуть хоть что-то одно. И скорее, лазеры, чем ракеты: им боеприпасы не требуется, зато ракеты влетают в копеечку. Тонна ракет большой дальности по здешним ценам обходится в тридцать три тысячи кронеров, а установке РБД-20 хватит её лишь на полдюжины залпов. Тонна ракет малой дальности – полтора десятка залпов РМД-6 – будет стоить почти тридцатник. А сколько тех и других надо выпустить в белый свет, как в копеечку, чтоб герцогская дочка научилась хотя бы сносно стрелять? Хотя бы сносно. На уровне среднего армейского бойца, а не вчерашнего курсанта училища.
Нет, с ракетами дело дохлое. Подтянуть навык стрельбы лазерами ещё можно попробовать, хоть настоящей уверенности в результате у него и нет. Только надежда на счастливый шанс. Впрочем, лучше, чем ничего.
К сегодняшнему дню уже почти все кирасиры знали, какая их ждёт миссия в ноябре. Восприняли эту новость без энтузиазма, конечно, но и без ропота – спокойно, как и должны воспринимать профессионалы. Рейд – так рейд, против клана – так против клана. Двойной коэффициент оплаты и право на треть с лишним трофеев стоят того, чтоб попробовать. В конце концов, с кланами они уже сталкивались, все – три недели назад, когда отражали рейд соколов на Боргезе, и лэнсы командира и Уборевича – в июне, сопровождая контрабандный груз «Нашан Шиппинг» в оккупационную зону тех же нефритовых соколов. В том бою Кирсанов потерял свой «циклоп» и был ранен сам; погиб вместе со своим «лонгбоу» молодой Саид Махмуд-Хел. Его отец отомстил за сына, прикончив убивший того клановский «шэдоу хок»; после этого никто даже не подумал возразить против установки на его «файрстартер» обоих снятых с обломков клановца импульсных лазеров.
И поле боя тогда тоже осталось за кирасирами. Это внушало крепкую такую надежду на успех и в готовящемся новом рейде. Хотя все и понимали, что легко им не будет.
Капитан откинулся на спинку кресла в своём кабинете и устало прикрыл глаза. Чорт побери. Болят. С годами зрение подсело, приходилось носить очки. Делать лазерную коррекцию и прочие новомодные штучки он не хотел. Да и времени на них не было. На мониторе открыто несколько окон, в перехлёст – списки техники, запчастей, цены на боеприпасы и прочее. Ладно, есть ещё время подумать над этим всем. А сейчас – сделать паузу. Кирсанов отхлебнул полуостывшего кофе, вернул чашку на стол.
Неслышно ступая босыми ногами по застилающей пол ковровой дорожке, Тесса дель Грин приблизилась к капитану, положила ладони ему на плечи, обтянутые лишь тонкой тканью футболки. Принялась массировать.
-- Какая это по счёту чашка? – негромко спросила она.
Кирсанов пожал плечами. Мгновение спустя тонкие пальцы женщины впились в них, заставив капитана вскрикнуть.
-- Ай! Осторожней!
-- А ты сам – осторожен?
-- Вполне.
-- И кофе пьёшь, пока из ушей не потечёт.
-- Пока не течёт же.
Движения рук Тессы вновь стали плавными, нежными.
-- Я скоро запрещу тебе его пить.
Кирсанов скептически хмыкнул.
-- А пиво? Вино? Водку?
-- Только кипячёную воду, милый. Под моим строгим контролем.
Кирсанов чуть крутанул своё кресло вправо-влево, прикидывая, потом резко повернул его вправо, слитным движением рук и ног подсекая стоящую теперь уже не позади, а просто рядом женщину и подхватывая её в свои объятия.
-- Всё ещё хочешь назвать меня стариком? – усмехнулся он.
Ответом Тессы стал поцелуй.
-- Не заговаривай мне зубы, милый, – сказала она потом. – Кто ещё, кроме меня, будет следить за твоим здоровьем?
-- По должности или по зову сердца? – полюбопытствовал он.
-- А это имеет значение?
Выскользнув из его объятий, Тесса уселась на край стола, вытянутой ногой упёрлась в сиденье его кресла. Кирсанов мгновенно воспользовался этим: перехватил за лодыжку и принялся щекотать; смеясь, женщина попыталась высвободиться. Безуспешно; но тут Кирсанов остановился сам.
Они знали друг друга уже немало – семь лет, и бóльшую часть этих лет сближались, медленно, неуверенно. Шаг вперёд – два шага назад, как сказал бы Джером Блейк. Мешали привычка не давать волю чувствам, взнуздывая те разумом, двадцатидвухлетняя разница в возрасте, да и мало ли, что мешало. По возрасту, Тесса годилась ему в дочери, ровесницей Фёдора ведь была. Одно время казалось даже, что они и сойдутся, но – не срослось. Впрочем, Фёдору было тогда не до любовных томлений.
Кирсанов-младший примкнул к отряду отца летом пятьдесят второго, отслужив восемь лет в войсках Федеративного Содружества. Вторжение кланов застало его в рядах 41-го авалонского гусарского полка на Плэнтинге. Волки атаковали его поначалу лишь несколькими тринариями своего 341-го штурмового кластера и кэшиком хана Гарта Радика, но когда засады и фланговые удары начали истощать эти силы, тот вызвал себе на подмогу 3-й боевой кластер. После чего участь гусар была решена. Лейтенант Кирсанов был эвакуирован с планеты в числе прочих раненых, а по выздоровлении обнаружил себя зачисленным в 42-й авалонский гусарский полк, стоящий на другом конце Лиранского государства. Там и дослуживал оставшиеся полтора года. Раздробленную ступню заменил протез, остальное зажило (как на собаке, шутил потом Фёдор), так что в строй он вернулся не на словах, а на деле. Успел даже пару раз сходить в рейды против бандитских схронов в окрестностях Цирцинуса. А когда Тукейидское соглашение положило конец пусть не войне, но хоть продвижению захватчиков к Терре, не стал продлевать контракт с военным ведомством и ушёл к отцу.
Кирасиры в это время зализывали раны тяжёлой для них кампании на Паулине, пограничном мире Лотианской Лиги, который Марианская Гегемония давно у неё оспаривала и очередной раз попыталась завоевать в начале пятьдесят второго. В тот раз защитники планеты отбились, хотя годом позже марианцы взяли реванш, а вскоре и сама Лига пала под их натиском. Но этого кирасиры уже не увидели, потому как после Паулинской кампании нанялись вначале к Иллирии, потом – к Федеративному Содружеству. И личную жизнь свою Фёдор устроил в итоге с Эльзой Стёйвесант, дочерью шкипера Хильды; в январе у них родился сын.
К этому времени Кирсанов-старший и Тесса уже стали любовниками. Не меньше и не больше: делать следующий шаг они не спешили. Если совсем уж по-честному, то боялись, как оно внезапно бывает в их возрасте, и снова шли – шаг вперёд, два назад.
-- Тебя беспокоит рейд или что-то другое? – спросила Тесса.
-- Хм... – Кирсанов потёр подбородок. Ещё раз прокрутил в голове то, о чём думал перед тем как вмешалась Тесса. – Три новичка в отряде – четверть мехвоинского состава. Один в ударном лэнсе, но это не страшно. Два в знамённом, и это терпимо. Нет, для беспокойства этого мало.
-- А что тогда ты мог упустить? – соскользнув со стола, Тесса вновь переместилась ему за спину и принялась массировать плечи.
-- Откуда мне знать? Упустил же, – проворчал Кирсанов.
-- Что-то, лежащее на поверхности, – задумчиво произнесла Тесса. – Лежащее на поверхности и неочевидное, иначе б не упустил. Не из области тактикостратегии: об этом ты думаешь в первую очередь.
-- Новички, – повторил Кирсанов, ловя загадку за хвост. – Нет, Перкинс – он наш, с ним всё ясно. Остаются Мейерс и птенчик... птенчик! – капитан резко выпрямился в кресле. – У его клана кровная вражда с волками. А часть их стоит на Ла-Грав. В одном джампе от Сук II. Давай-ка сейчас вызовем его...
Отложив коммуникатор, он добавил:
-- А знаешь, мне пришла в голову ещё одна мысль. Возьми даже нашего птенчика... дерутся эти ребята хорошо, но о военной службе у них представление самое смутное. Ты не заметила?
-- Строевому шагу он, считай, не обучен, – хмыкнула Тесса. – Да.
Сама она получила образование в военно-медицинском институте на Краймари, в своём родном Магистрате Канопуса, где общевоинской подготовке уделялось немало времени. Потому и рукопашным боем владела отменно, гораздо лучше юного клановца, между прочим. Хотя успевшие сложиться вокруг кланов стереотипы заставляли ждать, скорее, обратного. Тем более что и Магистрат Канопуса был славен отнюдь не воинскими традициями.
-- Не только строевому шагу... – Кирсанов отхлебнул уже почти остывшего кофе. – Они ведь все двести с лишним лет своего существования, почитай, варились в собственном соку. Друг с другом воевали по одним и тем же правилам: официальный вызов и бой в специально для этого предназначенном месте. Никаких тебе диверсий, рейдов по тылам... нет, наверняка что-то такое иногда случалось. Не могло не случаться! – он сделал ещё глоток. – Но слишком редко, чтобы войти в систему, вот, в чём загвоздка-то... Я так подозреваю, что сами понятия охраны тылов, боевой тревоги – стали для них открытиями. Сделанными уже после начала вторжения. За шесть прошедших лет они, конечно, должны были кое-чему научиться, но вот насколько хорошо, это мы сейчас и прикинем, с нашим птенчиком вместе.
Лёгок на помине – бывший клановец постучался в дверь. И не один, а с Ульяной вместе. Капитан не кривил тогда душой, говоря, что предоставляет дочери самой решать, с кем дружить и с кем спать. Ну, почти. Он, всё же, не считал этого клановского мальчишку подходящей своей Ульяне партией. Ну да ладно: дело молодое, может, ещё разбегутся. А может быть, и наоборот. Как бы то ни было, давать ей отеческие советы сейчас бессмысленно. Хрена с два их слушают дети.
Тесса юркнула в кресло; Джейсон и Ульяна сели на диван. Кирсанов предложил всем кофе; дочь налила по чашке – Джейсону, себе и, под неодобрительный взгляд Тессы, отцу. Канопианка, впрочем, сама от кофе не отказалась.
-- Разговор будет долгий? – между делом предположила Ульяна.
-- Да. Но не про вас двоих, – усмехнулся капитан. – Разве что, вы уже успели заделать мне нового внука.
-- Да вроде, нет, – без особой, впрочем, уверенности произнесла девушка.
Сидящего на диване Джейсона явственно передёрнуло. Об этом аспекте секса между мужчиной и женщиной он до сих пор не задумывался. А ведь правда: вольняги-то размножаются через совокупление... Но додумать эту мысль капитан ему не дал.
-- Парень, ты в курсе нашего нового контракта?
-- Э-ээ... нег.
-- Что, и ты ему не разболтала?
-- Я умею держать язык за зубами! – надула губы Ульяна. – Я когда-нибудь вообще болтала, а, пап?!
-- Ладно, проехали! – Кирсанов раздражённо махнул рукой. Причин извиняться он не видел, и резко вернул разговор в деловое русло. – Мы заключили контракт с Келенфолдским командованием Федеративного Содружества: рейд против Клана Волка. Срок исполнения – ноябрь текущего года. Транспорт и поддержку обеспечивает наниматель.
-- Я готов, сэр! – Джейсон вскочил с дивана.
-- Всегда готов драться с волками? – с прищуром глядя ему в глаза, спросил капитан.
-- Афф, – после секундного раздумья сказал нефритовый сокол.
-- Мне доводилось слышать о вражде между вашими кланами.
-- Волки исказили и извратили заветы Николаса Керенского! Когда все кланы как один поднялись для великого похода за возрождение Звёздной Лиги, они одни выступили против! – не смог сдержать ярость молодой воин.
-- Тем не менее, волки сейчас в Сфере, а большинство кланов – нет.
-- Потому что таково было решение Верховного совета!
Кирсанов усмехнулся, слушая дальше.
-- И это их хан Ульрик заключил предательский договор с Ком-Старом!
-- Тукейид? – уточнил Кирсанов.
-- Афф! Из-за него мы потерпели поражение и вынуждены были остановиться на линии!
Угол рта наёмника приподнялся в кривой усмешке. В конце пятьдесят первого года военный прекантор Ком-Стара Анастасий Фохт предложил кланам договор в их же собственном духе: испытание владения за Терру, ареной которого послужит захолустный аграрный мир Тукейид. Объединённые силы всех семи кланов вторжения против Ком-Гвардии – всех её двенадцати армий. В случае победы кланы получили бы колыбель человечества, к которой так стремились, но поражение обязывало их на пятнадцать лет остановить своё к ней продвижение. Так оно и вышло: вместо того, чтобы выступить сообща против управляемой Фохтом военной машины Ком-Стара, лидеры кланов начали с того, что разругались между собой по вопросу – чьи войска первыми вступят в бой, устроили торги, в которых до предела уменьшили свои силы, и дальше сражались вразнобой, каждый за себя. Мог ли ильхан это изменить, Кирсанов не знал, да и не задумывался, в общем: сейчас это точно не имело для него значения. Может быть, и не мог, при клановском-то буйстве и готовности сцепиться по любому поводу. Или мог, но не захотел – тогда это и впрямь отдаёт предательством. Хотя неизвестно ещё, чем бы закончилось дальнейшее наступление на Терру: тот же Сук II, где одна ПБК полтора месяца сдерживала целую галактику захватчиков, наводил на мысль, что оно увязло бы задолго до приближения к заветной цели, где-то в окрестностях Скаи – Геспера. После чего, рано или поздно, маховик вторжения раскрутился бы в обратном направлении. Как он ещё раскрутится, наверное, когда армии Федеративного Содружества и Драконьего Объединения перевооружат свои старые закалённые в боях части, сформируют новые и двинутся освобождать свои миры от оккупантов.
Но вот этого сейчас точно не следует говорить этому мальчишке.
-- А вот скажи-ка мне парень, – испытующе глядя на него, начал капитан, – что ты знаешь о волчьей галактике «Тау», вообще, и её Пятнадцатом регулярном кластере, в частности? Да ты садись, садись – в ногах правды нет.
Джейсон опустился на диван, принял из рук Ульяны чашку кофе.
-- Я дважды сражался с ними, – сказал он, наконец. – В апреле, вскоре после нашей передислокации с Готтердаммерунг на Ла-Грав, мы бросили им вызов за это... как же оно называлось... в общем, тридцать тысяч тонн чего-то, что они добывают на Сук II, загрузка четырёх «Мулов». Четыре их звезды против четырёх наших. Моя и Мелиссы одержали победу. Мелиссу вы должны помнить, сэр, – добавил он. – Вы же убили её и захватили её «конджурер».
-- У тебя с ней что-то было? – не удержалась Ульяна.
-- Я победил её в круге равных. В испытании положения за командование тринарием, после того как погиб звёздный капитан Десмонд. – Джейсон помедлил. – А погиб он когда волки устроили нам ответный рейд, это было уже в августе. Вот, тогда они нас здорово потрепали... правда, и мы их – тоже.
-- Так-так... – Кирсанов отставил в сторону чашку. – Выходит, ты был на Сук II?
-- Афф.
-- Где вы сражались?
Джейсон опять призадумался. Как же оно называется?
-- Гора Аттих. Раньше там была крепость Штайнеров, волки овладели ею во время вторжения. Вот, там, на их полигонах...
-- И всё?
-- Афф.
Ладно, подумал Кирсанов. Было бы совсем неприличным везением, если этот парень бывал на Альшае в окрестностях Махбе и знал те места в их нынешнем состоянии. Да и чего б они там забыли? Проводить испытание владения, или как там оно называется, можно где угодно, совсем не обязательно там, где добывают руду или даже там, откуда её отправляют на другие планеты. Проще сделать это на полигоне ответственного за планету кластера: ни нападающим, ни обороняющимся ходить далеко не надо, самый разумный подход. Кирсанов вновь взялся за кофе, отхлебнул.
-- Тогда постарайся-ка вспомнить побольше об их силах: состав, оснащение, командиры, лучшие бойцы... да и не лучшие – тоже...
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 15 мар 2019, 17:42

= VII =


гора Аттих, Сук II
оккупационная зона Клана Волка
12 ноября 3056 года


Сигнал вызова на коммуникатор разбудил Сельму Уорд в два часа ночи. На табло высветился номер с подписью: «ОД планетарной милиции».
-- Амарисом в жопу трахнутый вольнорождённый сурат, – пробурчала звёздный полковник, нажимая клавишу приёма.
-- Оперативный дежурный коммандант Зардари, – проговорил мужской голос в динамике.
Планетарная милиция Сук II не была ни (разумеется) частью тумена клана, ни вспомогательным клановским формированием, поэтому сохранила прежнюю свою форму, знаки отличия и звания. Только вместо штайнеровского кулака на шевронах теперь они носили эмблему Клана Волка, нынешнего хозяина этой планеты.
-- Сельма Уорд, – недовольно проговорила она. – Что там у вас?
Остатки сна уползали, к звёздному полковнику возвращалась ясность мысли и с нею вместе понимание: не станут эти вольняги будить её среди ночи так просто, за здорово живёшь.
-- Шифр «Звезда-один – волна», – бодро отрапортовал коммандант. – Подтвердите приём.
У клана не так много воинов, чтобы заткнуть каждую дыру его новых владений, вот, и приходилось терпеть туземных недовояк в статусе автономной парамилитарной структуры. В которой до жопы амарисовой народу, занятого непонятно чем. Например, дежурством через двое суток на третьи. Или придумывающих всякие дурацкие шифры, сигналы и коды, вместо того, чтобы говорить по-человечески. Сельма напряглась, вспоминая. «Звезда» означала вторжение в пространство системы: появление в ней чужих звездолётов; «один» указывало на ближайшую к планете точку Лагранжа, а «волна» – на то, что чужой корабль был один; будь их несколько, оперативный дежурный сказал бы «буря». Но какого Амарисом кручёного хрена нельзя было так прямо всё это и сказать?
-- Подтверждаю! – коротко и раздражённо бросила в микрофон она. – Когда?
Контроль за пространством системы здесь был возложен на планетарную милицию: у той были для этого люди, а вот у 15-го волчьего регулярного кластера и недавно развёрнутого куцего вспомогательного отряда – нет. С техникой было хуже: никаких обсервационных сателлитов, развешанных по разным уголкам системы; не было даже наземных и орбитальных наблюдательных модулей. За атмосферу могли заглянуть сенсорные башни дроп-портов, но видели они, в основном, то, что над головой – под это и были заточены. Была ещё зарядная станция в зенитной прыжковой точке, типовой миллионотонный «Олимп», куда Сельма отослала в своё время звёздного коммандера Сигрид Цинь с тремя пойнтами истребителей. Но от планеты её отделял миллиард с лишним километров; сигнал дальней связи, движущийся со скоростью света, проходил это расстояние за пятьдесят семь минут.
В прошлом Сельма обращалась к галактическому командующему Орландо Фетладралу – командиру галактики «Тау» – с просьбой установить на станции мобильный ГИГ для нормальной связи с планетой. Фетладрал ответил отказом: мобильные ГИГ и сами по себе были относительной редкостью, а обученный работать на них персонал и подавно. На всю «Тау» приходилось лишь пять таких установок – по одной на кластер, и штаб самого командующего вынужден был пользоваться аппаратом 5-го волчьего регулярного, головного кластера галактики. Вот так вот: скажи спасибо, что хоть одним тебя не обделили. И у горы Аттих есть прямая сверхсветовая связь с командованием, минуя Ком-Стар, верить которому нельзя, как всем сфероидам, вообще.
И всё равно, без них не обойтись. Сохранив на захваченных планетах старую местную власть, волки не дали им скатиться в хаос, как у соколов и гадюк. Выгадали себе время для подготовки к новому наступлению... если, конечно, удастся сместить ильхана Ульрика и разорвать заключённый им предательский договор. Сельма поняла, что засыпает: посторонние мысли лезут в голову, мечты о грядущих победах, которым – не победам, конечно же, а мечтам – не место здесь и сейчас. Она даже прослушала ответ на свой вопрос... и ладно.
-- Поняла, – бросила она в микрофон и отключила связь.
В принципе, она начала понимать: выходящий из гиперпространства звездолёт порождает электромагнитный всплеск, называемый выходной волной. И эта волна распространяется на сотни миллионов километров так, что засечь её может любой крупный космический корабль или станция. А в системе Сук таких кораблей немало: везут с планеты руду, на планету – товары; пошатнувшаяся, было, после завоевания экономика оживает. Так, во всяком случае, говорят члены касты торговцев, с которыми Сельме Уорд как старшему воину клана на планете, время от времени приходилось общаться. И капитанам всех этих кораблей теперь вменялось в обязанность слушать электромагнитный диапазон на характерных частотах, и при обнаружении выходной волны – немедля сообщать в штаб планетарной милиции. Ходили слухи, что эту идею ханы позаимствовали у сфероидов, которые так и отслеживали вторжения в большинство своих планетных систем. Тут тоже не обошлось без проблем: большинство экипажей относилось к этой своей обязанности спустя рукава; да и те, кому повезло что-то обнаружить, обычно могли лишь приблизительно отследить направление, с которого пришла волна. Точную привязку давал, пожалуй, анализ времени регистрации волны каждым из кораблей, находящимся на разном расстоянии от её источника. Эти сведения вместе со своими выводами оперативный дежурный переслал сейчас на сервер 15-го регулярного кластера.
Спальня звёздного полковника была смежной с её кабинетом; не одеваясь – незачем время на это тратить – Сельма Уорд зашла в него и включила компьютер. Отыскала пересланные файлы, открыла; посмотрела на часы и выругалась. Предполагаемую точку выхода чужого корабля из гиперпространства отделяло от Сук II немногим более миллиона километров, или шесть часов полёта в стандартном ходовом режиме – постоянное ускорение десять метров на секунду в квадрате. Корабль запрыгнул в систему полтора часа назад.
Звёздный полковник объявила тревогу по базе.
В родных мирах кланов такого не бывало уже давно: кланы не нападают друг на друга исподтишка, они приходят открыто и вызывают недруга на бой. Нет чести в том, чтобы напасть на спящего, неготового защищаться противника; нет в том и никакой славы, поэтому нормальный воин никогда так не поступит. Бандит, конечно, может, но бандиты редко отваживались нападать на части тумена клана. Хорошо понимали, чем это может для них обернуться. Не так было в Сфере: здесь, похоже, застать врага врасплох и убить раньше, чем он успеет изготовиться к бою, почиталось за доблесть. Вот, и приходилось воинам учиться действовать быстро, в любое время дня и ночи.
Вой сирен разорвал ночную тишь. Теперь все – и воины, и члены низших каст, обеспечивающие боеготовность кластера, должны были прервать сон и броситься по своим постам, как предписывал боевой расчёт. Ещё одно позаимствованное у сфероидов нововведение. Теоретически, на это должен был уйти час, но в реальности 15-й волчий регулярный кластер едва укладывался в полтора или два; тренировки, которые время от времени устраивала звёздный полковник, показывали именно такой результат. Ничего: если оперативный дежурный не ошибся, то часа четыре в запасе у неё есть. Вряд ли вольняги рванут к планете с четырёхкратной перегрузкой, чтоб сократить время пути вдвое. Тем более что большинство их военных транспортов не потянет и трёхкратную, чисто технически: тяги не хватит. Это «Юнион-К» – клановская модель – способен развить полных три «же» на форсаже, а его сферовский предок не делает больше двух с половиной. А скорее, их командир решит поберечь машины, да и своих людей, которым по прилёту – в бой. И не станет разменивать лишние «же» перегрузки на десятки минут форы по времени. Слишком дорого может обойтись такая фора, если в бой люди вступят изнурённые тремя – пятью часами перегрузок.
Но и сбрасывать со счетов такую возможность не следовало.
Сельма набрала на коммуникаторе главного техника кластера, пожилого мастера по имени Питер.
-- Слушаю! – мгновенно отозвался тот.
-- Первыми готовьте к бою истребители, – приказала звёздный полковник. – Полный комплект подвесных топливных баков. Пилотам – скафандры.
-- Понял, – после секундного, не больше, раздумья ответил Питер.
Значит, и в самом деле понял. Ну да технарь он опытный, скоро уж тридцать лет, как служит при тумене. Сделает всё как надо. Сельма переключила коммуникатор в режим конференц-связи, чтобы одновременно вызвать всех четверых пилотов. Как раз по числу машин, которых тоже было четыре: два стремительных сорокатонных «бату» и два «тира», более тяжёлых и тихоходных истребителя второй линии, вооружённых батареей из семи импульсных лазеров и крупнокалиберной автопушкой. С подвесными топливными баками они выйдут на орбиту и перехватят вражеские дропшипы, когда те приблизятся к планете. Может быть, и собьют, не дав суратам высадиться. А если и нет, то проредят их воздушное прикрытие. И то хлеб.
Сельма вскочила из кресла, прошлась по кабинету взад-вперёд. Амарис побери, почему у неё нет дропшипов?! Подняв на орбиту хотя б один, она могла разглядеть приближающиеся корабли, узнать их количество, типы, прикинуть загрузку. И тогда уже попытаться понять, куда они направляются. Кто и что на планете станет их целью. Савашри! Хоть бы один наблюдательный сателлит! Она обязательно поставит этот вопрос перед командующим. Даже зная, что тот ответит: не так много у клана и сателлитов, и дропшипов, чтоб угодить каждому командиру второй линии. Особенно сейчас, когда у руля в клане проклятые вардены, а их галактика «Тау» – рассадник крестоносных настроений в тумене волков. Орсон Фетладрал и сам, наверное, на своём – галкомовском – уровне боролся, как мог, за лучшее оснащение частей галактики. Благодаря чему, например, половина авиабинария 15-го регулярного летает сейчас на омнифайтерах. Жаль только, что на планете находится всего два из них. И это всего лишь лёгкие, по авиационным меркам, «бату». Самые мощные машины звезды «альфа», «скайсы» и «джагатаи», несли сейчас службу на зенитной зарядной станции. И то верно: чем, как не ими её оборонять? Другие два «джагатая» вместе с парой более лёгких и быстрых «визиготов» числились за авиазвездой «браво», воюющей сейчас на Галуццо. Ничего, 55-тонные «тиры» это тоже хорошо.
Закипел и щёлкнул, выключаясь, электрический чайник. Сельма залила кипятком чашку растворимого кофе. Хотелось бы ещё знать, кто и с чем к ней пожаловал. Федеративное Содружество? Расальхаг? Или Курита, чьи владения тоже соприкасались с оккупационной зоной волков? А может быть, и военный прекантор Фохт решил потренировать своих гвардейцев в драке с её волчатами. Почему нет? Тукейидский договор остановил продвижение кланов за линию перемирия, но совершенно не возбранял набеги обеих сторон друг на друга.
Ладно, это она узнает через несколько часов. Проклятые сфероиды поднаторели в шпионаже задолго до того как кланы вообще задумались об этом презренном занятии. Они наверняка должны знать, что половина кластера оставила Сук II и давит мятеж на Галуццо. И посчитать это удобным для себя моментом разгромить оставшуюся на планете половину. Логично? Логично, сама себе ответила звёздный полковник. Это честный клановский воин побрезгует лишний раз драться с противником, которого почитает слабым; у сфероидов же всё наоборот. Для них слабость противника – что красная тряпка для быка. Думаем дальше: это мы в кланах всегда атакуем меньшими или равными силами, сфероиды же – только превосходящими. Ну да тем больше нам славы их побеждать... стоп! Нельзя думать о победе раньше, чем одержишь её, ох, нельзя... Даже когда воюешь со Сферой – нельзя; особенно когда воюешь со Сферой. Какие силы пошлёт командир-сфероид против волчьего тринария мехов? две роты? три? Едва ли они попросят сафкона – права на безопасный проход к месту боя; да Сельма его б и не дала. Тем более что и вызова на боевое испытание сфероиды ей не посылали. Хотя могли бы это сделать не раз за те полтора – нет, уже два – часа, что их дропшипы ломились сквозь разделяющее планету и прыжковую точку пространство. Не настолько у них примитивные системы связи, чтоб не покрыть миллион километров.
Звёздный полковник вернулась за стол, принялась мелкими глотками пить всё ещё очень горячий кофе. Вывела на монитор показания камер наблюдения, развешанных по всей базе, и начала переключать каналы, следя, как её подчинённые готовятся встретить противника. Окриками по громкой связи и через коммуникатор поторапливала нерадивых. К сожалению, и среди воинов были такие, особенно, среди юных волчат, меньше года назад вышедших из сибко. Не понимают ещё, засранцы, что от их расторопности по тревоге может зависеть исход сражения.
А вот и ангары мехов. Лишь во втором, где стоит звезда «браво», уже начинают загружать боеприпасы. Звёздный коммандер Пайпер Волк тут как тут, одетая в шорты и хладожилет, с нейрошлемом под мышкой – ходит, понукая ещё подбегающих техников и мехвоинов включаться в работу. Да, воинов тоже: вон здоровяк Томас, пилот «экстерминатора», помогает загружать дальнобойные ракеты в его магазин. Всё же, эта вольняжка умеет командовать не хуже, чем отстаивать своё право на это в круге равных. Когда придёт пора формировать третий тринарий мехов, она вполне сможет выбиться в его капитаны. И Сельма даже не станет возражать, при всей своей нелюбви к вольнягам: у девчонки хороший потенциал. В боях с нефритовыми соколами здесь, на Сук II, и в рейде на Ла-Грав, Пайпер Волк тоже показала себя хорошим воином, и она-то, в отличие от некоторых, была настоящим крестоносцем. Что тоже вызывало симпатию командира кластера.
А вот и лётное поле. Первый из истребителей – сорокатонный «бату» – тянут на буксире к пункту заправки; техники с покрытыми изморозью шлангами в руках уже бегут навстречу. На другой точке реактивную массу закачивают в подвесные баки; несколько уже заправленных сложены в плоском кузове автокара, и облачённый в тяжёлый экзоскелет рабочий – из элементальего сибко, судя по комплекции – тащит к ним ещё один. В один такой бак входит полтонны топлива; чтобы взлететь, набрать первую космическую скорость и выйти на опорную орбиту, истребителю нужно около трёх тонн.
Занимают свои места бойцы вспомогательного отряда. Всего их сто восемнадцать человек – семерых не хватает до полной численности пехотной звезды, но далеко не все они по факту пехота. В действительности, пехоты там всего три пойнта: два стрелковых маршевых, по двадцать пять бойцов с «маузерами IIC», да один прыгающий. В нём бойцов всего двадцать, зато есть четыре ручных установки РМД – по штуке на отделение. Ценное подспорье в бою с бэттлмехами или танками. Остальные же без малого, полсотни воинов вспомогательной пехотной звезды были рассыпаны по десятку стационарных огневых точек базы и двум пунктам управления огнём – основному и резервному. Огневые точки достались волкам в наследство от прежних хозяев базы – сфероидов; семь из них были оснащены автопушечными спарками среднего калибра и ещё три – батареями ракет большой дальности. Не то чтобы от них было много толку: самим сфероидам в январе пятьдесят второго и три дюжины таких огневых точек не помогли базу удержать. Волки пока восстановили лишь десять, на всякий случай. Например, массированного воздушного налёта, и в пушечный боекомплект поэтому входило по тонне зенитных снарядов на ствол. Сельма относилась к ним как к бесполезному придатку. От пехоты и то больше проку: патрулировать внутреннюю территорию и периметр, перехватывать диверсантов, когда и если те поползут гадить на базу. До сих пор такого, правда, ещё не случалось, но со сфероидов станется.
Вернувшись в спальню, звёздный полковник оделась: форменные шорты, ботинки с броневыми щитками, хладожилет. Пристегнула к поясу кобуру с лазерным пистолетом. Излюбленное оружие клановских мехвоинов (хотя многие и отдавали предпочтение гаусс-пистолетам как обладающим большей убойной силой) считалось дальнобойным, да и было таковым по сравнению с тем же гауссом или примитивным огнестрелом сфероидов. Отличная точность в пределах двадцати метров, хорошая – до пятидесяти; дальше луч начинал гулять, и попасть им на указанные в таблице ТТХ в качестве максимальной дальности стрельбы триста метров мог только очень хороший стрелок.
К её возвращению за монитор в кабинете первый «бату» уже был заправлен и освободил место второму, а автокар с заправленными подвесными баками выезжал с топливной станции. Другой кар, пустой, ехал ему навстречу – за ещё одним комплектом. На башнях шевелились стволы пушечных спарок: расчёты проверяли готовность установок к бою. Строились на плацу с оружием бойцы вспомогательной пехоты.
«Отобьёмся, – подумала Сельма Уорд. – Пусть даже их будет не один батальон, а два – отобьёмся!»

* * *


Люди редко задумываются о том, как огромен космос. Даже в эпоху космических перелётов, когда звездолёты пронзают его во всех направлениях, одним прыжком преодолевая по нескольку парсеков; а может быть, именно поэтому. Двигаясь с постоянным ускорением в десяток метров на секунду в квадрате, межпланетный корабль способен покрыть миллиард километров за неделю; в считанные дни перевезти своих пассажиров с одной планеты на другую, буде возникнет такая необходимость. Поэтому людям, несведущим в космической навигации, все межпланетные расстояния кажутся маленькими; что говорить об окрестностях одной-единственной планеты? Снующие вокруг неё сателлиты и кораблики только, что бортами друг друга не задевают, наверное.
Но в действительности землеподобный мир – это шар в двенадцать-тринадцать тысяч километров диаметром; посчитайте-ка его окружность, кто школьный курс геометрии не забыл! А длину круговой (для простоты) орбиты, радиусом в восемь-девять тысяч километров? По таким обычно и ползают низкоорбитальные спутники, совершая полный виток вокруг планеты за полтора-два часа. Суборбитальный бросок на десяток тысяч километров – четверть окружности средней землеподобной планеты – занимает почти час; на половину окружности – полтора. А самые дальнобойные боевые орудия, из когда-либо ставившихся на космические корабли, едва добивали до тысячи километров. Сами при этом будучи тысячетонными монстрами, поднять которые способен лишь боевой звездолёт. Что до дропшипов и истребителей, то их обычными дистанциями огневого боя оставались первые сотни километров. Оружие, дотягивающееся до трёх с половиною сотен километров считалось за дальнобойное, и оружейники Внутренней Сферы бились за то, чтобы увеличить дальность эффективного огня, хотя бы, до четырёхсот. Мелкокалиберные автопушки кланов, разменивающие убойную силу снаряда на дальность стрельбы, и их же большие дальнобойные лазеры, по слухам, били на все четыреста пятьдесят. Хотя на такой дистанции надо ещё попасть – тоже задача нетривиальная, даже если ты генетически сконструированный вернорождённый пилот и в твоём распоряжении усовершенствованный прицельный компьютер.
Справедливости ради, и у клановцев бóльшая часть дальнобойного авиационно-космического оружия стреляла на те же три с половиною сотни километров, а тут кораблям и истребителям Сферы было, чем с ними потягаться. Все три дропшипа ударного отряда несли батареи дальнобойных ракет, как и «чиппевы» с «тандербирдами»; два новых «стингрея» F-92 производства Лиги Свободных Миров несли дальнобойные лазеры и пушки – метатели частиц.
В отличие от дропшипов, способных идти с постоянным ускорением целые дни и недели, истребители в космосе летали по старинке – инерционными траекториями; запасов реактивной массы, которые можно было потратить на изменение курса-орбиты, хватало им всего на несколько минут. И это значило, что шансы истребителя перехватить в открытом космосе дропшип стремятся к нулю, тем быстрее, чем больше у того пространство для манёвра. Но даже с тысячекратно превосходящим запасом хода и проистекающей от этого свободой манёвра, дропшип был ограничен в выборе траекторий захода на посадку на выбранную им точку поверхности планеты. Чем ближе к поверхности, тем больше сужалось посадочное окно, и это давало истребителям шанс.
Тут, правда, была у лётчиков своя загвоздка: прежде, чем перехватывать вражеские корабли, требовалось их найти в черноте космоса, а это тоже было непросто. Истребитель – не летающая обсерватория, его сенсоры по космическим меркам весьма близоруки, рассчитаны на радиус не более десяти тысяч километров – теоретически. На практике же, неопытные пилоты теряли контакт с целью и на дистанциях, вдвое-втрое меньших. Поэтому глазами боевой эскадрильи обычно становится её корабль-носитель, дропшип или звездолёт, при отсутствии такового – орбитальные и наземные обсерватории. Первых у Сук II сейчас не имелось, да и со вторыми было неважно: изрядная часть небесной сферы не попадала в их поле зрения. А точка выхода неприятельского джампшипа из гиперпространства, к тому же, лежала на одной прямой между планетой и солнцем, так что почти весь свой путь они проделали на фоне солнечного диска, прячась в потоке его излучения от наблюдателей на земле. Будь звезда Сук поярче, белой или голубой, термоядерные факелы тормозящих на подходе к планете кораблей могли вовсе затеряться в её ослепительном сиянии. Но такого подарка налётчикам природа не преподнесла.
Планета Сук II медленно поворачивалась вокруг своей оси, над горой Аттих занималась заря, а на меридиане Махбе близился полдень. Обсерватория Махбе засекла приближающиеся дропшипы, когда от планеты их отделяло около шестидесяти тысяч километров – менее полутора часов лёта. Минут через десять расчёт их курса появился на сервере горы Аттих и рабочем компьютере Сельмы Уорд; перечитав цифры, звёздный полковник в ярости врезала кулаком по столу.
-- Страважьи вольняги!
Из расчётов следовало, что торможение кораблей до первой космической завершится менее, чем в тысяче километров от поверхности планеты – над западной частью материка Альшая и его единственным мегаполисом. И состав приближающейся флотилии: «Фортресс», «Юнион», «Ахиллес». Только первые два были войсковыми транспортами, и каждый нёс лишь одну роту мехов. Плюс ещё танковая рота, но... рискнули бы трусливые сураты-сфероиды такими силами атаковать укреплённую базу? Волчье чутьё подсказывало Сельме: нет. Будь там «Оверлорд» с батальоном мехов и эскадрильей АКИ на борту, и ещё что-то, набитое пехотой и танками... тогда – может быть. Но сейчас траектория вражеской флотилии и её состав подталкивали к единственному выводу: цель нападающих – Альшая. Вернее даже, Махбе и строящийся военный завод. Выеби её в жопу Амарис, как она могла так просчитаться? Дура вольнорождённая, одно слово. Ведь всё же очевидно! Будь у Сук II луна, Сельма бы на неё взвыла.
Понятно теперь, отчего ильхан протянул в ханы Клана Волка этих двоих – старую суку Наташу Керенскую, которая две трети своей непристойно долгой жизни прожила во Внутренней Сфере и вольнягу Фелана, который в Сфере родился. Какие ни есть, а они могут то, что кроме них никто в Клане Волка сделать не в состоянии: понять образ мысли противника. Извращённый, как всё в этой Амарисом трахнутой Сфере, наизнанку вывернутый образ мысли. Что сделал бы клановский военачальник, вроде неё самой? Правильно: атаковал стоящий на планете кластер. Не о сторожащую ведь завод соламу и не о вспомогательный отряд ему руки марать. Но сфероиды поступили наоборот.
-- Звёздный полковник. – Это коммуникатор; услышав сигнал вызова, она машинально нажала «ответить». – Звёздный коммандер Фергус на связи.
Хриплый надтреснутый голос, безжизненный. Фергус был когда-то асом в 37-м ударном кластере, до тех пор, пока ранение в бою не положило конец его лётной карьере, а возраст – надеждам завоевать родовое имя. Сейчас искалеченный ветеран доживал свой век на земле, руководителем полётов авиационного бинария. Служил клану, чем мог – своим опытом, знанием тактики космического и воздушного боя, умением безошибочно рассчитывать космические орбиты.
-- Они идут к Махбе, квиафф? – только последнее слово сделало предложение вопросительным, тон его оставался ровным.
-- Афф, – раздражённо бросила Сельма Уорд.
-- Есть шанс их перехватить. Небольшой. Над самой атмосферой. Звёздный полковник, я прошу вашего разрешения отдать истребителям приказ о смене курса.
-- Разрешаю! – она нетерпеливо махнула рукой, хоть видеосвязи с Фергусом и не было – только голосовая. – Действуйте как считаете нужным!
Надо ведь предупредить соламу, вспомнила она. Страваг, опять упустила! Ещё одно глупое упущение с её стороны, которое вместе с первым может стоить потери завода. Тут, впрочем, звёздного полковника ждал приятный сюрприз:
-- Я уже извещён об угрозе нападения, – сказал звёздный капитан Золл Карнз. – Вольняги предупредили. Сколько, говоришь, у нас времени осталось?
-- Чуть больше часа, – посмотрев на часы, ответила Сельма.
Конечно, планетарная милиция известила отряд на Альшае, не дожидаясь указаний с её стороны. Да и не нуждаясь в таких указаниях. Для них-то сфероидный образ мысли не был тайной за семью печатями.
-- Успеем, – сказал в коммуникаторе Золл и добавил. – Надеюсь, это был наш последний разговор.
После чего оборвал связь.
Конечно. Стареющий воин хотел умереть в бою, а нападение сфероидов впервые за несколько лет предоставило ему такую возможность. Теперь Золл Карнз постарается ею воспользоваться... и плевать ему на всё остальное, и то, что будет с заводом – тоже. Уже сейчас часть комплекса была запущена в работу: производство конструкционных и бронематериалов, нескольких видов боеприпасов, автоматических пушек; идущий к планете конвой везёт ещё восемнадцать тысяч тонн оборудования для сборочных цехов. Когда оно будет смонтировано – техники и рабочие обещают управиться к концу этого месяца – завод сможет производить мехи второй линии; Сельма даже видела перспективный проект.
Изюминкой его были ракетные установки нового класса, технологию производства которых волки недавно получили от дружественного им Клана Койота. Они назывались «тактически усовершенствованными» и имели три разновидности боеприпасов, сбалансированных по мощности боеголовки и дальности пуска. Дальнобойный – самый слабый боевой заряд, впрочем, не слабее боеголовок старых добрых ракет большой дальности, но самая мощная разгонная ступень, без проблем уносящая ракету на восемьсот метров и даже на целый километр. Бризантный – наоборот, слаборазвитая ходовая, с которой дальность прицельного пуска не дотягивала и до трёхсот метров, зато тяжёлая и мощная боеголовка. И «стандартный» – нечто среднее между этими двумя. Боеголовка примерно как у ракет малой дальности, но дистанция пуска – до четырёхсот пятидесяти метров; впрочем, хороший стрелок достанет цель и на пятистах-шестистах. Производство и установок (пока только одной модели – с шестью пусковыми трубами), и всех трёх типов боеприпасов завод освоил в течение октября; на ноябрь планировалась отправка первых партий в главный арсенал на Тамаре.
Несколько мгновений Сельма Уорд сидела, глядя в пустоту. Затем набрала Колина Ирби на коммуникаторе. Герцог ведь был и командующим планетарной милиции тоже. Значит, у него надо требовать самолёты для переброски бэттлмехов 15-го регулярного на Альшаю.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Vombat » 16 мар 2019, 03:17

Коллега, а матюкаться поменьше можно? Здесь всё-таки периодически попадаются среди аудитории женщины и дети (это так, в порядке старческого ворчания)... :D
Тяжела и неказиста жизнь акульего штабиста
Аватара пользователя
Vombat
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 747
Зарегистрирован: 24 май 2009, 23:29
Откуда: Москва
Благодарил (а): 14 раз.
Поблагодарили: 17 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Strange_novice » 16 мар 2019, 04:27

Да как же на войне и без мата? Это прям как в том бородатом анекдоте.
В детском саду - ЧП: дети стали нецензурно выражаться. Заведующая пошла
жаловаться в соседнюю воинскую часть, откуда присылали двух солдат чинить в
детском саду электричество. Лейтенант вызвал провинившихся.
- Никак нет, товарищ лейтенант, ничего себе такого не позволяли. Рядовой Сидоров
паял провода, я держал внизу стремянку. Потом олово стало капать мне на голову.
- Ну и ты?
- Я и говорю: "Рядовой Сидоров, разве ты не видишь, что твоему товарищу на лоб
падают капли расплавленного олова?"
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 849 раз.
Поблагодарили: 394 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Vombat » 16 мар 2019, 04:34

На войне (в смысле "в бою") - да, несомненно. Но разговор двух офицеров по поводу качеств новобранцев - это не война. И в приведённом Вами, коллега, анекдоте, о войне нет ни слова.
Тяжела и неказиста жизнь акульего штабиста
Аватара пользователя
Vombat
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 747
Зарегистрирован: 24 май 2009, 23:29
Откуда: Москва
Благодарил (а): 14 раз.
Поблагодарили: 17 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Strange_novice » 16 мар 2019, 05:38

Коллега, ну если вам так важна скрупулёзность в соответствии сцены и действующих лиц, то извольте:
Решили британские учёные провести исследование, в какой стране больше матом ругаются. Изобрели устройство на базе механических часов - при каждом произнесённом мате стрелка поворачивается на 1 секунду.
Поставили на заводе во Франции.
Через 8 часов приехали забирать - а на них 45 секунд.
Поставили в США в полицейском участке.
Через 8 часов приехали забирать - на них 3 минуты и 24 секунды.
Поставили в России в казарме над тумбочкой дневального.
Приехали забирать - часов нет. Спрашивают у дежурного:
- где часы?
- какие часы?
- мы вот тут вешали
- а, висело тут, я с утра ещё выкинул. Здесь и так сквозняк, а тут ещё этот грёбаный вентиллятор
(...Какие нахуй часы?"...Блядь, да я эту поебень еще утром выкинул нахуй. Тут и так пиздец сквозняк, да еще этот ебучий вентилятор хуячит.)

Ну и в виде бонуса попробуйте перевести на великомогучий фразу следующего содержания:
"сломалась важная деталь, ума не приложу, где взять замену, как я устал - готов бросить все и уйти на край света"

Как видите, обсценная лексика - это неотъемлемая часть армейского быта. Нечто вроде профессионального арго, неизбежно и абсолютно естественным образом появляющегося в любом замкнутом коллективе. И совершенно в данному случае неважно - регуляры это или иррегуляры :)
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 773
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 849 раз.
Поблагодарили: 394 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Vombat » 16 мар 2019, 06:01

Насчёт обсценной лексики в разрезе армейского быта - согласен. Но вот незадача, разговор здесь идёт о литературном произведении (и, соответственно, литературном языке), а не о обычаях общения в армейских коллективах...
Да и, простите, не Вам моё ворчание адресовано было, коллега Strange_novice.
Тяжела и неказиста жизнь акульего штабиста
Аватара пользователя
Vombat
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 747
Зарегистрирован: 24 май 2009, 23:29
Откуда: Москва
Благодарил (а): 14 раз.
Поблагодарили: 17 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Mrak » 16 мар 2019, 11:45

Vombat писал(а):Коллега, а матюкаться поменьше можно? Здесь всё-таки периодически попадаются среди аудитории женщины и дети (это так, в порядке старческого ворчания)... :D

Здесь это где?
А проно-задорно их не смущает? :)
---
Never trust a dog with orange eyebrows.
Большие человекоподобные роботы! Бессмысленны и беспощадны!
Аватара пользователя
Mrak
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 722
Зарегистрирован: 25 май 2010, 14:47
Откуда: Moscow
Благодарил (а): 256 раз.
Поблагодарили: 206 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 16 мар 2019, 13:00

Vombat писал(а):Здесь всё-таки периодически попадаются среди аудитории женщины и дети

Дети ещё нас с тобой материться поучат. Старшенькая моя ещё в первый год хождения в садик обогатила свой лексикон. Да и на детских плошадках малявки дошкольного/младшего школьного возраста матерятся не хуже, чем в армии.
Vombat писал(а):разговор здесь идёт о литературном произведении (и, соответственно, литературном языке)

Литературный язык допускает использование жаргонной, обсценной и т.п. лексики в прямой и косвенной речи персонажей. И моя позиция как автора -- давать её без купюр и лексических заменителей, которые я считаю родом ханжества. Этак ведь можно докатиться до самых маразматичных его образчиков, вроде школьного издания "Войны и мира", где слова Кутузова "мордою да и в говно" были написаны как "м... да и в г...".
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Vombat » 16 мар 2019, 13:09

Да уж, товарищ майор (или уже нет?), насчёт детей сущая правда...
Тяжела и неказиста жизнь акульего штабиста
Аватара пользователя
Vombat
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 747
Зарегистрирован: 24 май 2009, 23:29
Откуда: Москва
Благодарил (а): 14 раз.
Поблагодарили: 17 раз.

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 16 мар 2019, 15:42

Vombat, всё ещё да.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Darth Val » 16 мар 2019, 22:11

хватит спорить, где прода))))))
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 734
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 160 раз.
Поблагодарили: 25 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 16 мар 2019, 22:37

= VIII =


околопланетное пространство Сук II
оккупационная зона Клана Волка
12 ноября 3056 года


Подъём в зенитную прыжковую точку Боргезе занял неделю. А там их дропшипы уже ждал как раз перезарядившийся звездолёт военного флота Содружества. Там же рядом ошивался и «Вольпертингер» – канонерка типа «Ахиллес» под началом комманданта Марии Рамирес. И эскадрильей атмосферно-космических истребителей командовала тоже женщина – гауптман Карина Хойт. Неприятным сюрпризом оказалось то, что эскадрилья была неполной: два лэнса вместо трёх. Прочие машины 43-го донегольского истребительного крыла, по словам Хойт, были распределены между джампшипами, обеспечивающими переброску дропшипов рейдового отряда от Боргезе к Сук II и обратно. Первые два из этих кораблей были «Инвейдерами», что и немудрено – самый распространённый во Внутренней Сфере тип межзвёздного корабля, ведь – а вот третий, к лёгкому удивлению Кирсанова, оказался четвертьмиллионотонным «Тромпом», хоть и старой постройки, но дооборудованным литиевыми батереями для совершения повторного прыжка сразу за первым. Эта технология долгое время оставалась утраченной, и только в сороковых годах Федеративное Содружество – по слухам – её восстановило; как видно стало теперь, слухи не врали. Подобно «Инвейдеру», «Тромп» был оснащён тремя стыковочными узлами дропшипов – как раз их отряду впору. Подхватив корабли ударного отряда во второй из двух необитаемых планетных систем, через которые они прошли – тусклого красного карлика – он немедля совершил прыжок в первую точку Лагранжа орбиты Сук II.
Сам перегон по командной цепи занял около десяти часов, четыре из которых они потратили на тренировочные манёвры канонерки и истребителей: «Чёрным птицам» Аннабель Блэк – воздушному лэнсу кирасиров – надо было хоть по минимуму слетаться с донегольцами. По возвращению на борт «Лифлянда», Кирсанов отправил своих лётчиц отдыхать.
Дропшипы отстыковались от звездолёта сразу, как их системы восстановили работоспособность после прыжка. Быстрый огляд по сторонам показал: чисто. При планировании операции, Кирсанов и Дуглас рассматривали возможности и минирования прыжковой точки, и наличия в ней волчьих кораблей. Такое случалось, хотя и нечасто: ещё во времена Звёздной Лиги боевые уставы флотов рекомендовали не распылять силы на оборону прыжковых точек, а стягивать их к планетам; однако же, все космические флота с той или иной интенсивностью патрулировали пиратские точки населённых систем в своей зоне ответственности. В такой патруль ставился обычно лёгкий джампшип, или специально оборудованный для несения истребителей, вроде капелланского «Кетцалькоатля», или несущий на стыковочном узле боевой дропшип, канонерку или авиаматку. Кланы могли послать и боевой звездолёт, благо, сохранили их на вооружении. В отличие от Внутренней Сферы, где строительство этих монструозных машин прекратилось ещё в Первую войну за Наследие, и ни один из построенных не пережил Вторую.
Ещё одной возможностью было наличие в точке Лагранжа дежурного отряда транспортировки сил быстрого реагирования: готовый к прыжку звездолёт с дропшипами и истребителями прикрытия. У Келенфолда, например, дежурил такой – благодаря чему отряд Эндре Дугласа примчался на Боргезе всего на четвёртый день после нападения соколов. Там это был «Стар Лорд» с эскортом из двух «Леопардов»-АВ – лёгких авиаматок – и новомодного «Клэймора», штурмового дропшипа новейшей конструкции, о которой Кирсанов так бы и не слыхал, когда б Дуглас не проболтался.
Впрочем, у Сук II встретить такое было едва ли возможно: 15-й волчий регулярный и без того ополовинен отправкой части своих бойцов на Галуццо, формировать ещё и отряд быстрого реагирования ему попросту не из кого. Таковой могли выделить 5-й волчий регулярный кластер, стоящий на Кюссе, или 1-й кавалерийский – с Биоты; аналитики военной разведки не пришли к единому мнению, какой из них является головным в галактике «Тау». Под вопросом было и их вмешательство в случае рейда на Сук II. Как бы то ни было, присутствие в точке Лагранжа волчьих кораблей не должно воспрепятствовать рейду. В случае такового дропшипы должны были пойти на прорыв к планете, а доставивший их звездолёт – немедля прыгать обратно, задействовав литиевые накопители. Минное заграждение представляло, пожалуй, бóльшую опасность: размер зоны перехода в точке Лагранжа измерялся всего лишь сотнями километров. Такой вполне можно закидать простенькими и недорогими аппаратами, реагирующими на выходную волну звездолёта по простейшему алгоритму: развернуться к нему и дать ход. Выходящий из гиперпространства звездолёт неподвижен относительно прыжковой точки, то бишь, он движется вместе с нею в системе звезды, и пока ещё он сманеврирует... Один-два метра на секунду в квадрате – его предельное ускорение, с таким много не наманеврируешь, когда с дистанций в десятки и первые сотни километров, со всех сторон на него наводятся и летят ракеты. Дропшипам попроще, но тоже, если подумать, может прийтись несладко.
Конечно, даже несколько сотен на несколько сотен километров – это всё равно объём немаленький, и чтобы его нормально перекрыть, нужны сотни, если не тысячи мин. А гравитационная динамика первой точки Лагранжа довольно быстро рассеет их по космосу, если не корректировать время от времени их орбитальное движение. Поэтому минные поля ставились редко, лишь в стратегически важных системах и при угрозе нападения на них. Но ведь Сук – стратегически важен? Безусловно; однако же, вряд ли кланы, с их воинскими традициями, прежде уделяли большое внимание минной войне в космическом пространстве и – следовательно – могли накопить большой запас мин. Такой, чтобы выставить в ближайшей к Сук II потенциальной пиратской точке гиперперехода. Так рассудили флотские аналитики, консультировавшие Дугласа на начальном этапе планирования им этого рейда, и оказались правы.
Пространство чисто! Нет даже станции раннего обнаружения, которая могла бы гарантированно засечь вышедший из гипера звездолёт и сообщить о нём гарнизону на планете. Что это, интересно – бедность или головотяпство? С кланами наверняка не угадаешь... Поскольку опасности вокруг не наблюдалось, звездолёт остался на месте. Разворачивать парус-накопитель здесь, в глубине системы, где плотность потока солнечного излучения на два порядка превышала таковую у границ зоны безопасного приближения, было нельзя: он просто сгорел бы в считанные минуты, не выдержав такого напора. Да и не требовалось: так и так, план рейда предусматривал ускоренную сточасовую перезарядку от реактора, после чего звездолёт мог покинуть точку в любой момент. Заряд литиевых батарей он берёг на крайний случай.
Эти же сто часов отводились на выполнение основной задачи рейда – разрушение клановского завода. Ближайшие пять из них наёмники и бойцы Келенфолдской милиции могли потратить на отдых перед сражением.
«Цербер» Павла Кирсанова имел среди прочего редкую (чтоб не сказать – уникальную) штуку – тактический компьютер «тактикон Б-2000». Сейчас таких не делали, не из-за утраты технологий даже – как раз с этим после хельмской находки Грейсона Карлайла дело пошло на лад – сколько из-за сомнительной целесообразности выпуска подобных устройств. То есть, это с точки зрения яйцеголовых умников она была сомнительной; но эти умники давали советы сильным мира сего, а те – слушали. И принимали на их основе решения.
Ещё во время его разработки в начале XXVIII века тактический компьютер, дававший пилоту оборудованного им бэттлмеха возможность не выходя из кабины управлять действиями полка или целой бригады, считался сомнительным анахронизмом. Пережитком феодального уклада Эры войн, когда вожди-военачальники самолично вели свои армии в бой, и которому давно пора на свалку истории. Но на дворе тогда стоял Золотой век Звёздной Лиги, когда наука и техника процветали, а бабла хватало и не на такие проекты. Когда же войны за Наследие вернули тот старый уклад к жизни, технология производства тактических компьютеров стала уже невоспроизводимой – как и многое другое. Лучшее, что удавалось сделать, это поддерживать в рабочем состоянии немногие сохранившиеся устройства.
Парадоксальным образом, сейчас – когда воспроизвести элементную базу и программное обеспечение того же «тактикона» не представляло труда – вопрос о его производстве был опять снят с повестки дня. И ровно по той же причине: анахронизм-де, пережиток прошлого. Передовая военно-теоретическая мысль умников из НАИН – Ново-авалонского института наук – дошла уж и до того, чтобы вовсе удалить офицеров с поля боя. Оставить его нижним чинам, а офицер-де будет руководить их действиями в уютной безопасности тылового командного пункта, видя картину боя на головизионных мониторах. Появился даже специальный термин – мехкоммандер, и в том же НАИН этому начали обучать. Правда, внедрение этой чудесной идеи в войсках встретили в штыки. И прежде всего – в бывшей армии дома Дэвионов, с её старыми боевыми традициями. Требовавшими, чтобы командир делил со своими солдатами военные тяготы, лишения и опасности, и сам начинал службу с нижних чинов, дабы прочувствовать, каково это – быть солдатом. За такими солдаты и шли. А яйцеголового умника, греющего жопу в тепле, когда солдат рискует своей головой на поле боя, они дружно послали бы на хрен. И никакие приказы-указы, хоть даже от самого государя Хэнса Дэвиона, не могли этого изменить.
Офицеры всех рангов, от лейтенантов до генералов и маршалов, должны быть готовы вести своих солдат за собой. Вести, а не посылать. Конечно, уже командиры батальонов выходили на поле боя не всякий раз, полковники и генералы – того реже. И непременно шагать в первых рядах традиции Внутренней Сферы не требовали. Скорее, возглавить резервный или просто отборный отряд, наносящий решающий удар. Переламывающий ход сражения, приносящий победу – или спасающий ситуацию, такое тоже нельзя исключать. Некоторые типы мехов – «мародёр», например, или «вольверайн» или «атлас» – специально оснащались как командирские, с дополнительными мониторами, отображающими общую картину боя, бóльшим числом доступных каналов связи и прочим. Но мехи с действующим тактическим компьютером среди командиров всех уровней ценились особо.
«Циклоп» с его «тактикон Б-2000» был едва ли не единственной серийной машиной такого рода, и то – к концу эры войн за Наследие от силы, каждый десятый из «циклопов» сохранил его в рабочем состоянии. После открытия Хельмской базы данных кое-что удалось восстановить разного рода умельцам.
Кирсанов заполучил в свои руки «циклоп» с действующим тактическим компьютером в самом начале своей карьеры вождя наёмников. Отбил у беглого андуриенского военачальника, взявшегося пиратствовать в пространстве между Свободными мирами, Магистратом Канопуса и периферийными рубежами Ляо. Второй или третий контракт кирасиров это был? Хрен вспомнишь уже. И этот «циклоп» служил ему верой и правдой, прежде чем пал в бою с соламой нефритовых соколов на Бон-Норман полгода тому назад. Ну, ладно – чуть меньше полугода, хотя какая сейчас разница?.. Главное, что им удалось демонтировать драгоценную систему и перенести её на купленный взамен погибшего «циклопа» новенький «цербер».
Сейчас «тактикон» командирского меха был включён в корабельную сеть «Лифлянда», дропшипа типа «Юнион», служащего кирасирам транспортом в этом рейде. И капитан имел редкую для мехвоина возможность видеть ход высадки во всех подробностях. Даже Эндре Дуглас в кабине своего «зевса» довольствовался меньшим. Конечно, генерал мог и остаться в центральном посту корабля, подумал Кирсанов, но это вряд ли. От центрального поста до транспортного отсека с бэттлмехами бежать – не ближний свет, а оно ему надо? Генералы не бегают. Известное ж дело: бегущий генерал в мирное время вызывает смех, в военное – панику. Да и что ему делать сейчас в центральном посту? Едва ли выпускник мехвоинского факультета Нагельринга разбирается в тактике космического боя. Да и устав предписывал мехвоинам находиться сейчас в кабинах своих мехов. Чтоб быть готовыми вступить в бой сразу, как «Фортресс» коснётся земли.
Практический радиус радарного обнаружения большинства космических кораблей – сотня тысяч километров; ни для космического боя, ни для навигации в окрестностях планет и иных небесных объектов большего и не требуется. Поэтому четвёрку клановских истребителей экипажи всех трёх дропшипов засекли сразу, как та вынырнула из-за диска планеты. На двадцати с хвостиком тысячах километров получили визуальную картинку и опознали по силуэтам «бату» и «тиры»: два омнифайтера и два истребителя второй линии. Траекторию прикинули ещё раньше, и теперь кто-то на мостике прокомментировал:
-- Рисковые парни.
Кирсанов понял, о чём он: вместо замкнутой окольцовывающей планету орбиты, истребители шли на перехват по баллистической дуге, полого, но упирающейся в поверхность планеты. Если кто-то из них в бою потеряет ход – он обречён. Сгорит в атмосфере раньше, чем ему успеют прийти на помощь, если такое вообще возможно. Дропшипов-то у волков на планете нет. И катапультироваться бесполезно: лишние сотни метров в секунду пилота не спасут, лишь отсрочат огненную смерть на какие-нибудь минуты. Как, интересно, они собираются выходить из боя? Садиться там, куда упирается траектория-дуга? Хм, а что там... Кирсанов вывел на монитор карту: малолюдные пустыни одного из пяти континентов планеты, не главного; крупных городов не видать, всё больше пустоши и бедленд, заброшенные горные разработки. Этот район планеты интенсивно эксплуатировался в начальный период её истории, а теперь практически истощён. Может у кланов там быть запасной аэродром? В материалах Дугласа, вроде бы, ничего подобного не было.
А если они пойдут на атмосферный манёвр, с отскоком от плотных слоёв и сменой орбиты? Кирсанов поделился этим соображением с Кариной Хойт.
-- Спасибо, капитан, – ответила та. Через несколько минут скинула на его «тактикон» веер возможных траекторий. – Пожалуй, что так они и поступят. Технически это осуществимо: даже после боя, топлива должно хватить, главное – сохранить теплозащиту. Но это уже будет наша забота... чтобы не сохранили!
Когда от поверхности планеты корабли отделяло уже менее двух тысяч километров, Кирсанова вызвал на связь Дуглас.
-- Я только что связался с Зиблером: он подтверждает готовность работать с нами, но есть одна проблема. Конвой с заводским оборудованием ещё не пришёл. Сейчас он где-то в сутках пути от планеты.
-- И в чём здесь проблема? – спросил Кирсанов. – Мы всё уже обсудили.
-- Но ваше мнение, капитан..?
-- Осталось прежним. Основной план, если тебе интересна моя рекомендация.
Ни у Зиблера, ни у герцога Ирби не было точного расписания движения конвоя, и возможность опередить его своим прибытием они рассмотрели ещё на Боргезе. Генерал предлагал в случае, если опережение по времени не превысит суток – двоих, отказаться от основного плана с высадкой в дроп-порту Махбе и сесть в поле за городом. На карте он отметил несколько подходящих площадок, к которым могли выйти люди Зиблера и с которых можно нанести удар. Кирсанов идею раскритиковал: даже клановцы, говорил он, не посадят конвой в порт, рядом с которым ошиваются рейдеры. Уведут хоть к горе Аттих, хоть в Овивингтон – в любое безопасное место. А за то время, что мы будем жевать сопли, перебросят мехи регулярного кластера в Махбе самолётами. И укрепят оборону так, что мы вообще к заводу не подступимся. Нет уж: хуй с ними, с трофеями, работаем по основной задаче! На край, добавлял он, мы можем послать «Вольпертингер» на перехват – всё равно, ему оставаться на орбите.
Хотя и считавшиеся формально аэродинамичными, в действительности дропшипы типа «Ахиллес» не могли ни летать в атмосфере, ни на планеты садиться. Зато могли ускоряться до шестидесяти метров на секунду в квадрате и несли на борту взвод морпехов для абордажа. «Вольпертингер» исключением в этом плане не был. Правда, вместо шаттлов – абордажных ботов – он нёс в предназначенном для них ангаре вторую пару истребителей, «чиппевы». Иногда туда удавалось втиснуть и третью, но обычно если та и та были лёгкими, что-нибудь вроде «сэйбров» или «сперроухоков». К ширококрылым «чиппевам» подселить никого не вышло.
В тот раз Дуглас так и не согласился с аргументами капитана – остался при своих, но счёл за благо окончить спор. Сейчас он просил у Кирсанова совета. Не потому, что хотел перевалить на него ответственность – тут дохлый номер, командир может быть только один. Даже условия контракта ставили кирасиров в прямое подчинение нанимателю. Так что официально все решения принимал Эндре Дуглас. Ему же и отвечать за последствия.
-- Хорошо, – сказал, наконец, он. – Продолжаем работать по основному плану. Готовьтесь к боевому сбросу, капитан.

* * *


Вопреки своей фамилии, Аннабель Блэк была светлокожей сероглазой блондинкой. Её семья владела контрольным пакетом акций «Блэк Оушен Шиппинг», межзвёздной транспортной компании со штаб-квартирой на Тимбукту, чьи корабли ходили по обширному сектору лиранской периферии от Курайата до Новой Индии. Так что решение поступить на учёбу в военное училище Буэны семья могла бы и одобрить, когда б не вскрывшаяся перед этим любовная связь с Артуром Фалуортом, наследником «Фалуорт-Игнести», главного их конкурента в том же секторе пространства. Который тоже выбрал эту стезю. И Аннабель последовала за ним, наплевав на категорические запреты и проклятья родителей. Учёба не задалась; чтобы не вылететь ещё с первого курса, пришлось много и упорно грызть гранит военной науки, а это отнюдь не пошло на пользу их с Артуром отношениям. В отчаянной попытке удержать любимого, она перестала предохраняться, и в начале третьего курса обнаружила две полоски на тесте. Практическую часть экзамена Аннабель сдавала через полгода после общего выпуска, когда достаточно оклемалась, чтобы наверстать упущенное. Артур так и не сделал ей предложения. Поддержал деньгами: оплатил роды, нанял прислугу и няню для новорожденного сына, и только. Окончив же офицерские курсы, получил распределение в 311-е арктуранское крыло – часть аэрокосмической бригады 11-й арктуранской гвардейской ПБК, стоящей на Тимбукту. Там через год и погиб, в рутинной противопиратской операции. Какой-то ас под Весёлым Рождером нарисовал себе ещё черепушку на фюзеляже.
Сразу же пошёл слух, что к этому приложил руку кто-то из Блэков: и месть за Аннабель (о чём та совершенно не просила), и старая добрая родовая вражда соперничали в качестве мотива. Обе семьи не принадлежали к аристократии, но на окраинах Сферы нравы простые, патриархальные; кровная месть там отнюдь не прерогатива дворян. Действительно ли её родные были замешаны в смерти молодого Фалуорта, или же тому просто не повезло нарваться на закалённого в боях аса, Аннабель так и не узнала. Получив приказ отправиться к новому месту службы – в авиакрыло Пенобскотской милиции, безропотно ему последовала и два года тянула там лямку, как могла. Оказалось, впрочем, что не так уж и плохо: к исходу второго года службы ей предложили офицерский патент и командировку на учёбу в только что основанную Боланскую военную академию. Первое Аннабель взяла, от второй – отказалась: для этого требовалось продлевать контракт на армейскую службу, а она твёрдо решила с неё уйти. Пусть и в наёмники – та же военщина – но лишь бы подальше от Пенобскота, Буэны и Тимбукту. Так и оказалась в роте Кирсанова. Он как раз собрался восстановить её авиационный лэнс, разжившись по случаю парой стотонных «тандербирдов».
Сейчас Аннабель и её ведомая Эрминия де Соуза сидели в кабинах своих машин, готовые к старту. Узкий и низкий ангар, втиснутый между третьей и четвёртой палубами «Лифлянда», формой напоминал школьный пенал; оба конца его закрывали герметичные люки, открывающиеся для запуска или приёма самолётов. Командир корабля – гауптман Фальбуш – скомандовал готовность к старту и врубил звуковой сигнал: штатная декомпрессия отсека. Оба люка слегка приподнялись, оставляя щель над палубным настилом, в которую немедленно хлынул из отсека воздух. Остающиеся в нём техники позахлопывали свои гермошлемы. Вообще, это полагалось делать не позднее, чем заслышав сигнал, но флотский понт есть флотский понт: тот не космонавт, кто космоса не понюхал.
-- К взлёту готова, – доложила Эрминия.
-- Приняла. Оба борта готовы к старту, – отрапортовала центральному посту Аннабель.
Но створки люков опустились назад; несколько десятков секунд ничего не происходило. Потом отдалённый гул маршевого двигателя смолк, и дропшип перешёл в свободное падение. Подвешенный на верёвочке плюшевый розовый поросёнок – талисман на счастье – поплыл по воздуху, потеряв вес. Несколько раз его мотало из стороны в сторону: корабль включал и выключал маневровые двигатели, корректируя курс. Потом люки резко взлетели вверх.
-- Первый борт – старт! Второй борт – старт!
Протянутые под палубным настилом миомерные тросы сократились, рванув люльку стартовой катапульты к открывшемуся проёму; разжались фиксаторы и стотонная махина «тандербирда» вылетела в пустоту. С другой стороны корабля так же вылетел самолёт Эрминии де Соуза.
-- Птички, внимание! – голос у гауптмана Карины Хойт был резкий, как ножом пронзающий все посторонние звуки. – Четыре отметки на девять – два, расстояние девятьсот, скорость полтора.
-- Вижу, – почти в унисон отозвались пилоты кирасиров.
Невооружённый человеческий глаз в космосе начинает различать силуэт истребителя километров, примерно, с семидесяти, но для оптики и девятьсот – не проблема.
-- Не суетимся, – распорядилась Карина.
«Вольпертингер», тем временем, повернулся носом туда, откуда приближались вражеские истребители, чуть изменил скорость и курс, становясь между ними и круглыми тушами войсковых транспортов, прикрывая эти последние своим помеховым полем. Системы РЭБ «Фортресс» и «Юниона» тоже вносили свою лепту, сбивая клановцам прицел. Три пары истребителей – «стингреи», «чиппевы» и «тандербирды» – пока оставались под их прикрытием.
С физической точки зрения пространство и в тысяче километров от поверхности планеты – уже далеко не вакуум, с практической – тоже: в нём, например, достаточно газа, чтобы затормозить низкоорбитальный сателлит до потери космической скорости после нескольких десятков или сотен витков. Но этого газа ещё недостаточно, чтобы вторичным свечением и ионизацией отмечать треки лазерных выстрелов, расчерчивая космос той разноцветной сеточкой, к которой привыкли зрители голофильмов. И первые выстрелы клановских истребителей остались почти незамеченными. «Бату-прайм» несли по одному дальнобойному большому лазеру в носовых фюзеляжных модулях. Ими и выпалили, сблизившись на четыреста пятьдесят километров, по «Вольпертингеру». Безрезультатно, правда, но попробовать стоило – так решил звёздный коммандер Фергус, отдавший приказ открыть огонь Маргарет и Ханне – пилотам омнифайтеров.
Отслужившая полных два года по выпуску из сибко, Маргарет была единственным более или менее опытным лётчиком из четверых, но промахнулась даже она. Ханна, пополнившая ряды пилотов кластера всего полтора месяца назад (аттестацию её сибко проходило здесь, на оккупированном Тамаре) не попала и подавно. Джеррод и Грегори – вольнорождённые, оба отслужившие по году – пока могли лишь с завистью на это смотреть: импульсные лазеры и автопушки, которыми вооружались их «тиры», были неэффективны на дистанции больше 215 километров.
Коммандант Рамирес – как старшая по званию, боем командовала она – не торопилась с ответным огнём: берегла боеприпасы. Да и толку, палить в пустоту как в копеечку. Её «Вольпертингер» был незначительно модифицирован в сравнении с типовым проектом «Ахиллеса» 2582-го года: все шесть ПМЧ, носовая спарка и одиночные крыльевые, были заменены дальнобойными моделями. Бьющими аж на триста шестьдесят километров; но этот козырь она решила пока подержать в рукаве. Несколько раз за эти минуты отряд корректировал курс, пока не прижался к краю посадочного коридора, пусть и невидимому, лишь нарисованному на навигационных мониторах, но всё равно – реальному. Когда волчьи машины приблизились к трёхсоткилометровому рубежу, она приказала:
-- Карина, начинай перехват.
Истребители изменили курс, разошлись парами, пытаясь взять волков в клещи.

* * *


-- Прекратить атаку! – впервые на памяти Сельмы Уорд голос звёздного коммандера Фергуса зазвучал по-человечески. – Всем: противозенитный манёвр! Уходите по курсам...
Цифры и термины были ей непонятны, но лётчики слушались и делали, как он велит. Две пары истребителей распались, разошлись по четырём несимметричным векторам, огибая строй внутрисферных дропшипов на безопасной дистанции в двести двадцать – двести пятьдесят километров.
-- Какого Амариса?! – срываясь на визг, закричала она. – Ты их пропустил!!
-- Не всех, – голос Фергуса вновь омертвел. – «Ахиллес» не пойдёт к земле, он не может. И самолётам придётся теперь оставаться на орбите.
-- Ты пропустил вольняг!! Даже не попытался!..
-- Пытаться глупо.
Фергус был в центре управления полётами, Сельма у себя в кабинете; будь они рядом, и звёздный полковник бросилась бы на искалеченного лётчика с кулаками.
-- Что ты несёшь, вольнорождённый сурат!?
-- Пытаться глупо, – повторил Фергус. – Возможно, они успели бы сбить один из кораблей. Возможно. Но сами бы не ушли. Я не хочу разменивать наших волчат даже на целый корабль сфероидов.
-- Да ты!..
-- Я знаю, что говорю.
Сельма зло скрипнула зубами.
-- «Ахиллес» и все их истребители останутся на орбите. У них даже не будет времени вернуться к нему на борт... разве что, «чиппевы». Если они действительно так хороши, как я о них думаю.
-- И что тогда? – волна ярости медленно уходила, стекала, оставляя после себя тоску и досаду.
-- Я перевожу волчат на новые орбиты. Через сорок семь – пятьдесят пять минут ты примешь решение: направить их вниз к зоне высадки сфероидов или оставить в космосе.
-- Зачем? – тупо спросила Сельма.
-- Есть варианты перехватить рассеявшиеся истребители. Или «Ахиллес». Возможно, есть.
-- Возможно?
-- Зависит от его собственных действий. Он может уклониться от боя. Но шансы перехватить его есть. А зона высадки никуда от нас не денется. Несколько штурмовок и посадка в расположении соламы. Здесь шансов больше.
-- Стоп! Давай-ка ещё раз об этом...
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Кирасиры-2] Волчий бег

Сообщение Маленький Скорпион » 17 мар 2019, 20:56

= IX =


Махбе, Альшая, Сук II
оккупационная зона Клана Волка
12 ноября 3056 года


Основной план операции предусматривал заатмосферный сброс всех двенадцати мехов кирасиров в десантных коконах. Откалывать такой фокус со своими неопытными келенфолдцами генерал Дуглас не рискнул, да и корабль их – «Арминий», тип «Фортресс» – был хуже для этого приспособлен. Имея всего две десантные катапульты вместо восьми. «Лифлянд» же мог катапультировать два лэнса мехов разом и третий следом за ними – минуту-другую спустя. Дропшипы не тормозят аэродинамически – они гасят скорость работой маршевых двигателей и проходят атмосферу не то чтобы медленно, но десантные коконы их, всяко, опережают.
Толчок. Несколько секунд свободного падения, и мир переворачивается – это включился направляющий двигатель в верхней части десантного снаряда. Вектор ускорения направлен от ног к голове, но само ускорение слабое и длится недолго. В эти минуты бэттлмехи слепы и глухи: устройств для наблюдения и связи коконы не предусматривают, а их толстая оболочка гасит любой сигнал.
В сибко они отрабатывали боевой сброс вживую всего однажды, хотя на тренажёрах гоняли всех. Но, как и в тот, первый раз, Джейсона била дрожь. Он идёт в бой с врагами своего клана! Пусть даже бывшего клана... он так и не понял ещё, считает ли себя по-прежнему нефритовым соколом или уже только наёмником, на всю оставшуюся жизнь. Как, интересно, другие решают этот вопрос? Тот же Кирсанов или лейтенант Уборевич – оба ведь были воинами дома Дэвионов. В кланах всё было бы просто, но... он ведь больше не в кланах.
Кокон дёрнулся, заскрежетал; перегрузка вмяла Джейсона в кресло. Вход в атмосферу был почти отвесный, и скорость гасилась быстро. Первыми шли знамённый и боевой лэнсы, следом за ними – ударный. На вспомогательный монитор по центру Джейсон вывел схему траектории сброса. До приземления ещё несколько минут. Теплозащитная оболочка, должно быть, раскалена докрасна; встречный поток сдувает верхние её слои, по горячему металлу струится пламя... плазма? Лёгкий после только что испытанных перегрузок рывок: над коконом раскрывается тормозный парашют. Ещё несколько километров замедлившегося, но всё равно – падения; когда до поверхности их остаётся четыре или пять, пиропатроны раскалывают кокон. Остатки его разлетаются в стороны, а мех продолжает падать уже сам.
Теперь Джейсон может видеть машины товарищей на панорамном экране. А товарищи могут видеть его. Находит среди других угловатый силуэт «ханчбэка» Ульяны и представляет сидящую в кабине девушку. Каково было ей под перегрузкой, когда её грудь – не пушинка отнюдь... странная мысль; раньше она бы не пришла ему в голову.
-- Все в порядке? – звучит голос командира в наушниках шлема.
Нестройный хор утвердительных ответов, от уставного «так точно» Уборевича до ульяниного «всё о'кей», своё «афф» добавляет и Джейсон. На спинах мехов закреплены ракетные ранцы, и когда до земли остаётся уже менее километра, автоматика включает их на торможение. Это быстрее, чем применявшиеся когда-то многокупольные парашюты: последние сотни метров бэттлмехи преодолевают всего за полминуты, почти одновременно приземляясь на поросшем чахлой растительностью пустыре, который отделяет лётное поле дроп-порта от городской застройки. Лесопосадки давно распались на жиденькие рощицы в полсотни-сотню метров шириной, эрозия проела многометровые овраги.
А со стороны порта – с юго-запада – уже бегут со всех ног волчьи мехи, окрашенные в стандартный хаки с чёрной окантовкой соламы.

* * *


В виду противника, волки развернулись неровной цепью. По центру шёл командир – Золл Карнз на своём «райфлмэне», по левую руку – ракетчики, Линэ на «крусейдере» и Орелл на «бомбардире», по правую – Мерц на тяжёлом «блэк питоне» и Амадео на «сентинеле». Мысль о том, что его нынешний мех собран руками грязных сфероидов в какой-то дерьмовой их сфероидной дыре бесила звёздного капитана. Но старый добрый его «айс феррет», на котором прошла бóльшая часть воинской карьеры Золла, перешёл теперь к какому-то другому воину, занявшему его место в рядах 11-го боевого кластера. А командиру соламы за глаза и уши хватит сфероидного трофея. Добро хоть, оружие заменили нормальным, клановским – четырьмя дальнобойными ПМЧ «марк XVII». Тоже, если подумать, старьё – одна из первых моделей, ещё в Золотой век снятая с производства. Но наклепали их тогда преизрядно, что до сих пор склады полны. Даже с двумя дополнительными теплоотводами, подведёнными к рукам, залп хотя бы трёх этих пушек перегревал мех до ухудшения сократительной способности миомеров, пусть и незначительного. При залпе всех четырёх эта самая сократительная способность падала до нуля, сбоили системы прицеливания, и защитная автоматика угрожала отключить машину. Впрочем, на это Золлу было плевать. Никто, в конце концов, не заставлял его бить полными залпами. Да и, если на то пошло, не собирался он долго на этой машине воевать.
В соламу приходят для того, чтобы умереть.
Трофейный «райфлмэн» Золла сохранил родную систему «гаррет D2j», приспособленную отслеживать воздушные цели, и поэтому звёздный капитан хорошо видел, как снижаются мехи вражеского десанта. Стрелять, однако, не стал: далековато, даже с его не угасшими ещё навыками. Промахиваться не хотелось. И попадать раньше срока – тоже.
Восемь мехов в первом броске, четыре во втором. Идут с двухминутным интервалом: похоже, их палубная команда не очень-то расторопна, замешкалась с перезарядкой десантных катапульт. Сфероиды, что с них взять. Нет, всё же, стрелять по ним он не станет. Пусть приземлятся, построятся в боевой порядок, как подобает. Он даже согласен притормозить, чтоб успел приземлиться второй бросок.
Двенадцать против пяти. Отличный расклад для соламы. Для воинов, ищущих смерти в бою.

* * *


Волки сбавили шаг, «райфлмэн» – мех командира – вырвался на полсотни метров вперёд. Вытянул руки-стволы, переводя прицел с одного меха командирского лэнса на другой. Сигнал вызова на открытом-1, одном из нешифрующихся каналов, используемых для связи с гражданскими абонентами и передачи сообщений противнику. Ультиматумов, например, или же заявления о капитуляции.
-- Я, звёздный капитан Золл Карнз, пилотирую «райфлмэн» и вызываю на поединок любого, кто не боится сразиться со мной!
-- Капитан Павел Кирсанов, «цербер», принимает твой вызов.
На случай, если этого нового меха нет в базе данных клановца, капитан поднял правую руку «цербера», выступая вперёд. Почему бы и не уважить противника? Через полминуты лэнс Уборевича коснётся земли и встанет на левом фланге волков. Сейчас же два строя разделяет чуть менее километра; Карнз движется вперёд, его подчинённые – встали. Что это, бой чемпионов? Похоже на то. По одному поединщику с каждой стороны, их дуэль предваряет общую схватку. Уже во времена молодости Павла это считалось замшелым обычаем прошлого, и мало, кто следовал ему. Разве что самые упоротые самураи дома Курита. На мониторах справа и слева от кресла пилота «тактикон Б-2000» развернул карты с отметками своих и чужих боевых машин.
Так-так. А мехи-то не одни пожаловали: дальше в зелёнке прячутся две пары танков. Тяжёлые «роммели» на ядерном ходу, не иначе – трофеи 33-й авалонской гусарской бронебригады, и что-то незнакомое, тонн на 40-50, тоже с термоядрёным движком, по предварительной оценке мощности – в районе двухсотки. В базе данных нет сведений – что это, собственная клановская разработка? Возможно: от Дугласа Кирсанов знал, что кланы, вопреки расхожему мнению, тоже используют танки. Развёртывая их парами, на манер таурианцев, только называются эти пары не манипулами, а пойнтами. Которых в звезде по штату должно быть пять. Значит ли это, что ещё три танковых пойнта сидят где-то в засаде? Или оставлены прикрывать тылы? А может быть, их просто нет в Махбе: к примеру, отправлены прочёсывать территорию в поисках Джона Зиблера с его партизанами или приданы в усиление каким-нибудь отдалённым заставам. Надо было уточнить этот вопрос у того же Зиблера... ладно.
С девятисот метров Кирсанов выстрелил обеими гаусс-винтовками, обеими и попал – редкая удача! «Райфлмэн» пошатнулся от двух попаданий, но устоял на ногах, и, к удивлению капитана, дал залп в ответ. Два сгустка заряженных частиц прошли мимо, но третий ударил «цербера» в грудь. На такой дистанции он успел уже рассеяться, потеряв добрую четверть мощности, и самый факт попадания говорил о многом. Клановец владел своими ДБ ПМЧ не хуже, чем Кирсанов – гаусс-винтовками; непросто будет с ним совладать. Даже если продолжать держать дистанцию в 850-900 метров, где прицел ДБ ПМЧ уже не даёт никаких гарантий попадания, а прицел Гаусса – ещё даёт. Отображая рассчитанные повреждения вражеского меха, «тактикон» высветил ещё одну метку: аномальный тепловой выброс, признак повреждения внешнего слоя защиты реактора.
Обдумывание всего этого заняло у капитана считанные секунды; за эти секунды его мех вломился в ближайшую рощицу, тогда как Золл Карнз оставался пока вне укрытия, и скорость шагов его меха упала до тридцати трёх километров в час. Ещё через десяток секунд он сократит дистанцию до менее, чем восьмисот сорока метров, но и пока этого не произошло – выпалил пушками левой руки. Безрезультатно, как впрочем, и Кирсанов со своей стороны. Ни прочие клановцы, ни кирасиры пока в бой не вступали. Пока внимание отца было сосредоточено на поединке, Фёдор перехватил управление отрядом и быстро перестраивал мехи по третьей из набросанных перед боем схем, сосредотачивая боевой лэнс против левого фланга волков – «бомбардира» и «крусейдера». Приземляющиеся уланы Уборевича наступают, «орион» и «крусейдер» с «бушвокером» на подхвате поддерживают огнём, Ульяна входит в прорыв... буде план сработает.
Сто метров вперёд по зелёнке. Несколько раз налетая и ломая кривые стволы деревьев весом своей 95-тонной туши; целиться стало сложнее, и выстрелы гаусс-винтовок опять уходят в молоко. Но и клановец снова промахивается, хотя от одной из рукотворных молний его ПМЧ загораются кроны деревьев в нескольких метрах позади «цербера». Золл Карнз переходит на бег, по-прежнему не ища укрытий; Кирсанов пятится, метров на тридцать отступая в зелёнку. Лэнс Уборевича на земле, а правый фланг клановцев...
-- Фёдор! Пятая схема!
«Вайпер» и «сентинел» пытаются зайти наёмникам в левый фланг. Или достать его «цербер», если Золл Карнз посчитает, что поединок себя исчерпал, и пришло время сражаться всерьёз.
-- Пятая-бис! – уточняет Кирсанов, опять стреляя по «райфлмэну» сквозь пламя и дым разгорающегося пожара.
Один из снарядов – мимо, но второй бьёт «райфлмэн» по ноге, почти разрушая её бронезащиту. Однако, и с левой руки попадание вражеской ПМЧ сносит добрых три четверти брони. Три меха боевого лэнса – без «ханчбэка» Ульяны – смещаются, восстанавливая левый фланг кирасиров. «Остсол» Джейсона прёт наперерез продолжающим неторопливо сближаться «крусейдеру» и «бомбардиру». Этого не было в схемах, но хрен с ним: они лишь руководство к действию, оставляющее бойцам известную свободу вносить свои коррективы.
-- Пилот «крусейдера»! Я, мехвоин Джейсон из «Кирасиров Кирсанова», вызываю тебя!
И даже выстрелил, стервец, обоими большими лазерами, с дистанции, далеко превосходящей экстремальные для этого оружия шестьсот метров. И ведь что характерно – попал! Одним выстрелом из двух. Прочертивший воздух яркий бело-жёлтый луч лизнул правый борт «крусейдера». Царапина, конечно, пока – только царапина, но ведь лиха беда – начало. Волк тоже не остался в долгу: вскинул руки с толстыми от пусковых труб РБД-15 предплечьями и жахнул залпом с обеих. С десяток боеголовок достигло цели; согнутые в локтях и поднятые к верхней части корпуса руки «Старого Иа» приняли этот удар на себя.
Пожар расползался по рощице, но для «цербера» с его двойным охлаждающим контуром никакой опасности не представлял. Охлаждение у меха Кирсанова было избыточное, даже полный залп всем оружием его бы не перегрел. Поэтому капитан даже не пользовался хладожилетом, сидел в кабине меха в обычной своей полевой форме. Он двинул «цербер» вперёд к краю рощи, выстрелил по «райфлмэну» и опять промахнулся; Золл, правда, тоже. Перекинув основную ручку управления вперёд, капитан вновь попятился в гущу ветвей и дыма. Карнз всё ещё пёр напролом, стреляя то с правой, то с левой руки. Пятясь, Кирсанов достал его одним попаданием в левый борт, остановился и плавно, на вдохе двинул круги-перекрестья прицелов по экрану, опять ловя ими силуэт бегущего «райфлмэна». Выдох – двойное нажатие гашетки. И два разогнанных магнитным полем стальных ядра на гиперзвуковой скорости влетают в правую часть этого силуэта. Одно сносит к чертям руку, дробя пушечные стволы и несущие их конструкции, второе отрывает уже повреждённую в начале дуэли ногу; крутнувшись волчком на той ноге, что уцелела, мех падает на левый бок, сминая остатки брони. Несколько искривлённых опорных балок торчат наружу, как прорвавшие кожу рёбра. Уцелевшая рука с установленными в ней стволами придавлена весом искалеченной туши меха; машина ещё работает, но уже не в состоянии ни двигаться, ни стрелять.
Золл Карнз проиграл этот бой, но у Кирсанова нет времени предлагать ему сдаться. Он снова выводит «цербер» на край полыхающей рощицы, разворачивается, встречая новых врагов. Как раз вовремя: «вайпер» и «сентинел», разошедшиеся далеко в стороны, завязали бой с мехами боевого и знамённого лэнсов. Уланы Уборевича треплют «бомбардир», к которому несётся во весь опор Ульяна на своём «ханчбэке». «Сентинел» вооружён гаусс-винтовкой – интересно, Кирсанов не помнил такой модели. Клановский рефит? Но его огонь пока не очень результативен, зато птиценогий «вайпер», переходя с прыжка на бег и обратно, сближается с мехами кирасиров. Безжалостно полосует броню «бэттлмастера» огнём своих импульсных лазеров. Мейерс на грани паники, зато де Соуза панике не поддаётся: ветеран-наёмник хладнокровно всаживает выстрел за выстрелом в броню сосредоточившегося на 85-тонном штурмовике клановца. Борта меха Лизель вздуваются пламенем одновременной детонации обеих боеукладок – ракеты большой дальности в правой и малой дальности в левой секции торса. А несколькими мгновениями спустя в небо устремляется огненный столб.
-- Ёбаный стакпол!!
Вопреки ещё одному расхожему заблуждению, термоядерный реактор бэттлмеха – это отнюдь не «медленно врывающаяся водородная бомба». Хотя термоядерная реакция в нём, конечно, идёт – без дураков. Но топливо в реакционную камеру подаётся совсем мизерными, миллиграммовыми порциями; вовлечь в реакцию сколько-нибудь значительную его массу невозможно техническими. Так что разрушение реактора означает и прекращение реакции... но не только. Температура даже холодной термоядерной реакции переваливает за миллион, и когда отличающийся всего лишь тремя сотнями – плюс-минус лапоть – градусов от абсолютного нуля воздух врывается в перегретое чрево реактора, не защищённое более коконами магнитных полей, происходит тот самый взрыв. Не ядерной, конечно, природы, но тем, кто имеет несчастье увидеть его вблизи – мало не кажется.
Этот взрыв с некоторых пор и зовётся на слэнге наёмников «стакполом» – в честь популярного романиста тридцатых годов, не отложившего, впрочем, перо и сейчас, живописуя геройства юного Виктора Штайнер-Дэвиона на клановском фронте. Не иначе как в надежде стать придворным романистом недавно взошедшего на престол архонта-князя Федеративного Содружества. Пресловутые взрывы реакторов были одной из визитных карточек его творчества, хотя в действительности случались не так уж часто. Потому как нужно очень несчастливое стечение обстоятельств, чтобы не успевшая остыть зона высоких температур реактора соприкоснулась со внешней средой.
Лизель Мейерс не повезло. Последний и самый ужасный раз в её не очень-то, в принципе, и везучей жизни. Прежде чем на периферии сознания Павла Кирсанова успела сформироваться эта мысль, рука уже качнула ручку управления огнём, накидывая круги-перекрестья прицела обеих гаусс-винтовок на птичий силуэт «вайпера». Клановец взлетел над землёй в пламени прыжковых двигателей, но Кирсанову это не помешало: оба снаряда поразили цель, один в левую руку, второй в правый борт. Пилот не совладал с управлением, и мех, кувыркнувшись в воздухе, шлёпнулся на спину. Несколько мехов ударного лэнса обстреляло его, Рамон де Соуза на бегу всадил залп обоих больших лазеров своего «остсола» и, сблизившись вплотную, добил лежащий на земле мех ударом ноги по кабине.
Повалился наземь «бомбардир» с развороченным прямым попаданием восьмидюймового снаряда гироскопом; Джейсон, на сильно побитом, но ещё боеспособном «остсоле» добил «крусейдера», подорвав боеукладку его ракет в центральной секции торса. Судьбу даже не пытающегося уйти – маневрирующего и отбивающегося – «сентинела» решил Дэйв Перкинс, ловким ударом топора подрубивший тому уже повреждённую ногу, а затем вскрывший кабину ещё двумя ударами.
А с неба уже доносился рёв заходящих на посадку «Арминия» и «Лифлянда».
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9165
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1558 раз.
Поблагодарили: 2870 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0