Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 02 окт 2019, 09:09

= XVIII =


к северу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
27 августа 3017 года


-- Значит, мой муж убит. Это сделали вы?
Роберта Мэтсон не отказалась от сигареты и закурила, сидя на ящике в кузове грузовика. Это была худощавая женщина лет тридцати, привлекательная и умудряющаяся держаться с достоинством даже сейчас, в липнущей телу насквозь пропитавшейся потом льняной рубашке и грязной надорванной твидовой юбке. Элайза качнула головой и ответила:
-- Нет. Его застрелил Прохазка, по подозрению в попытке сменить сторону. Но Мэтсон не делал этого: со мной договаривался лишь Оливейра.
-- Оливейра, – повторила Роберта, скривившись и поджав губы. – Я говорила Джону, что он напрасно ему доверяет.
-- А он говорил капитану, что не стоило принимать предложение Уортингтона.
-- Да, говорил. Когда отказываться было уже поздно. – Роберта отбросила за борт окурок. – Мы были заложниками лорда Уортингтона и стали теперь вашими заложниками. Я правильно вас понимаю, коммандер?
-- Отчасти, – признала Элайза. – Мне не хотелось бы строить отношения с «Мародёрами Мэтсона» на этом фундаменте.
-- Но где вы возьмёте другой?
-- Уортингтон. Он не покинул систему, и должен сейчас возвращаться назад. Его корабли должны быть в полутора сутках пути, а нашему звездолёту заряжаться все четверо. Волей-неволей, нам предстоит драться плечом к плечу… едва ли Уортингтон вас помилует.
-- Что ж… неплохой расчёт. Дело за малым: разбить банду Уортингтона.
-- Попробую, – сказала Элайза и вновь потянулась за сигаретами. – Будете?
-- Да.
Конвой из тяжёлого мехоэвакуатора, инженерной машины и ещё одного БТР сопровождал боевой лэнс Тана Бизоса. Техники Янга Виртанена отправились с ним; прошло около часа прежде, чем этот конвой добрался до поля минувшего боя. К этому времени лэнс-капрал Проскуров свернул поиски катапультировавшегося мехвоина «урбанмеха», так никого и не найдя, а Мак-Вей со своим куцым отделением рассортировал пленников: обоих танкистов, водителей грузовиков и ехавших с ними вместе двоих технарей – отдельно, женщин с детьми – отдельно. Считая в эту группу лишь «коренных» обитательниц Мэнорбира, которых набралась полная дюжина, да семнадцать детишек, от совсем крохотных малышей до подростков двенадцати-тринадцати лет. Жён и детей «мародёров» Элайза отделила и собрала в кузове разбитого грузовика. Вкратце им рассказала о произошедшем, и женщины, посовещавшись, послали вдову капитана на переговоры. Ну, вот… поговорили.
-- Мех Джона, я вижу, вы решили присвоить.
Элайза глубоко затянулась, прежде чем ответить.
-- Вы не мехвоин, и вашему сыну шесть лет. И я вам ничем не обязана, а «мародёр»… это «мародёр».
-- Да, понимаю. Без вариантов. Что ж… злиться на вас в моём положении глупо, смириться же… тоже не получается. Хотя по сравнению с ними, – Роберта кивнула на две группы пленных, – и нынешнее моё положение не так уж плохо. С нами вы, по крайней мере, сотрудничаете. А их – продадите в числе трофеев?
-- Конечно. – Закон Магистрата разрешал продавать и владеть рабами, и пленных женщин с детьми из Мэнорбира ждала эта участь. Обычная практика в таких ситуациях; с семьями Вольного братства Антиаса поступили так же.
-- Что помешает вам избавиться и от нас, когда пропадёт в нас нужда? Допустим, когда ваша доблестная кавалерия выскочит лавой из-за холмов и разобьёт банду Уортингтона?
-- Моё слово. Но вы ведь понимаете, насколько это зыбкая гарантия… в наших с вами условиях?
-- Других вы при всём желании мне не можете предложить, – жёстко сказала Роберта. – Вы ведь дворянка, коммандер?
-- Дюрахи, – уточнила Элайза. – Если вы знаете, что это такое, и это имеет для вас значение.
-- Держать или нет своё слово, зависит от вас, а не от вашего происхождения.
-- Да верно… какое обещание вы хотите от меня получить?
-- Слово… дворянина и офицера, что вы не ударите нам в спину и честно расплатитесь с нами за союз. По-настоящему расплатитесь, не пулей, ядом и не клинком. Деньгами и трофеями.
Элайза выпрямилась и медленно кивнула. Отбросила в сторону сигарету.
-- Слово офицера и дворянина, – сказала она. – Я заключила союз с вашим отрядом и не нарушу его. Не сдам вас канопианскому или иному правосудию и передам вашу долю трофеев, когда мы закончим эту операцию. Я говорю то, что говорю и не откажусь от своих слов, не выверну их наизнанку к собственной выгоде в ущерб вашей.
-- Ты сказала.
-- А ты услышала.
Элайза опустилась на ящик рядом с Робертой. В мире интриг и ударов в спину, пути обмана, каковым по определению была война, клятвами не разбрасывались. Старались их не давать лишний раз, внимательно следили за формулировками, чтоб при нужде обойти по букве, но эту лазейку Элайза сама же сейчас и закрыла. И даже неважно, что Роберта Мэтсон была единственной свидетельницей её клятвы: за такие слова ты отвечаешь перед собой и Богом, другие свидетели не нужны.
-- Дай мне ещё сигарету, – попросила вдова капитана наёмников. – Мои-то в труху превратились.
-- А у меня как раз две и осталось, – Элайза открыла пачку.

* * *


-- Папочка, папа! – Иниго, Тубал и Химена бросились к Тану наперегонки, едва он спустился на землю из кабины своего «арчера».
Мальчишки прилипли к нему справа и слева, а дочка сразу же прыгнула на руки; Тан подхватил её и подбросил в воздух, поцеловал и хотел, было, спустить на землю, но малышка повисла на нём как кошка на дереве, крепко обняв отца руками и ногами.
-- Привет, Тан. – Алина шла медленно, держа на руках маленькую дочку Перовичей. Наёмник привлёк к себе жену и поцеловал.
-- Я ведь обещал, что вернусь, – сказал он. – Я всегда обещаю и всегда возвращаюсь.
-- Я знаю, – Алина смахнула слёзы с ресниц.
Более или менее сухим местом была тут ступня его «арчера»; Бизос помог женщине влезть на неё и одного за другим подсадил вверх детей, вскарабкался следом и сам. В полусотне метров от них, у ног «райфлмэна», Марк и Ангелика Хойзинвельд обнимали дочку; Кирабо Мванаджума, первым выскочивший из транспортёра навстречу жене и малышам, прижимал их всех к себе.
С другого борта картина была не столь радостной: там четверо магистратских солдат загоняли жён и детей пиратов Уортингтона на борт БТР.
-- Давай-давай, не стесняйся! – покрикивал лэнс-капрал. – Оружие сюда, шмотки – сюда. Руки за голову! Шаг вперёд!
Оружие, действительно, было у многих. На шее очередной женщины стоящий рядом с капралом солдат застёгивал рабский ошейник, после чего пинком отправлял в сторону БТР. Детей раздевали и обыскивали тоже – на всякий случай. Ошейники взяли у самих же пиратов – был в цитадели и с ними склад. Пленных танкистов и водителей с механиками раздели и обыскали ещё раньше; всё время, что ждали конвой, они сидели в сторонке на корточках под прицелом двух автоматов. Пока и остались сидеть: возможно, их припрягут в помощь техникам, которых Янг Виртанен уже погнал осматривать «урбанмех» и танк. Вердикт оказался неутешителен.
-- Торс «урбанмеха» я бы ещё починил, – Янг, коренастый мужик лет тридцати с уже наметившимся животиком, носил носил очки и аккуратно подстриженую бородку. Перед Элайзой он стоял в полурасстёгнутом комбезе с лычками старшего техника на рукаве. – Но чтобы установить пушку, «урби» нужна рука, а руку я в здешних условиях хрен соберу. И если б собрал, то хрен присобачу её к торсу, потому что для этого надо реконструировать плечевой привод, а это, мадам, тоже… только в заводских условиях, короче.
-- Но вывезти мы его можем?
-- Да можем, конечно, а хули толку? Других тридцатитонников тут у нас нет, так что его даже и на запчасти не разберёшь.
-- Сдадим как трофей, когда свяжемся с командованием Магистрата.
-- Ну, разве что… Сразу по поводу танка, – добавил Виртанен, блеснув прямоугольными стёклышками очков. – Я в принципе мог бы заставить его ползать, но именно – ползать. Десять-двенадцать километров в час. И это пара часов работы, как минимум. Командир, вам оно надо?
-- А демонтировать башню?
-- Проще обратно же подлатать ему гусеницы и отогнать весь танк в крепость, или куда там вы хотите воткнуть огневую точку.
-- Понятно… – Элайза потянулась, было, за сигаретами, вспомнила, что последние две скурила на пару с Робертой, и заложила руки за спину. – Тогда грузим «урбанмех», потом перегружаем ракеты из «бегемота» на грузовик и возвращаемся в крепость. Танком займёмся, когда и если на это останется время.
-- Помощники будут?
-- Конечно. Те шестеро, – Элайза махнула рукой в сторону пленных танкистов.
Техники принялись за работу: зацепили «урбанмех» тросами, подогнали инженерную машину и с помощью её лебёдки перегрузили искалеченный мех на платформу эвакуатора, принялись закреплять на ней. Элайза вернулась в кабину «мародёра», связалась с Геррерой и Скоттом, приняла их доклады: в Мэнорбире всё спокойно, с рабами заканчиваем. Тех набралось почти семьсот человек, в самом деле, большинство наших – захвачены в рейдах на Ново-Трессиду несколько месяцев назад. Где-то, пять из семи сотен. Ещё человек полтораста с Ур-Круин, привезены на планету в самом начале – год или около того назад; с полсотни других… да не всё ли равно?
-- Среди наших ведь есть служившие в армии, – добавил Уилбур. – Почти все мужики, да и из девок и баб немало. А в цитадели стрелковки лежит под три сотни стволов.
-- Хочешь собрать ополчение? Собирай, – согласилась Элайза. – Готов им командовать?
-- Не будь готов – так и не вызвался бы, – ответствовал Скотт.
Вызвав потом Филлипса, она приказала поднять «сперроухок» и провести воздушную разведку окрестностей. И пока конвой шёл назад, слушала доклады Вермеера. Тот обнаружил мехи Адбул-Джаббара в скалистых холмах к северо-западу, не так уж и далеко от места боя. Лэнс Оливейры, ошивался поблизости, но далеко в холмы не углублялся, и Элайза решила отозвать его назад, чему наёмники только обрадовались. Григорию Перовичу и Зейнаб не терпелось увидеть дочь; у Оливейры и пилота «локаста» Экка близких людей не было, но и они не прочь были вернуться домой. То есть, на базу. В тыл, в стены Мэнорбира.
Вертолёт они засекли уже когда подходили к крепости. Двадцатиоднотонный «уорриор» покружил в двух-трёх километрах от них и отвалил, вскоре исчезнув с экранов радаров. Сел где-то в холмах, где его хрен найдёшь. Но холмами, пожалуй, мы будем заниматься завтра, решила Элайза.

Мэнорбир-Форт
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия


Самым большим был запас штурмовых винтовок – мариковских «император» АХ-17, с громоздким магазином на полсотни патронов, от которого на современной модели АХ-21 уже отказались. Почти две сотни стволов – хватит вооружить полдюжины лёгких взводов пехоты, чем и занялся Уилбур Скотт. Взвода, правда, ещё предстояло сформировать. Четыре-пять стрелковых отделения на взвод, и каждому нужен командир, да плюс ещё командиры и зам-ком-взводов. Лидеры, способные повести за собою людей. Три десятка, как минимум; сейчас перед Скоттом стояло лишь восемь мужчин и полдюжины женщин.
Одежды рабам не полагалось, и взять её было неоткуда; на складах цитадели Скотт обнаружил лишь дюжины три рваных вконец пар штанов и курток, которые ещё надо было примерить по росту. Бывшим рабам, впрочем, хватало пока и оружия. Автомат на плече, портупея с подсумками, ножом, флягой и сапёрной лопаткой на поясе – достаточно, чтобы не чувствовать себя голым. Погоняв их часок по крепости, постреляв в импровизированные мишени, наскоро намалёванные на жестяных и пластиковых листах, Уилбур остался скорее доволен, чем нет. В бойцы эти ребята сгодятся. Но в командиры?
Потенциальных вожаков и заводил в рабских бараках надсмотрщики старались выбить в первую очередь. Чего и следовало ожидать, так что и эти четырнадцать человек, первыми откликнувшиеся на призыв Уилбура взяться за оружие, даже на командиров отделений годились с трудом. Вон те двое парней и девочонка… ну, в лучшем случае. И опыта командования хоть тем же отделением не было ни у кого. А времечко-то идёт: если Элайза не просчиталась с реакцией Уортингтона, тот должен быть уже на пути к Скайфогу. И остаётся им меньше двух дней… да твою ж мать!
Скотт объявил привал.
-- Нам и от двух лишних стрелковых отделений пользы прибавится, – говорил он Элайзе спустя ещё пару часов, когда встретил её на входе в крепость. – Даже такие лучше, чем никаких.
-- Да, я согласна, – признала коммандер.
Она поняла уже, что идея собрать ополчение терпит провал, но решила не ранить самолюбие баннер-сержанта. К сожалению, Уилбур легко понял и этот подтекст, отчего на душе стало совсем погано. Хотелось нажраться или набить чью-нибудь морду, желательно, вражескую; первое было бы глупостью, второе – увы, невозможно, поэтому следующие три часа Скотт гонял своих новобранцев, заставляя вспомнить действия в составе отделения. Элайза не лезла. Загнав «мародёр» в ремонт на борт «Деринои», она поднялась в центральный пост, и ещё раз связалась с подразделениями. Ремонт повреждённых мехов ещё продолжался; выставленные энсином Ольтяну караулы несли службу и ничего подозрительного пока не увидели; доктор Геррера продолжал возиться с бывшими рабами. Вермеер вернул «сперроухок» на площадку под борт «Вонючки» и сдёрнул куда-то в крепость. Как вскоре выяснилось, на свидание с подругой – Ирой Чжуан из лётного техобеспечения наёмников, которая ждала от него ребёнка. Дежурным пилотом на случай необходимости вылета остался Крис Мартинелло.
В конце концов, она спустилась на третью палубу, приняла душ и завалилась на койку в своей каюте. Где мирно спала до астрономического полудня, и пробудилась, услышав звонок коммуникатора.
-- Я получил сообщение с «Розы Адхары», – без предисловий, сказал Филлипс. – Они только что обнаружили дропшипы Уортингтона, приближающиеся к Скайфогу.
-- Мы их и так ждём, – кивнула Элайза, хоть командир «Деринои» и не мог видеть её лица. – Они далеко?
-- Ближе, чем мы считали. Они идут к нам на полуторной тяге и будут здесть через семнадцать часов.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 03 окт 2019, 08:12

= XIX =


к северо-западу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
28 августа 3017 года


Полуденный зной подсушил грязь, и брошенный «бегемот» влип в неё намертво – хрен сдвинешь, если б и было – чем. Доламывать его канопиане не стали, но и Абдул-Джаббар решил то же самое. Собрался, было, сваливать, но тут на радарах возникли отметки трёх быстрых мехов. Снова «ассасины»! Побитый «уосп» Каратоссоса Брэдли оставил чиниться в пещере, где наскоряк оборудовали подобие ремонтной мастерской. В строю остались его «феникс-хок», «стингер» Абдул-Самада Буджо и «уосп» Норберта Кушнеревича. Брэдли скомандовал отход, но «ассасины» пустились в погоню. Первые залпы их РБД были безрезультатны, потом «стингер» Буджо схлопотал пару боеголовок в спину. С этим и разошлись.
Часом позднее над холмами появился «сперроухок», и Брэдли почуял жопой: он разглядел их схрон в ущелье меж скал под маскировочными сетями. Значит, и гости потяжелее явятся скоро. Стоять и драться – не вариант, как и на стенах крепости; впрочем, тут все холмы, с лабиринтом проходов меж ними, частью заросшим травяными джунглями, стали их крепостью. Маневренные средние и лёгкие мехи здесь могут наскакивать на превосходящего весом, но уступающего скоростью врага, ранить его и отходить. Такая тактика была излюбленной и на его родной Астрокази, где боевую технику старались беречь, и драки лицом к лицу до последнего болта в становом хребте меха не жаловали.
Прошло ещё часа полтора, прежде чем выставленные Абдул-Джаббаром секреты подняли тревогу. Доложенный ими и подтверждённый затем поднятым на разведку вертолётом состав приближаюшегося отряда заставил первого лейтенанта выматериться. Полных четыре лэнса! Четыре! Два из которых тяжёлые: «мародёр», парочка «арчеров», «райфлмэн», средний, но вооружённый восьмидюймовкой «ханчбэк»… Вернувшийся «сперроухок» сбил с неба вертушку – первым же залпом разбил ей несущий винт, и «уорриор» рухнул на скалы с километровой высоты. Истребитель же принялся нарезать круги над холмами, отслеживая манёвры Джаббара.
Outnumbered, outgunned и outweight. Что остаётся? Бежать, оставляя в холмах всё, что неспособно угнаться за мехами. То есть, обоз и баб – видит Аллах, он сделал для них всё, что мог. И для своих, в том числе; но мёртвым от точно им не защитник. В холмах есть, где спрятаться, так что посмотрим…

* * *


-- Мехи отходят, – сказал Митч Вермеер. – Вы видите, командир?!
-- Хочешь перехватить?
-- Да! – лётчик оскалился под стеклом гермошлема. – Вы разрешаете?
-- Да. Оливейра! – Элайза переключила канал, оставив линию связи с Вермеером на удержании. – Бегом к отметке «танго-джульет» и с поворотом на два часа!
-- Выводите нас на Джаббара?
-- Он собирается отходить. Притормози его, сколько сможешь!
-- Уйти и трофеев нам не оставить? Да хрена там!
Толкнув от себя ручку управления «сперроухока», Вермеер опустил нос машины вниз и пошёл на снижение. Силуэт «феникс-хока» заполнил собою прицел, и Митч надавил спуск. Залп сдвоенных средних лазеров вонзился в уже повреждённую в прошлых боях левую ногу – сменить там броню не успели – сломал приводы бедра и лодыжки, и мех, не удержав равновесия, рухнул ничком на скалу и остался недвижим. Но тут и «сперроухок» тряхнуло прямым попаданием снаряда по правому крылу – пилот «вольверайн» оказался не промах. Митч едва не сорвался в штопор и, выровняв машину, повёл на боевой разворот.
Быстроходный, но неспособный прыгать «локаст» Криса Экка отстал от «стингера» и «уоспов», прыжками перемахивающих заросли и россыпи скальных обломков, одним махом взлетающих на вершины холмов вместо того, чтоб карабкаться по косогору. И отходящие мехи пиратов они настигли втроём: Оливейра, Зейнаб и Григорий. Однорукий «уосп» и «стингер» припустили, что есть духу, но «вольверайн» и второй «уосп» прыжками разошлись в стороны и встретили новых врагов лицом к лицу.
Второй лейтенант Тайлер Флойд был много, кем, но точно – не трусом; хорошую драку с победою в ней он любил почти так же, как и лишать невинности молоденьких девиц. Его «вольверайн» и «уосп» Кушнеревича против тройки двадцатитонников – не худший расклад, даже когда Баджо и Каратоссос удрали; жаль вот, не удалось завалить самолёт. Но может быть, он погонится за этими двумя ссыкунами?
Тайлер не забывал о ползущих на них тяжёлых лэнсах, но прежде, чем отрываться от них, надо разделаться с этими шустриками. Средние лазеры, ракетные установки и пулемёты... Он выпалил по ближайшему из «уоспов», всадил по боеголовке РМД ему в грудь, ногу и голову. Хреново, что пушкой и лазером не достал… прыжок! в воздухе с разворота – залп пушкой и лазером в «стингер», чорт, мимо! Сто метров вперёд, длинные стебли гигантских репейников хлещут борта «вольверайн». Залп по «уоспу»: пушка и лазер опять мажут, но три РМД одна за другой бьют его по ноге, сметают броню.
Зейнаб краем глаза успела заметить предупреждение: повреждён левый привод бедра; потом нога её меха подломилась, и повреждённый «уосп» растянулся на земле. Удар смял и едва не сорвал с креплений бронеплиту левого борта. А «вольверайн» Тайлера Флойда уже выходила из зарослей и пёрла на неё.
-- Зая! – Григорий Перович устремился навстречу пирату.
Достал его попаданиями и лазера, и ракет; отвлёкшийся от боя с «уоспом» Оливейра помог, удачно всадив попадание среднего лазера флойдовской «вольверайн» прямо в затылок. Но тут и пират жахнул полным залпом по меху Григория. Брони на башке «уоспа» всего четверть тонны, так что и попадания среднекалиберной автопушки достаточно, чтобы разбить её вдребезги. Бронебойно-фугасный снаряд разворотил меху Григория лицевой бронещиток; «уосп» рухнул на землю рядом с уже лежащим собратом – машиной Зейнаб. Времени радоваться победе у Тайлера не было: подав «вольверайн» назад, он прыгнул обратно в заросли.
-- Норберт, уёбываем!
-- Стой, сука! – Оливейра прыжком устремился за ними.
Выстрелил, промахнулся, но продолжал стрелять ещё и ещё.

* * *


Ударный лэнс Раджкумара Утпата встретил удирающие пиратские «стингер» и «уосп» у северного края гряды холмов и отсёк путь к отступлению. Первыми же залпами РБД они повредили «стингер»; пират запаниковал и отпрыгнул назад. Джессика Крофорд прикинула траекторию его полёта и сбавила ход своего меха, чтоб тряска в движении не так сбивала прицел. Лазером всё равно промахнулась, а вот ракетами, кажется, достала, но сразу же ей пришлось уклоняться от атаки пиратского «уоспа» с единственной правой рукой. Впрочем, «ассасины» уже настигли вражеский «стингер», увеча его новыми попаданиями лазеров и ракет.
Однорукого добил Митч Вермеер, прямым попаданием средних лазеров «сперроухока» разнёсший ему центральную секцию торса. Покончив со «стингером» Баджо, лэнс Раджкумара Утпата атаковал Флойда и Кушнеревича, в спину которым вцепились ещё Оливейра и подоспевший к шапочному разбору Крис Экк на «локасте». Кто засветил «вольверайн» боеголовку в кабину, так и осталось невыясненым; «уосп» Кушнеревича прикончила детонация боеприпасов РМД.
Элайзе с её командирским и боевым лэнсом Бизоса остались лишь разрозненные группки пехоты и беженцев. К этому она готова была, взяв с собой взвод Ольтяну с обоими его БТР. Отделения тяжёлого оружия на время были перевооружены как лёгкие стрелковые – семь автоматчиков; их миномётные установки остались в Мэнорбире. Огневой мощи в поддержку могли сколько угодно дать бэттлмехи. Уортингтоновских боевиков она в плен приказала не брать: ни как заложники, ни как работники они ценности не представляли, зато корми их ещё, охраняй… чего ради? Не человеколюбия же: распространять его на пиратов не принято. Женщин с детьми, когда удавалось найти, обыскивали, разоружали и гнали под конвоем в тыл.
-- Пиратские мехи нейтрализованы, – доложил Раджкумар Утпат. – У Оливейры один или два «двухсотых».
-- Дарий?
-- Гриша погиб, – подтвердил лейтенант наёмников. – Зейнаб жива, но у её меха поломан привод бедра.
-- Трофеи и пленные?
-- Один «уосп» подорвался на боеприпасах, ещё один и «стингер», похоже, годны только на запчасти. «Феникс-хок» и «вольверайн» получили по бошкам. Пилот «вольверайн» убит, пилот «феникса» ранен.
-- Их лейтенант? – спросила Элайза.
-- Он самый, я его помню, – ответил ей Оливейра. – Добить или нет?
-- Сначала допросим.
-- Я так и понял, командир.
Ольтяну доложил о захвате обоза. Там бой был самый жаркий, пехота потеряла троих убитыми и с полдюжины ранеными. К тому же, пилот «бастера» – 50-тонного меха-погрузчика – попытался вступить в бой с боевыми мехами, нанося им удары руками и ногами своей машины. «Арчеры» и «шэдоу хок» расстреляли его с коротких дистанций, превратив промышленный мех в груду обломков. Зато тяжёлый мехоэвакуатор и пару грузовиков удалось захватить.
-- Хорошо, – одобрила Элайза и вызвала из Мэнорбира техническое обеспечение.
Дропшипы Уортингтона уже миновали бóльшую часть пути до планеты, но даже на пятнадцати метрах на секунду в квадрате им тормозить оставалось ещё около четырнадцати часов. «Роза Адхары» продолжала отслеживать их приближение, но через несколько часов должна была выйти из зоны радиоконтакта: Летисия Веницелос сочла, что оставаться в прыжковой точке опасно и перевела звездолёт на иовоцентрическую орбиту. То есть, вокруг Полосатого Джоба, «горячего Юпитера», у которого обращался и сам Скайфог. Несколько минут ускорения в один метр на секунду в квадрате уменьшили орбитальную скорость корабля, а с нею уменьшился и радиус орбиты. Ко времени подхода Уортингтона к Скайфогу, «Роза Адхары» должна уйти в тень планеты – выпасть из поля зрения сенсоров пиратских дропшипов, после чего снова изменит орбиту. Шкипер надеялась, что благодаря этому манёвру пираты потеряют её корабль из виду. Тем более что вести астрономические наблюдения с поверхности Скайфога, куда они приземляться, будет мешать атмосфера.
Филлипс одобрил её идею. «Разумный ход», заявил командир «Деринои». «Который возможно спасёт нам корабль».
«На время перезарядки эти манёвры не повлияют?» спросила Элайза. На её памяти, звездолёты ни разу ещё не использовали свою способность маневрировать в обычном пространстве.
«Могут затянуть на десять-двадцать часов», признал Филлипс. «Но думаю, она учтёт это при расчёте орбиты, чтобы приблизиться к точке ко времени перезарядки».
«Лишние десять-двадцать часов… ладно, мы ведь закладывались минимуи на шесть дней – пока «Ипполита» не перезарядится у Итцехо. И то, если Смитингтон…»
«Его папаша – начальник штаба Резервного флота», сказал Филлипс. «Командующий де-факто, и говорят ещё, что Киалла к нему прислушивается. Особенно ночью».
О последнем Элайза пока не слышала, но всё равно кивнула. Если Дошува решит подтереться её рапортом и не отправит второй ударный отряд на Скайфог, Джеймс спишется с отцом через ретрансляторы Ком-Стара на Брикстане и Локтоне. Обычная передача такого рода будет идти дня три, но у энсина тугой кошелёк, денег в нём хватит и оплатить пересылку вне графика. Не за красивые элайзины сиськи: сведения об интриге Мак-Доно против клана Пристов, хозяев «ММ&М», стоят и не таких затрат. Смитингтоны найдут, как ими распорядиться. Как фронесс, они далеки от корпоративных разборок, и всяко, не в доле с Мак-Доно. И повлиять на полковника Джордан – комбрига Народной добровольческой – чтобы та приказала Дошуве послать отряд на Скайфог, адмирал может. Оплачивать ускоренную пересылку приказа он вряд ли станет, так что идти ему из столицы до штаба Ново-Синклерского те же три дня.
«Ходок» прыгнул к Данианширу через пару часов после того как «Роза Адхары» ушла на Скайфог – позавчера, двадцать шестого. Связаться с комбатом Дошува Смитингтон может ещё из зенита, с зарядной станции, но убеждать его отправится лично, а это тоже займёт время. Три с лишним дня от станции до планеты, и надо ещё найти транспорт. Так что куда скорее – дней пять, может, неделю. Значит, сейчас он ещё в пути, тридцать первого или второго сентября будет в Лондинии; если всё пройдет гладко, Дошува поднимет в ружьё батальон и стартует числа шестого, не раньше. Девятого или десятого они доберутся до Скайфога по цепочке из «Ходока» (или любого попутного транспорта) и «Ипполиты», которая будет ждать их в надире Итцехо. При худшем раскладе, связь со столицей и продавливание их плана там накинут ещё пять-семь дней.
Дальнейшее зависело от того, как будет действовать бандитский король. Десант на Мэнорбир – едва ли: с двумя дропшипами, прикрывающими его зенитным огнём и РЭБ и с двумя десятками мехов на стенах форта, он крепкий орешек даже для штурмовой роты усиленного состава. Неизбежные потери при этом должны быть неприемлемы для ограниченных в возможности их восполнить пиратов. И это толкает его к осаде, которую им придётся высиживать с несколькими сотнями голодных бывших рабов за компанию. Только что проведённый захват и зачистка лагеря Адбул-Джаббара дали ей козырь в виде заложников – жён и детей уортингтоновских вояк. Даже пираты обычно чувствительны к подобным вещам. Возможно, этого хватит, чтобы Уортингтон действовал осторожно, хотя бы на первых порах. Возможно…
Усадив «мародёр» на землю, Элайза заблокировала управление, сняла нейрошлем и закурила. С двумя тяжёлыми мехоэвакуаторами она успеет забрать и «уоспы» Перовичей, и трофейные «феникс-хок» с «вольверайн». Отремонтировать их до начала осады уже вряд ли получится, но мы рады и этому. Плохо, что бой у Итцехо оставил от всей её воздушной поддержки единственный «сперроухок», вот это ужасная непруха, конечно. Вермеер опытный лётчик и хорошо поработал против отряда Абдул-Джаббара, но шестёрка «хеллкэтов» ему, конечно, не по зубам. Хотя чтобы использовать их, Уортингтону придётся разворачивать полевой аэродром… под прикрытием севших дропшипов, конечно, так что атаковать его на земле почти нереально. С минуту Элайза сидела и просто курила, глядя в погасший экран бэттлмеха.
Возможно, придётся оставить Мэнорбир и отступить, но не сюда – на север, а к югу, вниз по течению реки. Район, где пытался укрыться Абдул-Джаббар, наверняка будет занят Уортингтоном, зато к югу тянулись безлюдные земли. Пожалуй, надо послать туда самолёт на разведку, пока есть время – провести аэрофотосъёмку, составить по ней хотя бы приблизительные карты. И не бросать попыток собрать ополчение из бывших рабов. Элайза достала компад, чтобы сделать об этом пометки. План следующего этапа операции уже начал складываться в её голове.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 04 окт 2019, 08:48

= XX =


к северо-западу от Мэнорбира
Скайфог (Мир Уортингтона)
Периферия
28 августа 3017 года


Первый конвой увёз в крепость трофейные «феникс-хок» и «вольверайн»; их разгрузили в ремзоне Мэнорбира. Элайза отправила лэнсы Бизоса и Утпата сопровождать его; обратно с мехоэвакуаторами отправился лэнс Фиорелли. Хотя гарнизон пиратов и был уничтожен, дропшипы Уортингтона отделяли лишь считанные часы пути; следовало подстраховаться. Солнце уже уходило за горизонт, когда мехоэвакуаторы вернулись за повреждёнными «уоспами».
Григория Перовича похоронили на невысоком пригорке неподалёку от места его последнего боя. Осколки 80-миллиметрового снаряда, брони и стекла панорамного экрана обратили его живот и грудь в кровавое месиво, но лицо, защищённое нейрошлемом, осталось нетронутым.
-- Пойдём, – Элайза склонилась и тронула Зейнаб за плечо.
Невысокая темнокожая астроказийка медленно встала с колен; лицо её было опухшим от слёз. Длинные волосы, заплетённые во множество тонких косичек, в беспорядке рассыпались по плечам. Сколько ей было, лет двадцать? Похоже на то, если не меньше; девчонка совсем, хоть и успела стать матерью. Да и повоевать. Элайза не знала, что ей сказать. «Всё будет хорошо»? Может, и будет. Или не будет. Но человек, рядом с которым она провела три года, которого любила и который любил её, так и останется мёртв.
Двое солдат вырыли могилу. Элайза не знала, какой веры придерживался Григорий, да и придерживался ли вообще, но вознесла заупокойную молитву, которую знала. Потом автоматчики трижды выстрелили в воздух. Дерево на Скайфоге не росло, сколотить крест было не из чего. И в головах только что насыпанного холмика как маленький обелиск поставили нейрошлем. Лысый Крис Экк принёс из кабины «локаста» фляжку с коньяком и столбик надетых одна на другую блестящих металлических стопок; пили не чокаясь. Зейнаб отошла, села на землю, обхватив колени руками; Элайза, подумав, устроилась рядом.
-- Ты куришь? – спросила она.
Зейнаб помотала головой, но сигарету взяла. В кабине меха она, как и Элайза, сидела раздетая до трусов, да так и наружу выбралась; нагота была последним, о чём она могла думать, если думала об этом вообще. Элайза поднесла ей зажигалку; девушка закурила, закашлялась с непривычки. Посмотрела на неё блестящими от слёз глазами.
-- У тебя кроме него никого больше нет? – спросила Элайза.
-- Отец… но я к нему не вернусь.
-- Ты тоже в разладе с семьёй?
-- Я… нет. Просто… замуж меня уже не выдать, с ребёнком и в девятнадцать лет. А жить у отца… он меня примет, но он ведь немолод уже. И сыновей у него нет. Только племянники, которые точат ножи на него и друг на друга. Если… у них что-то получится, меня в лучшем случае разлучат с дочкой и продадут в чей-то гарем. Отец потому и учил меня управлять бэттлмехом, чтоб я могла убраться из Йезера… вообще с Астрокази.
-- Твой мех…
-- Он не мой, он отрядный. Мех Гриши… тот да. Наверное, теперь мой.
-- Когда «феникс-хок» починят, его будешь пилотировать ты.
-- Я… – девушка бросила тлеющую сигарету. – Я буду, конечно. Не уверена, что вообще хочу… – она помолчала. – Но здесь у меня тоже немного путей. Мехвоином или техпомом… и лучше четыреста в месяц, чем полтораста.
Четыреста си-биллов в месяц было обычной зарплатой мехвоина-новобранца. Полностью обученный техник получал две сотни, помощник техника – сто пятьдесят. С ростом квалификации росла и зарплата. Элайза кивнула.
-- Мне приходилось крутиться, чтоб заработать на жизнь, – сказала она. – По-разному. Больше я так не хочу. Пойдём, посидишь у меня в кабине.
«Уоспы» грузили при свете фар. Звёзды едва проступали сквозь затянувшую небо дымку, но разгоревшийся диск Полосатого делал ночь светлой. Зейнаб задремала на откидном сиденье позади кресла пилота, вполоборота привалясь к стенке кабины. Пошевелилась и пробормотала во сне что-то неразборчивое, когда «мародёр» поднимался на ноги. Шли в темноте медленно, внимательно глядя под ноги мехов и под колёса машин.
С вечера у Элайзы начал ныть живот, как бывало всегда перед месячными; прежде, чем выступить в путь, она подложила прокладку в трусы. Вовремя, как оказалось. Межзвёздные путешествия, и гиперпрыжки, и миры со своими условиями – гравитацией, составами атмосфер, температурным режимом – обычно сбивали ей цикл. Уже первый перелёт, с Данианшира на Балават, должен был повлиять, а потом с холодного и тяжёлого Балавата попасть на жаркий и влажный Скайфог с его парниковым эффектом. Что месячные притупляют реакцию и нарушают концентрацию внимания – важные для мехвоина качества – ей слыхивать доводилось, но о себе Элайза хорошо знала, что это не так. И воевать против Уортингтона в полную силу они ей не помешают.
Сообщив вахтенному, что на борт «Деринои» пока подниматься не будет, она направила стопы «мародёра» в Мэнорбир-Форт. Наёмники по-прежнему жили там, вместе со своими семьями; в цитадели сейчас разместился второй взвод Уилбура. Остановившись и опустив мех на корточки, Элайза потормошила спящую Зейнаб.
-- Проснись, мы приехали.
Ночь не добавила прохлады, была тёплой и влажной. В траве, пробивающейся из-под контейнера-дома, стрекотали цикады. Вокруг качающегося над входом электрического фонаря вилась белёсая мошкара.
-- Привет, Элли.
От неожиданности, она вздрогнула.
-- Уилбур! Какого..?
-- Встречаю тебя, разумеется.
-- Я пошла, – тихо сказала Зейнаб. Элайза кивнула.
-- Мы можем занять апартаменты Уортингтона. Ты в них ещё не была? – спросил Скотт.
Элайза пожала плечами. Бандитский король должен жить в роскоши, демонстрировать свои успех и богатство; Джоффри Уортингтон тоже придерживался этого правила. Чтобы обставить свою спальню, он наверняка ограбил какого-то богатея на Ново-Трессиде, наверное, и не одного. Какого-нибудь градоначальника, чиновную шишку или лендлорда. Но Элайза слишком устала, чтобы таращиться на убранство королевской спальни. Запомнился мягкий ковёр, в который ступни погружались по щиколотку и широкая кровать под балдахином на резных опорах.
-- Капелланцы такое зовут «канцлер с нами», – не удержавшись, съехидничала она.
Взвизгнула совершенно по-детски, когда подошвы оторвались от земли: Скотт подхватил её на руки, закружил, бросил на гору подушек.
-- Почему ты ещё одета?
Ботинки и куртку она свалила у входа, но оставалась в трусах. Склонившийся над нею Уилбур уже был совершенно наг, лишь продолговатый армейский жетон покачивался на неразличимом в ночном полумраке тёмном шнурке на шее.
-- У меня месячные, – сказала она.
-- Что это меняет?
Вместо ответа, Элайза обвила его шею руками, подтянулась и поцеловала. Трусы полетели на пол вместе с прокладкой. Скотт взял её нежно, стараясь не причинить боли, но вскоре и он и она отбросили всякую осторожность. Кровать протестующе заскрипела, когда зверь с двумя спинами начал резвиться на ней.
-- Во Внутренней Сфере мужчина делает женщине предложение, а не наоборот, – сказал Уилбур, когда они, обессиленные и довольные, лежали в объятиях друг друга.
-- Мы не во Внутренней Сфере.
-- Но и не в Магистрате. Так что, Элли? Ты соглашаешься или нет?
-- Я… – «…старше тебя на три года», хотела сказать она. «У меня дочка двенадцати лет и ни кола, ни двора, лишь офицерская зарплата и служебная однушка в Лондинии. Дворянство, от которого никакого толку, потому что семья меня никогда не примет назад после… ошибки юности. Я до сих пор боюсь оставаться с мужчиной дольше, чем на несколько недель. Я…» – …согласна.
Уилбур стиснул её в объятиях.
-- Эй, эй… ты что, хочешь ещё?!
Он рассмеялся, мгновением позже навис над нею, весом своим вжимая в перину и осторожно раздвинул ей бёдра.
-- Ты… ты…
-- Люблю тебя.
-- Да!..
Извернувшись, она укусила его за сосок. Движения Уилбура стали жёстче и резче. Он вновь доводил её до изнеможения, у самого по лицу и груди тоже струился пот.
-- Любимая… – он снова стал нежен, плавно ведя ладонь по её плечу и груди.
Элайза лежала без сил, провалившись в перину.
-- У нашего недруга, кстати, здесь неплохой бар.
-- А и давай! – Элайза слегка оживилась.
Скотт принёс два бокала и бутыль красного.
-- М-мм, сладкое… как я люблю!
-- Я знаю, – самодовольно улыбнулся мужчина.
К вину он принёс и нарезанный на ломти сыр. Элайза села в постели, пачкая простыни выступившей меж ног кровью.
-- О чорт!
-- Да хрен с ним!.. пусть Уортингтон стирает, если отобьёт свою койку назад.
Женщина рассмеялась.
-- Всё будет хорошо, правда, Уилл? – вдруг посерьёзнев, спросила она.
-- Конечно, любимая, – Скотт обнял её за плечи. – Уж если ты согласилась стать моей женой… мы просто обязаны дожить до свадьбы!



= XXI =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
29 августа 3017 года


Поспать Элайзе, конечно, не удалось. Вызов пришёл от лейтенанта Бхутто – старшего офицера «Вонючки», находившегося в это время на вахте. Затормозив менее чем в тысяче километров от поверхности Скайфога и не выходя на орбиту, дропшипы Уортингтона начали снижение. Как и ждала Элайза, не прямо им на головы: место посадки располагалось в шестидесяти километрах к северо-западу, за теми холмами, где пытался укрыться покинувший крепость Абдул-Джаббар.
Обнаруживший в апартаментах бандитского короля навороченную – практически, настоящий лостех – кофе-машину и разобравшись с её управлением, Уилбур соорудил коммандеру и себе по чашечке карамельного латте. Затем ещё по одной. Элайза сидела в кровати, обложившись подушками, пила кофе и изучала развёрнутую в воздухе с голопроектора карту окрестностей. Почти весь календарный день 29 августа на Скайфоге будет царить ночь, и вряд ли Уортингтон атакует по темноте. Уж если он приземлился в сторонке. Однако же, расслабляться, стоило. Элайза отправила лэнс Утпата на разведку. Три быстроходных «ассасина» и «уосп» обогнули холмы с запада и в распадке у мелкой речушки столкнулись с дозором Уортингтона – «вулканом» и «феникс-хоком»; когда на радарах замаячили ещё и отметки «шэдоу хока» и «вольверайн», Утпат приказал отходить. Больше сюрпризов не было.
Через какое-то время Элайза обнаружила себя проснувшийся на всё той же груде подушек.
-- Сколько..? – спросила она, подскочив.
-- Четыре часа. С половиной, – добавил Уилбур. – Поспи ещё, пока всё спокойно.
-- А что…
-- Всё в порядке. Не рассвело. Ударный лэнс вернулся в крепость, Бизос ушёл со своими в патруль. Я обходил караулы: всё тихо. Виртанен отбил своих, отделение Фултона чинит «уосп».
Лэнс-капрал Ефрем Фултон был командиром одного из двух отделений технического обеспечения роты Элайзы. Коммандер кивнула.
-- У меня лицо сильно опухшее? – спросила она.
-- А… нет. Ну… в общем, не сильно. – Уилбур склонился над ней и поцеловал. – Поспи. Встать по тревоге успеешь.

* * *


Миранда Агилера по прозвищу «Бегемот» была рослой и крепкой девахой под метр девяносто, с широкими плечами, крепкими мышцами и объёмистой задницей, вполне погонялу под стать. Ей бы ещё сиськи побольше, лениво размышлял Брайен Чавес, а впрочем, и ладно, у Кэт они тоже невелики. Кэт чёрная и поджарая, Миранда же белая и волос отливает рыжиной, и здоровá почти как мужик. Пить, кстати, тоже предпочитает крепкое. Когда Брайен вливался в наёмничий лэнс, они тяпнули вишнёвого шнапса, от которого с непривычки у него сорвало крышу; очухался он уже в одной койке с Мирандой.
«А ты не слабак», похвалила она. «Что дальше – по палке или по стопке?»
«То и другое!» решился он, и не подвёл.
Здесь и сейчас, конечно, налегать на крепкое не стоило. Это в полёте у них было время просохнуть, но не на войне, когда того и гляди, поднимешься по тревоге в бой. Где голова у мехвоина должна быть свежей, не пьяной. Пехота может идти в атаку, принявши на грудь сто грамм, но уставной напиток мехвоина – апельсиновый сок; пиво, вино и разное крепкое только в тылу, когда воевать не предвидится. Зато добрый трах боеспособности не помеха.
Сам среднего роста, но хорошо сложённый, с рельефными мышцами под оливково-смуглой кожей и коротко стрижеными чёрными волосами, Брайен был бы завидным женихом, даже не будь старшим сыном хозяйки доброй половины пахотных земель Дайнмар-Майорис. Хоть и считалась она арктическим миром, переживающим самый разгар ледникового периода, но были там тёплые тропические долины, согретые сверху солнышком, снизу же вулканическим теплом. Солнце там, кстати, нормальное, класс G4, не эти красные угольки – что Балават, что Скайфог. Можно назагораться вдоволь; и Кэт бы понравилось. Кэт… правильно она держит дистанцию, их семьи не станут родниться. Мать собиралась отдать его за старшую дочку Каррерасов, решив между делом вопрос с рудниками Лос-Альтоса, из-за которых их семьи три раза уже воевали за последние двадцать лет. Если не выгорит, что ж, и у молодой баронессы Кесада подрастают девчонки. На Аддасар – родину Кэт – в двух прыжках от их мира, да к ведьмам-язычницам, мать его точно не пустит. Кой чорт он об этом сейчас думает? По трезвяку, не иначе. Кэт…
-- Эк пригорюнился, даже конец поник… – Миранда поймала его губами.
И рот у неё был широкий, с большими губами; немаленьких тоже размеров член Брайена она атаковала так, будто хотела заглотить без остатка. Мысли о Кэт, семье и дайнмар-майорской политике вылетели из его головы.
-- Давай теперь сзади, – потребовал он.
Наёмница подчинилась. С ней было всё просто: выпивка, трах и шагаешь в строю плечом к плечу. Её мамаша, тоже мехвоин-наёмница, лет тридцать тому назад остепенилась и вышла замуж за лиранского купца, оставив свой «шэдоу хок» дочке в наследство. Сама же и научила дочку военному делу; как только Миранде исполнилось восемнадцать годков, она свалила из отчего дома и за следующие семь лет преодолела пол-Сферы, от Галатеи – Звезды наёмников – до здешних мест. И непохоже, чтобы сопутствовавшие этому приключения ей не нравились. Уж всяко, они были круче, чем жизнь добропорядочной лиранской купчихи… или канопианского дворянина.
Оглаживая объёмистый зад подруги, Брайен засадил ей на всю длину. Ох, как она заорала! В постели Миранда всегда громко стонала и кричала в голос, и Брайена это даже начало заводить. Вытянув руку, он сгрёб мирандину грудь, качающуюся взад-вперёд в такт их совместным движениям. Вот это уже заводило Миранду… Коммы зазвонили одновременно у обоих. Зашлись пронзительной трелью срочного вызова в тот самый момент, когда оба почти поднялись на гребень волны наслаждения, к самой отметке «оргазм». Миранда протянула, было к своему руку, но Брайен оборвал её и нечленораздельно рыкнув закончил дело.
Коммы зазвонили опять.
-- Да! – нажимая приём, отозвался Брайен.
-- Пизда! – взревел комм голосом сержанта Бизоса. – Чавес блядь! и Бегемот! живо блядь ноги в руки и по машинам!

* * *


-- И на хрена было так вот орать? – спросила Миранда на приватном канале, где слышать её мог только Брайен. – Я уж подумала – враг у ворот, а это просто выход в патруль…
Боевой лэнс растянулся редкой цепью, от «арчера» Бизоса на правом фланге до «арчера» же Брайена Чавеса на левом. Видимость ночью была не ахти, но на радарах он местоположение друг друга могли видеть.
-- У меня две засветки на восемь и семь часов! – сообщил Брайен на общем канале.
-- Оттянись назад! – тут же распорядился сержант.
-- Понял…
-- Я тоже их вижу! – сказала Ангелика Хойзинвельд, шагавшая на своём «райфлмэне» справа от Брайена. – Первая – «вольверайн», второго не вижу. Где-то с полсотни тонн, как мне кажется… ещё «вольверайн», «шэдоу хок» или «гриффин»…
-- «Шэдоу хок», – сказал Бизос. – «Гриффинов» у них нет, и «вольверайн» тоже должна оставаться одна. Это драгунский лэнс рейнджеров, там кроме этих двоих должны быть ещё «феникс-хок» и «вулкан». Раджкумар перестреливался с ними пару часов назад.
На самом деле, со времени той перестрелки миновало уже почти четыре часа, но Тан Бизос напутал со временем в длинной скайфожской ночи. Пиратские рейнджеры продолжали идти на сближение. Командирская «вольверайн» и «шэдоу хок» – совсем рядом друг с другом, и дальше с дистанцией сто-полтораста метров между собой и от них сначала «вулкан», потом «феникс-хок».
-- Ангелика, свет на восемь-девять часов! – распорядился сержант.
На корпусе «райфлмэна» стояли мощные прожектора, помогающие ему ловить в прицел вражеские самолёты и ночью; сейчас их свет брызнул параллельно земле, выхватив приближающиеся фигуры 55-тонников.
-- По «вольверайн» – залп! – рявкнул Тан Бизос.
И разрядил обе свои двадцатитрубные установки ракет большой дальности первым. Брайен последовал его примеру; нагрев обоих мехов подскочил, но не сильно. Брайен промазал, зато опытный Бизос вогнал около трёх десятков боеголовок в торс, руки и ноги пирата; Ангелика и Миранда добавили из автопушек. Под шквалом огня «вольверайн» опрокинулась навзничь; одинокий снаряд автопушки то ли неё, то ли «шэдоу хока» ударил мех Ангелики в грудь.
-- Отползаю! – сказала она и дала задний ход.
Прожекторы её меха облегчали ей и товарищам по лэнсу стрельбу, но превращали сам «райфлмэн» в отличную мишень. И Ангелика отходила за спины лучше бронированных мехов соратников, не выключая прожектор.
-- Чавес и Агилера, вперёд! – скомандовал Бизос, ведя и свой «арчер» в атаку.
Вражеский «шэдоу хок» прыжком отскочил метров на сотню назад – в заросли, сквозь которые всё равно угадывался его силуэт. А быстроходные «феникс-хок» и «вулкан» припустили вперёд. Мелкокалиберный снаряд автопушки этого последнего ударил «райфлмэн» в голову; попадание гулким звоном разнеслось по кабине. Перед глазами Ангелики поплыли цветные круги, но она удержала себе на грани беспамятства, а бэттлмех – на ногах. Однако же, мехи пиратов ушли из луча прожектора, а за пределами светового конуса их выцеливать было сложнее.
«Вольверайн» пыталась встать, и Брайен атаковал её. Выстрелил ещё раз обеими установками РБД, и шаг его «арчера» стал неровным, дёрганым: перегрев уменьшал сократительную способность миомерной мускулатуры. Ракеты умчались в темноту. «Вольверайн» поднялась на ноги. Быстрее, чем опрометчиво понадеялся Брайен, и сразу же обрушила на него залп: 80-миллиметровый снаряд автопушки ударил в бедро, несколько боеголовок ракет малой дальности – в корпус и руку. На пульте зажёгся предупредительный сигнал: повреждён гироскоп; должно быть, одна из боеголовок попала в стык торсовых бронеплит и достала его кумулятивной струёй. Отчаянно работая педалями и ручкой управления, Брайен удержал мех на ногах. Автоматика заряжания подала новые блоки ракет на пусковые, и Чавес выстрелил правой установкой, но залп его опять без толку ушёл в темноту: врубив реактивные ускорители, «вольверай» оторвалась от земли.
-- Не уйдёшь, сука! – чуть запрокинув назад и довернув торс, Брайен поймал силуэт летящий неприятеля в прицел второй РБД-установки. И добрая дюжина из двух десятков запущенных боеголовок настигла пирата в воздухе.
«Вольверайн» не кувыркнулась вниз, сохранила равновесие, и огрызнулась залпом; что-то – лазер или снаряд – ударило «арчеру» в правую ногу, оставив глубокую вмятину на броне. Жара и в кабине была уже почти нестерпимой: каждый залп нагревал мех Брайена всё сильнее. Он сбавил скорость до шага, но продолжал упрямо преследовать уходящую «вольверайн».
-- Чавес, назад! – окрикнул его сержант Бизос. – Они отступают!
-- Что? – Брайен опять выстрелил двойным залпом, и кажется, всё же достал чортову «вольверайн».
-- Кончай палить, дурень, и задний ход! Бой кончен, они уходят!
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Darth Val » 10 окт 2019, 22:39

:cry:
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 751
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 202 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 10 окт 2019, 22:47

Darth Val, прода будет. Может, даже скоро.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Darth Val » 14 окт 2019, 23:28

:bowl: :bowl: :bowl:
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 751
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 202 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 15 окт 2019, 16:45

= XXII =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
30 августа 3017 года


Ночная схватка на подступах к Мэнорбиру кончилась без потерь: четвёрка пиратских мехов свалила, пользуясь преимуществом в скорости над боевым лэнсом Бизоса. Мехи наёмников отделались незначительными повреждениями, кроме чавесовского «арчера», которому шальная ракета повредила гироскоп. Дежурящая на борту «Вонючки» команда техников звёздного капрала Диего Батишты немедленно им занялась, и через пару часов доложила об устранении этого повреждения. Ночь подходила к концу.
Перед рассветом сгустился туман, белёсым ватным облаком накрыл всю долину. Выставленный в патруль лэнс Фиорелли оттянулся к самому форту. Но и пираты не торопились атаковать. Проснувшаяся Элайза пила капучино в спальне бандитского короля. Воспользоваться его кабинетом иначе, как помещением, где есть стол и кресло, было нельзя: компьютер Уортингтона оказался надёжно запаролен, а специалистов по взлому такой защиты в команде Элайзы не было. Так что она обошлась собственным ноутом, к которому подсоединила реквизированный у пирата голопроектор. Ополоснувшись под душем и обмотав вокруг головы тюрбаном махровое полотенце, коммандер сидела в кровати с кофе и бутербродами.
Оперативная карта на голограмме отображала расположение её войск: дропшипы по обе стороны крепости, лэнс мехов на патрулировании, отделение пехоты в порту. Оборонять этот последний всерьёз Элайза не собиралась, оставила лишь небольшой отряд – приглядывать за рекой. Даже без тяжёлого оружия: батарею из трёх пушек среднего калибра ночью перетащили в форт, миномёты собрали в нём же. Если пираты рискнут атаковать с воды – шансов у миномётчиков потопить бронекатер, которым, насколько ей было известно, располагал гарнизон, всё равно было негусто. Так что приказ лэнс-капралу Димасу был дан простой: при нападении крупных сил противника отходить в джунгли, почти вплотную подступающие к гавани с юга, ниже по течению реки.
За ночь успели отремонтировать «феникс-хок», и лэнс Оливейры теперь состоял из трёх мехов: «стингера» лейтенанта, «локаста» Криса Экка и трофейного 45-тонника, который Элайза, как обещала, отдала Зейнаб. С подъёма – только что – Виртанен начал ремонт «вольверайн».
Ночью же Элайза отправила сообщение Уортингтону, в котором уведомляла бандитского короля, что держит в заложниках семьи его бойцов – приложив к сему список. И предлагала явиться на переговоры, оговорив место и время оных дополнительно. Ответа пока не пришло. Что с ним удастся договориться о чём бы то ни было миром, Элайза не верила; сообщение лишь разъясняло её позицию. В лучшем случае, коммандер надеялась потянуть время, выгадать лишний денёк без боёв и потерь. Давай ей который Уортингтону совершенно не было резона, что она тоже отлично понимала.
Поэтому когда энсин Фиорелли доложила о приближающемся автомобиле под флагом парламентёра, коммандер даже удивилась немножко. Парламентёр оказался самым что ни на есть настоящим. Он назвался Томми Мак-Келланом, шкипером и владельцем «Незабудки» – дропшипа типа «Троян». В транспортной группе Уортингтона такой действительно был. Скорее купец, чем пират, хоть судно его и было вооружённым, Мак-Келлан примкнул к группировке Уортингтона с полгода назад; раньше ему случалось уже принимать участие в пиратских набегах в Римвардном фронтире, но не на Магистрат. В Мэнорбире у него были жена и сын, которых Элайза распорядилась привести к ней. Облачаться в военную форму ей было лень, и она ограничилась курткой на голое тело, да полотенце перемотала с головы на бёдра. Сочетание чёрного с розовым в зеркале выглядело эклектично, однако встречать пиратского шкипера при параде – много чести ему.
Женщину и ребёнка привели первыми. Мальчишка лет семи-восьми глядел исподлобья, со злостью пойманного зверёныша; женщина сутулилась, настороженно озираясь по сторонам. На вид ей было под тридцать: среднего роста, полная, с длинными, далеко ниже плеч, русыми волосами. Элайза приказала отобрать у пленников одежду и всех взрослых, неважно, мужчин или женщин, заковать в кандалы. Полутора суток, прошедших со времени пленения, было достаточно чтобы поубавить гонору тем, у кого он был. Относилась ли к их числу Татьяна Мак-Келлан – так, кажется, её звали? – Элайза не помнила.
Перед спальней и кабинетом Уортингтона был небольшой холл с диваном, столиком и парой кресел; в одном из них и развалилась, закинув ноги на пуф, Элайза. Пленнице и мальчишке сесть не предложила; конвоирующий их солдат остался стоять, лениво привалившись к стене. Шкипера привели через несколько минут, которые женщина потратила на перечитывание тощего досье по нему на компаде. Как явствовало из этих сведений, записанных, в основном, со слов Оливейры и Беннигсена – капитана «Вонючки» – Мак-Келлан и его экипаж до недавних пор промышляли в спинвардной части Фронтира, на цепочке миров, протянувшейся от Рокуэллавана к Аргосу и другим таурианским колониям. Базировались то ли на Таррагоне, то ли на Тивертоне – обе этих планеты служили приютом нескольким пиратским бандам, грабящим Ауригу, тауриан и независимые миры Фронтира. Перебраться ближе к Канопусу «Незабудку» заставил конфликт с одним из пиратских вожаков; подробностей ни Оливейра, ни Беннигсен не знали.
Шкипера конвоировали двое солдат; Элайза приказала им остаться у входа. Томми Мак-Келлан оказался поджарым темноволосым мужчиной лет тридцати, одетым в серо-синий комбез астронавта и куртку с противопульными вставками. Коротко стриженый, с ястребиным носом, видимо, перебитым когда-то в драке, и тонкими щёгольскими усиками. Элайза заметила, как он напрягся, увидев жену в кандалах и ошейнике рабыни. Вздувшиеся на челюсти желваки, сжавшиеся в кулак пальцы; но шкипер быстро совладал с собой и обратился к Элайзе:
-- Я правильно понимаю, что захватившим Мэнорбир отрядом командуете вы?
-- Правильно, – улыбнулась она. – Коммандер Маркхэм, Ново-Синклерский добровольческий батальон. Не буду лгать, что рада нашей встрече, но ведь и вы ей не рады, мистер Мак-Келлан.
-- Тем не менее, я здесь.
-- От имени Уортингтона, Доринга или собственного?
Шкипер ответил, не раздумывая.
-- От имени своего экипажа. Мы не присягали Уортингтону на верность, наши отношения с ним чисто деловые: он платит – мы работаем.
-- И в сложившихся обстоятельствах ты решил, что прежней платы недостаточно?
-- В сложившихся обстоятельствах я решил предложить вам сделку, коммандер Маркхэм.
-- Вот как? – удивилась Элайза.
-- Кусок вашей победы в обмен на жизни и свободу наших семей. По-моему, эта сделка будет выгодна нам обоим.
-- Не поняла… – Элайза скинула ноги с пуфа, подалась вперёд.
-- С вашего позволения, коммандер, я присяду, – Мак-Келлан тут же уселся на пуф.
Конвоиры нацелили на него автоматы, но этим и ограничились, видя, что командир осталась спокойна.
-- Ты тоже можешь присесть, – сказала Элайза его жене.
Татьяна и мальчик сразу же подбежали к Мак-Келлану. Тот подвинулся, освобождая место женщине, притянул её к себе, обнял, шепнул что-то на ушко; мальчик пристроился с другой стороны.
-- В моё отсутствие «Незабудкой» командует мой брат, – сказал Мак-Келлан. – Он бортинженер, а его жена Дебби – старший стрелок. Если мы с вами договоримся, они поднимут корабль и перегонят его сюда.
Элайза медленно кивнула. Стартующий дропшип может нанести лагерю Уортингтона немалый урон, и это не считая находящихся на его борту припасов, которых с его отлётом лишится пират. Кстати…
-- Что у вас на борту?
-- Комплекты брони бэттлмехов, запчасти, боеприпасы, – перечислил Мак-Келлан. – Отряд аэродромного обеспечения, бóльшая часть техники которого выгружена: ночью Уортингтон развернул полевой аэродром.
-- Значит, оставшееся – довольно маленький кусочек победы, – проговорила Элайза. – На который ты хочешь выменять…
-- Дочь моего брата и жёны и дети ещё троих членов экипажа тоже в ваших руках.
-- Я могу распорядиться привести и их.
-- Лучше скажи насчёт сделки, – резко сказал Мак-Келлан. – Ты согласна или нет?
-- Я ещё не слышала твоего предложения, – заметила Элайза. – Лишь пару общих фраз.
По лицу Мак-Келлана было видно, что он проглотил готовое сорваться с языка ругательство.
-- Время дорого, коммандер. Если Уортингтон обнаружил моё отсутствие – он быстро сложит два и два и поймёт, что я хочу вам предложить. И примет меры. Вы понимаете это?
-- Допустим. Но в таком случае и ты должен понимать, что если сделка не состоится…
-- Что вам мешает, коммандер? Жизнь и свобода четырёх женщин и семи детей в обмен на…
-- Ты не забыл посчитать ваши собственные жизни? Да и свободой, наверное, дорожишь…
-- Меньше, чем Таней и Ником! – перебил её Мак-Келлан. – И это я вынужден довериться вам, а не вы – мне!
Он действительно готов рисковать головой ради шанса спасти жену и сына от рабства… или смерти, если нам придётся казнить заложников, подумала Элайза. И видимо его люди тоже готовы на это – ради своих жён и детей. Экипаж «Трояна» невелик: шкипер, бортинженер, двое механиков и четверо стрелков. Восемь человек, из которых шестеро, выходит, имеют резон перекинуться к нам – в обмен на спасение своих близких. Да… я могу держать их за горло и когда «Незабудка» сядет в Мэнорбире. А им остаётся лишь верить в мою добрую волю. Или не только? Это пираты, в конце концов, кидалово – норма их жизни, отчего, собственно, и Мак-Келлан готов послать на хрен Уортингтона; кинь или кинут тебя… не может он мне верить, не должен, а значит, должен иметь какую-то страховку, план «Б» против меня. Должен!
-- Что вы решили, коммандер? – напряжённо спросил Мак-Келлан.
«Торопит меня, не даёт всё обдумать…» Росток подозрения Элайзы окреп.
В этот момент над Мэнорбиром прокатился рёв тревожной сирены.

* * *


Ангелика Хойзинвельд дремала в пилотском кресле своего «райфлмэна», забросив босые ноги на пульт. Не лучшая поза и не лучшее место для отдыха, но Маркхэм права: мех ПВО надо держать в готовности. И поскольку это был её мех, Ангелика вызвалась дежурить первой. Потом её будут менять Бизос и Бегемот, но по части стрельбы автопушками оба ей уступали, да и отдавать своё сокровище порулить другому мехвоину не лежала душа. Затёкшие плечи и шея уже начали побаливать слегонца: мехвоинский нейрошлем, он ведь лишь называется шлемом, в действительности это массивное колоколообразное устройство, которое не носят на голове, а ставят на плечи. Что по-своему хорошо: шесть-семь кило веса, а именно столько у большинства моделей и есть, долго на голове не потаскаешь, это тебе не шапка. Наплечники хладожилета тоже помогают распределить вес, хотя сам жилет тоже громоздок и сковывает движения. Впрочем, когда ты откинулась в кресле в просторной довольно кабине 60-тонного тяжеловеса, это почти не доставляет тебе неудобств.
В свои тридцать два Ангелика была уже опытным мехвоином, за плечами остались шесть лет службы в армии Федеративных Солнц и ещё семь – солдатом удачи. Каковая удача, надеялась женщина, их не оставит и в этот раз. Коммандер Маркхэм, вроде бы, не дура, и первый этап их авантюры прошёл на ура. Теперь самое сложное…
Сигнал тревоги сдул дремоту, как будто и не бывало её. Вахты обоих дропшипов пасли воздух и землю окрест, сколько позволяли сенсоры; на «Дериное» или «Вонючке» первыми заметили взлёт истребителей – не так уж и важно, важнее то, что заметили. И врубили сирену. Ангелика мгновенно выпрямилась: руки на рычагах, ноги на педалях, подтянула и спинку кресла повыше. По центру кабины и пульта управления, под панорамным, был установлен круглый радарный экран. И на нём женщина видела три пары отметок, стремительно расходящихся в стороны, чтобы зайти на Мэнорбир с трёх сторон.
-- К бою готова! – отрапортовала она по каналу на «Дериною», где находился координационный центр ПВО.
Бóльшую часть своей мехвоинской карьеры провоевавшая на «райфлмэне», Ангелика хорошо научилась владеть зенитками, да и боеприпас в магазине лежал тот, что надо, специально заточенный под поражение воздушных целей. Такой же, к слову, загрузила в отобранный у Мэтсона «мародёр» и коммандер Маркхэм. Сейчас этот мех сидел на земле у входа в цитадель.
-- Цель парная, средневысотная, низкоскоростная, на пять часов, – передали ей с «Деринои».
-- Вижу, – коротко отозвалась Ангелика, вскидывая руки-стволы «райфлмэна».
Полкилометра над землёй на скорости триста шестьдесят километров в час. Ещё вечером прошлого местного дня Маркхэм подтянула дропшипы поближе к форту, почти вплотную к его стенам. «Дериноя» на юге – «Вонючка» на севере; с северо-востока и юго-запада заходят ещё две пары «хеллкэтов». Одна отстаёт секунд на десять, вторая на двадцать-тридцать от первой. Верхняя батарея правого борта дропшипа первой открывает огонь. Спарка автоматических пушек, метатель частиц, РБД и лазерный комплекс; несколькими секундами позднее к ним присоединяется батарея носа. «Хеллкэты» переворачиваются брюхом кверху и входят в пике. У обоих на подвесах по дюжине бомб – Уортингтон не скупится; взрывы усеивают нос и борта корабля. Несколько бомб катится вниз и взрывается у земли, повреждая корму. «Вонючка» включается в работу, его пушки, ракеты и лазеры – того же типа, что дериноины – бьют по «хеллкэтам». Бóльшая часть достаётся головному, несмотря ни на что, уверенно держащемуся в воздухе. Ангелика ловит в прицел машину ведомого и нажимает гашетку.
-- Есть! – тихо шепчет она, когда самолёт валится в штопор.
Первым на цель вышел лэнс «бейкер», Ангелика знала его пилотов: лидер – Нэнси Марват, навыками не выше среднего, ведомый – Кетика Нагеш, сопливка почти без боевого опыта. Пары попаданий достаточно, чтобы она потеряла контроль над машиной – так и случилось. Когда до земли всего полтораста метров, легко не успеть выйти из штопора. Задев крылом гребень стены Мэнорбира, «хеллкэт» кувыркнулся и рухнул на бараки рабов всего в нескольких десятках метров от цитадели.

* * *


-- Ёбаный Блейк!
Земля содрогнулась, принимая в неласковые объятия шестидесятитонную тушу «хеллкэта», разогнанную до нескольких сот километров в час. Рефлексы заставили Элайзу упасть ничком. Когда, услышав сирену, она бросилась наружу – к меху – это тоже были наполовину рефлексы. Она ещё приказала солдатам: «Этих – в убежище!», имея в виду воссоединившееся семейство Мак-Келланов. А выскочив на улицу, оказалась в самой гуще боя. Ревела сирена, грохотали пушки дропшипов, от взрывов бомб заложило уши. Но «мародёр» совсем рядом, и она должна была успеть. Реактор в рабочем режиме, только сядь в кресло, надень нейрошлем – и присоединяйся к битве.

* * *


-- Первая цель, – коротко приказала Хэйли Эрнандес. – За мной!
Пилот второго «хеллкэта» лэнса «альфа» Ларри Хадад был единственным парнем в её эскадрилье. Хорошим напарником и хорошим любовником тоже; одним из немногих людей, к которым она не боялась повернуться спиной. И лишних вопросов он тоже не задавал, ни в воздухе, ни на земле. Так же, как и сама Хэйли: стратегическому чутью лорда-капитана Уортингтона она верила почти как самой себе. Уортингтон хуйню не прикажет. Сив Бьоркман – лидер-пилот лэнса «чарли» – попыталась, было, возразить: бомбить лагерь канопиан, милорд, но там же заложники! Хэйли собралась, было, одёрнуть расальхажскую стерву, но лорд-капитан спокойно объяснил: игра в заложников – обоюдоострый меч, перебив всех, шлюхи своими руками снесут барьер между ними и нашей местью. Поэтому в ответ на первый серьёзный удар с нашей стороны они ограничатся наименее ценными. Семьями торгашей, например, а наших оставят на потом. Можешь не беспокоиться, Сив: в этот раз твоей Астрид не угрожает ничего серьёзного. Смело грузи бомбы и вылетай.
Поверила Сив или нет, но возражать больше не стала. Хотя как знать, вот эта вот задержка с выходом на цель – случайна ли? Нэнси, та однозначно лопухнулась, поторопилась и в результате потеряла ведомого, хорошо хоть, что не погибла сама. И первую цель – «Юнион» у южной стены форта – потрепала как следует. Самое время добавить. Ещё две дюжины бомб обрушились на дропшип, снося броню и надстройки, добираясь уже до нежных корабельных внутренностей. Перегрузка навалилась, вминая в кресло – Хэйли выводила содрогающийся от попаданий «хеллкэт» из пике.
-- Я цел, – не дожидаясь вопроса, прохрипел в наушниках Ларри Хадад. Перегрузка давила и его.
-- «Бейкер-лидер»? – спросила Хэйли.
-- Выбиты первый и третий средние лазеры, почти снесена броня фюзеляжа от носа до хвоста через правый борт, – доложила Нэнси Марват. – Прошу разрешения выйти из боя.
«Трусливая курица!» раздражённо подумала Хэйли. Но потерять и ещё одну машину будет… нехорошо.
-- Разрешаю. «Чарли», работаете по второй цели. Мы прикроем.
Истребители Хэйли и Хадада разошлись в стороны, чтобы атаковать второй «Юнион» с двух сторон.

* * *


Вторая бомбардировка разрушила носовую броню «Деринои», повредила корабельную авионику и центральный пост. Старпом и двое из шести бортстрелков погибли, ещё двое или трое получили ранения. Филлипс доложил об этом Элайзе, как только та вышла на связь из кабины меха. Тем временем, и другие мехвоины начали подтягиваться к своим машинам. Митч Вермеер поднял в воздух «сперроухок» – стартовал вертикально, не тратя времени на разбег, и устремился за выходящим из боя «хеллкэтом» подранком.
-- Попал! Горит кошка драная!!
-- Назад! – приказала Элайза. – Возвращайся и прикрывай нас!
Рывком подняв «мародёр» на ноги, она выпалила метателем частиц и автопушкой в один из нагруженных бомбами самолётов. Может, и промахнулась, зато Хойзинвельд на своём «райфлмэне» точно его достала. «Вонючка» лупил из всех орудий, в секторе обстрела которых шли самолёты, и даже побитая «Дериноя» не прекращала огонь. Но бомбовый удар и обстрел ещё одной пары «хеллкэтов» это не предотвратило. По аппарелям «Деринои» сбежали на землю первые мехи – один из «ассасинов» и «катапульта» Хуана Леона.
-- Блейкова срань! – Митч Вермеер повис на хвосте одного из «хеллкэтов», и тот огрызнулся выстрелом хвостового лазера.
Будь у «сперроухока» настоящий стеклянный фонарь, как во времена древних мировых войн, лётчик мог не погибнуть, так лишиться глаз. Но кабина воздушно-космического истребителя была герметичной капсулой, надёжно упрятанной под броню, за остеклением же скрывался лишь сенсорный массив. И «сперроухок» отделался повреждением прицельных систем, не смертельным, хотя и резко снижающим его боеготовность. Несмотря на это, Вермеер остался в бою.
-- Не подпускайте их к «Дериное»! – крикнула Элайза, очередными выстрелами автопушки и ПМЧ пытаясь достать выполняющие боевой разворот «хеллкэты».
Со снятым скальпом носовой брони, флотский дропшип стал уязвим для добивающих ударов пиратских истребителей. К «ассасину» и «катапульте» присоединился «крусейдер» Фиорелли, без особого, впрочем, успеха пытающийся достать истребители залпами своих дальнобойных ракет. С борта «Вонючки» спустились Тан Бизос на «арчере» и Миранда Агилера на «шэдоу хоке», и тоже вступили в бой.
Наконец, истребители повернули на северо-запад – назад, к лагерю Уортингтона.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 20 окт 2019, 10:52

= XXIII =


лагерь Уортингтона, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
30 августа 3017 года


Первый вернувшийся «хеллкэт» выглядел сильно побитым и сел неуклюже, едва не подломив шасси. Техники бросились к нему, подкатили пожарную помпу, чтобы залить пеной истекающий дымом из трещин в обшивке хвост; двое или трое при помощи лома подняли заклинивший бронеколпак, чтобы освободить пилота.
-- Похоже, им здорово досталось, – сказала Дебора Мак-Келлан, фокусируя камеру так, чтобы Джейми и его механики, сидящие сейчас в реакторной, могли в подробностях всё увидеть на голоэкране. – И Кетику Магеш сбили, я слышала.
-- Я бы с бóльшим удовольствием услышал сообщение от Тома, – сказал бортинженер «Незабудки».
Джейми был на два года младше, и пилотировать дропшипы его не учили – только ремонтировать. Старый Джейкоб Мак-Келлан был предусмотрительным человеком. Он хорошо знал, как оно бывает, когда родные братья начинают делить наследство, которое хрен поделишь по справедливости; собственно говоря, победа в таком дележе и сделала его владельцем «Незабудки». А чтобы его сыновья не перегрызлись между собой так, как вышло у их отца с дядьями, он сделал старшего пилотом и шкипером, младшего же главным по технической части. Тут хошь – не хошь, а придётся работать вместе, делая каждый свою половину общего дела. И даже после того как в его жизни появилась Дебби, тоже умеющая управлять кораблём – то есть, способная в принципе заменить Тома на мостике – Джейми Мак-Келлан не порывался отнять у брата его долю. На общее их наследство и без того нашлись грёбаные охотники… Правда, попытку брата договориться с канопианскими вояками, захватившими Мэнорбир, он счёл авантюрой, и авантюрой опасной, поэтому отговаривал Тома, как мог. Пока Дебби не встала на его сторону: «Чорт побери, Джейми, ты понимаешь, что Мэгги у них? что это может быть наш единственный шанс спасти ей жизнь? Или ты веришь, что у вояк не поднимется рука убить нашу дочь?» В подобные чудеса Джейми не верил. Если вояки начнут убивать заложников, чтоб доказать серьёзность этой угрозы – ни возраст, ни пол их не остановят. И шансов попасть под раздачу у шестилетней девочки ровно столько же, сколько у взрослой тётки. С пиратским отродьем никто церемониться не станет. Хороший пират – мёртвый пират, и в общем, вояк можно понять, зная, что творят головорезы вроде того же Уортингтона или покойного уже, по всей видимости, Абдул-Джаббара во время набегов. Вот только когда этот счёт предъявляют тебе на том основании, что это ты возил головорезов с планеты на планету в своём корабле, понимание отходит на второй план. Сразу и резко.
Джейми нервозно покосился на боевые дробовики, рядком прислонённые к стенке. Хорошо, что Уортингтон был слишком занят приготовлениями к авиаудару и штурму, чтобы следить за «Незабудкой» и её экипажем. Хорошо, что он не заметил отсутствия Томми. И что они новички в здешних краях, ещё не успевшие замараться перед Магистратом так, как перед Конкордатом и Ауригой, тоже было неплохо. Это давало им шанс договориться с канопианами.
-- Эрнандес и Бьоркман возвращаются, – сказала Дебора.
Две пары «хеллкэтов» шли одна за другой почти идеальным строем – не ковыляли, как одинокий борт Нэнси Марват. Выходит, и впрямь – минус один, подумала Дебби. Жаль, им не удалось подслушать радиообмен между Хэйли Эрнандес и лордом Уортингтоном. Получилось у них вывести из строя канопианские дропшипы или не получилось? Надеявшийся захватить ремонтопригодными не оба, так хоть один, вождь приказал не усердствовать в добивании. «Юнион» – ценный актив для бандитского королевства, которое он начал строить. Достаточно и того, что на время он станет неспособен зенитным огнём прикрывать окопавшихся в Мэнорбире шлюх от новых воздушных атак. После чего, к слову, возрастёт и ценность предложения Томми. Если конечно, он не погиб под бомбёжкой… Дебора закусила губу, нервно накрутила рыжий локон на палец. Это стало бы жестокой подъёбкой для них всех.
Тем временем, первая пара истребителей села на полосу. Уортингтон расставил три межпланетных корабля неровным треугольником на расстоянии около полукилометра друг от друга; внутри этого треугольника и развернули полевой аэродром. Контроль полётов шёл с борта «Чёрного пса», но изрядную часть имущества продолжали хранить на борту «Незабудки». Вот, и сейчас к аппарели подруливала пара грузовиков с техниками – забрать запчасти; следом два «пауэрмэна» толкали повреждённый самолёт Нэнси Марват. Ремонтировать его собирались уже на борту, в грузовом отсеке. Вдоль полосы прохаживались два бэттлмеха – «вархаммер» лейтенанта Энди Кадира, командира бойцового лэнса драгун Уортингтона, и «баньши» Элвина Дорочака из лэнса Доринга. В патруле на периметре «сталкер» ещё одного человека Доринга – Стива Брочека – стоял вместе с тремя оставшимися мехами бойцов-драгун, «центурионом», «шэдоу хоком» и «уитвортом». Машины самого Ивера Доринга и последнего из его мехвоинов, мальчишки Карлтона Боушена, оставались на борту «Фермерской дочки», однотипного «Незабудке» «Трояна», хозяйка которого Констанция Аломар была верна лорду Уортрнгтону ещё когда он был одним из капитанов Вольного братства. Так себе расклад, но в общем, не худший: два меха на грунте, хоть и разделены; на «Фермерской дочке», конечно, солдаты Уортингтона, но и семеро доринговских ребят – его технари. И не рабы, а свои люди, бойцы, имеющие оружие и умеющие им владеть. Так что когда и если дойдёт до заварухи, Иверу есть, чем биться и проложить дорогу к спасению. Если Томми договорится с командиром канопиан.

Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия


Элайза усадила «мародёр» на землю, заблокировала управление и сняла нейрошлем. Картина, сложившаяся из первых докладов постов и командиров подразделений выходила безрадостной. Лишившаяся бóльшей части бронезащиты носовой полусферы и разгерметизированная «Дериноя» хоть и способна оторваться от земли, но в космос без хорошего ремонта не выйдет; управление огнём и сенсоры можно восстановить за несколько часов, но чем заменять броню? Запасов ни на борту, ни в Мэнорбире не было. Поэтому следующий такой налёт может стать для корабля последним. Наверное, стал бы и этот – ставь пираты перед собой такую задачу; Элайза согласна была поставить своих пол-зарплаты против пачки прокладок на то, что Уортингтон больше рассчитывал оставить корабль пригодным к ремонту и захвату. Плюсом тут было сохранение ремонтных мощностей транспортного отсека. «Вонючка» отделался легче, но и у него была повреждена авионика, носовой пусковой аппарат ракет большой дальности и метатель частиц правого борта. И в целом броня корабля, особенно, правый борт и носовой купол, напоминала теперь усеянную рытвинами и трещинами поверхность астероида. Вернувшемуся на землю «сперроухоку» уже начали чинить систему управления огнём.
Упавший на бараки, где всё ещё жили бывшие рабы, самолёт принёс больше паники, чем действительных жертв, и несколько пехотных отделений под общим командованием Уилбура Скотта принялись восстанавливать порядок. Ни среди семей наёмников Мэтсона, ни среди заложников потерь не случилось. Элайза вызвала по комму лэнс-капрала Ребекку Дхири из первого взвода – дежурную по охране цитадели – и потребовала привести ей Мак-Келлана.
-- На чём мы остановились, прежде чем Уортингтон прервал наш разговор? – спросила она, выбираясь из кабины и усаживаясь на край широкой ступни «мародёра».
Мак-Келлан издал нервный смешок. Только что отгремевшая бомбёжка и стоящий в шаге за его спиной вооружённый солдат едва ли способствовали его душевному спокойствию.
-- «Незабудка» перелетает сюда. Вы передаёте заложников. Мы остаёмся здесь под вашей защитой, с правом свободно покинуть Мэнорбир, когда и если захотим.
-- Я правильно поняла, что если – когда – случится новый воздушный налёт или атака мехов, сражаться на нашей стороне вы не собираетесь?
-- Не больше, чем нужно, чтоб защитить наши жизни и свободу, – уклончиво ответил Мак-Келлан. – Но вы ведь иного от нас и не ждали?
-- Допустим, – сказала Элайза. – А чего мне ждать от ваших… попутчиков, наверное? или союзников?
-- Попутчиков, – чуть поколебавшись, сказал Томми Мак-Келлан. – Я ещё не решил, нужно ли мне долгосрочно деловое партнёрство с капитаном Дорингом. Но ему нужно убраться из Мира Уортингтона, а мне – силовая поддержка, поэтому сейчас нам с ним по пути.
-- Примерно так я и думала.
-- Вы держите в заложниках семьи двоих его мехвоинов – Стива Брочека и Элвина Дорочака – и кого-то из техников, их я не помню. Впрочем, у меня это записано на компаде.
-- Поэтому вы просите вернуть и их.
-- Конечно. Считаете это недостаточной платой за сокращение отряда Уортингтона на целый лэнс? на штурмовой лэнс, коммандер.
-- Считаю, что вражеский штурмовой лэнс у меня в тылу всё равно останется вражеским. Даже если это враг моего врага. Или вы можете меня в этом разубедить?
-- Кровь Блейка, коммандер! Сейчас заложники в ваших руках! И разве вы не собираетесь удерживать их дальше, пока мы не решимся покинуть планету?!
-- Хорошо, что вы это понимаете. Покинуть её, кстати, вы собираетесь как? Воспользуетесь «Старым моржом», который висит в зените системы, или рассчитываете на наш транспорт?
-- По правде говоря, я обдумывал оба этих варианта. Или на вашем звездолёте нет свободного стыковочного узла?
-- Может быть, и найдётся…
-- То есть, мы с вами договорились?
-- «Незабудка» перелетает сюда. Заложники остаются в моих руках, пока вы пользуетесь моими гостеприимством и защитой. Конечно, уже не в статусе рабов, но всё равно – под прицелом моих солдат. О перелёте договоримся отдельно.
-- Разумно, – кивнул Томми Мак-Келлан. – Теперь, с вашего позволения, я сообщу об этом на «Незабудку».

лагерь Уортингтона, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия


«Шкипер договорился», прочёл Элвин Дорочак два слова на экране коммуникатора. Сообщение пришло только что. Такое же должны были получить Стив, «сталкер» которого топал по северо-восточной части периметра лагеря, кэп Доринг и старший тех Павел Чжан на борту «Фермерской дочки». Это было сигналом к действию. Убрав коммуникатор в карман на шортах, Элвин качнул влево рычаг управления движением, продолжая вести свою «баньши» в обход южного конца взлётно-посадочной полосы и навесов, под которыми шла деловая суета: авиационные техники латали вернувшиеся из боевого вылета самолёты. От противоположного конца полосы, навстречу ему, но по другую её сторону топал «вархаммер» Энди Кадира – лейтенанта бойцового лэнса драгун Уортингтона. Хотя и уступающий «баньши» в весе на двадцать пять тонн, он нёс впечатляющий арсенал наступательного вооружения: две ПМЧ, средние и малые лазеры, пулемёты и установку РМД-6 до кучи. И восемь дополнительных блоков отведения тепла, рассованные по рукам, ногам и башке, позволяли отвешивать мощные залпы, хотя и не без перегрева. Бронирование, вот, подкачало: всего десять тонн, но скромному арсеналу «баньши» из ПМЧ, среднекалиберной автопушки и малого лазера противостоять хватало и этого. Единственным слабеньким козырем Элвина в поединке могли быть удары кулаками и особенно ногами 95-тонного меха на дистанции физического контакта. Пинок «баньши» выходил достаточно увесистым, чтобы с ходу снести бронезащиту любой из ног «вархаммера» и поломать привода-сочленения на сдачу. А удачным ударом кулака он мог ему и кабину пробить. Наверное. Если повезёт. Тут нужен фарт, а бить ногой – вернее.
Элвин глубоко вдохнул-выдохнул, настраиваясь на скорый бой, удобнее устроил ноги на педалях управления движением нижних конечностей «баньши». Пинком, если по-простому. Энди Кадир был, в общем-то, нормальным мужиком, лучше многих, кого доводилось встречать Дорочаку. Но перспектива сойтись с ним в бою не вызвала у Элвина никаких чувств. Он покосился на правый край пульта, где на кожухе боевого компьютера была приклеена скотчем голография Шейлы с девчонками. Эйлин и Айрин – погодки, одной пять лет, другой четыре, и годовалая Эмили у матери на руках. Сейчас у Шейлы опять начал расти живот, и Элвин надеялся, что в этот раз будет пацан; впрочем, подумал он, пусть и девчонка – один хрен, лишь бы вырвать их всех из плена сейчас. За Шейлу и дочек он без проблем был готов продать хоть Уортингтона, а хоть бы и Доринга, которого искренне уважал как хорошего командира. Но если придётся выбирать, своя семья будет важнее. Шкипер Мак-Келлан бы понял, наверное, раз пошёл в лагерь врага – продавать канопианским шлюхам Уортингтона за жизни своих жены и ребёнка.
«Вархаммер» был меньше, чем в сотне метров, когда Элвин качнул рычаг управления влево, бросая свой мех через полосу – ему наперерез. Бей! Элвин выругался поняв, что просчитался, почти физически ощутил вибрацию гироскопа, удерживающего – удержавшего! – «баньши» от падения на землю. Рычаг от себя – задний ход.
-- Элвин блядь! чё за нахуй?! – рявкнул в наушниках Энди Кадир.
На экране радара Дорочак увидел, как «сталкер» Стива ускорился, переходя на бег. Не к ним – вдоль периметра, огибая лагерь с северо-востока, мимо торчащей там на углу «Фермерской дочки», где технари сейчас должны готовить мехи кэпа и Боушена к выходу на грунт. Если поднятая по тревоге пехота Уортингтона не кинулась их вязать. Такого варианта Ивер Доринг не исключал, отчего и прикидывал вариант начать действовать сразу, как поступит сигнал. Уортингтон хитрый поц, и наверняка просчитал их – ну, да, что тут ещё сказать – предательство. Да и исчезновение Мак-Келлана из лагеря наверняка стало ему известно: шила в мешке не утаишь. Но повинтить их без повода – превентивно – он мог только по беспределу, какого его же драгуны и не поймут. Впрочем… сейчас это всё не имело значения. Утрачивало на глазах. Сжатая пружина стремительно распрямлялась. «Вархаммер» тоже подался назад, вскидывая руки – стволы ПМЧ. Прицельная рамка легла на его силуэт на экране, и Элвин нажал на спуск, практически одновременно с Энди Кадиром. Два сгустка заряженных частиц ударили «баньши» в ногу и руку; попадания метателя частиц и автопушки Дорочака пришлись «вархаммеру» в правый и левый борт.
-- Глуши машину, придурок, пока лорд-капитан ещё может тебя простить! – сказал Энди Кадир.
Не сводя прицела с «вархаммера», пока перезаряжались его пушки, Дорочак продолжал двигаться задним ходом. Округлая туша «Незабудки» маячила в двух сотнях метров за спиной. На радаре отметки двух мехов драгун – «уитворт» на севере и «центурион» на юго-западе – повернули с периметра к центру лагеря. Батареи «Фермерской дочки» пока молчали, зато «шэдоу хок» со «сталкером» Брочека обменялись залпами на сближении. Следующий выстрел метателя частиц Энди – одного, чтобы не перегреться совсем – прошёл мимо «баньши», зато средние лазеры вонзились ей в левую руку и борт. Сам Элвин промазал из автопушки, зато ПМЧ всадил в аккурат в центр торса «вархаммера». Над головой пронеслись ракеты – батарея «Незабудки» тоже вступила в бой.
Боеголовка одной из ракет малой дальности «шэдоу хока» ударила «сталкеру» по башке, оглушив Стива Брочека на несколько секунд. Брайен Симонович – мехвоин «шэдоу хока» – немедленно развернулся в сторону «баньши», и как оказалось, зря. Потому что очухавшийся Брочек отоварил его таким залпом лазеров и ракет, что мех Симоновича едва не рухнул на землю. Сыграли тревогу на «Фермерской дочке», и вахтенные стрелки расчехлили спарки её средних лазеров; ещё одно попадание снесло крышу кабины, но Брочек остался жив и резво-размеренным бегом увёл «сталкер» из зоны обстрела дропшипа.
-- Дорочак! – полузнакомый женский голос в наушниках.
-- Мак-Келлан, ты?
-- Нет блядь, пизда Триединой богини! я, кто же ещё! – в голосе старшего стрелка «Незабудки» Дорочак услышал лёгкую панику. Сам он, отстреливаясь, продолжал пятиться к кораблю. – Пехота на два часа от тебя, полтораста метров! Подсоби!
Грузовые люки дропшипа открыты нараспашку, аппарели опущены: входи – не хочу! И тут уж без вариантов, лэнс Доринга – четыре меха и пара джипов с технарями до кучи – должен подняться на борт беспрепятственно и быстро. Но это же делало корабль уязвимым для пехотной атаки. Отряд в десяток-дюжину бойцов приближался, и был резон жахнуть по нему и пушками «баньши», пока для бортовых лазерных спарок он оставался в мёртвой зоне. Снаряды в боеукладке у Элвина были обычные – кумулятивные, для поражения бронированных целей; осколочный или зенитный нанёс бы пехоте много больший урон, мог вообще одним попаданием вынести этот отряд: место ровное, от осколков не спрячешься. Но и «кумы» вместе с выстрелом ПМЧ пехоте мало не показалось. Бойцы залегли, а после второго залпа не спеша драпанули, оставив два или три тела лежать на земле.
«Шэдоу хок» настиг «сталкер» Брочека, что и немудрено: преимущество в скорости над тихоходным штурмовиком у него было немалое. Похоже, Симонович надеялся прихлопнуть Стива кулаком, благо, от бронезащиты кабины не осталось и следа. Но Брочек крутанул назад оружейные блоки, стоящие у его меха заместо рук, и дал залп всеми четырьмя средними лазерами. И «шэдоу хок» обратился в огненный столб. Взорвался боекомплект – автопушки, а может, ракет большой или малой дальности; у «шэдоу хока»-2Н в каждой из трёх секций торса было по боеукладке. Близкий подрыв зацепил и мех Брочека, но Стив удержал его на ногах.

* * *


-- Нас обложили. Смити и Дэкс убиты, и долго нам не протянуть.
В коммуникаторе слышался треск выстрелов, но голос старшего техника Чжана оставался ровным. В отличие от Ивера Доринга, ругнувшегося сквозь зубы, когда ещё пара пуль срикошетила от стен над их головами. Их тоже сейчас зажимали на третьей палубе корабля, отсекали от трапов, ведущих вниз – к грузовому отсеку. Спасало, похоже, лишь то, что бóльшая часть бойцов разбиралась с ребятами Чжана внизу. Тут, наверху, врагов было пятеро или шестеро, не больше. Одного Доринг точно успел завалить, возможно, двоих – тогда остаётся пятеро… всё равно, многовато на двух мехвоинов. Карл Боушен перезарядил барабан своего «магнума» и, глянув на командира, метнулся за угол, в падении нажимая на спуск. Успел пальнуть ещё дважды, прежде чем перекатом вернулся обратно и, сев на корточки, зарядил три новых патрона в каморы, взамен отстрелянных. Судя по доносящимся из коридора воплям и ругани, хотя бы один из его выстрелов был удачным и достал одного из вражьих бойцов. Доринг одобрительно поднял большой палец.
-- Готов на рывок? – спросил он.
Сам он как раз сменил батарейки в своём «санбиме». Двух двадцатиграммовых «пальцев» хватало на десять выстрелов, достаточно для короткого боя.
-- Идём на счёт «три». Раз… два…
Бойцов впереди было трое, но один ранен и был не в том состоянии – или же настроении – чтобы продолжать бой. Так что их встретили только два автомата, не три. И один почти сразу же захлебнулся, поймав грудью и плечом выстрелы доринговского «санбима». Броники у бойцов были самые простые – противоосколочные жилеты, защищающие только туловище, против лазерника всё равно, что фанера или кусок кровельного железа. Вот, пулю «магнума» они могли при некоторой удаче остановить. Поэтому солдат, получивший одну такую от Боушена в живот, вновь поднял свой автомат и нажал спусковой крючок.
-- Ёб твою мать!!
Карлтон не сразу понял, что остался один. Вопя и ругаясь, стреляя из своего револьвера на бегу, он обратил уцелевшего солдата в бегство, последним патроном в упор дострелил подранка, корчащегося на палубе с перетянутой жгутом и всё равно кровоточащей ногой, и только тогда понял, что Доринга рядом нет. Капитан гренадёрской роты лежал ничком, остановленный на полдороге, и из-под тела его по настилу медленно расползалось кровяное пятно.
-- Кэп!
Боушен устремился к нему. Перевалил тело на спину – кровь запачкала руки, колени и куртку. У Доринга была почти такая же, кожаная, с противоосколочными вставками, но пуль было слишком много, и несколько, расколов и пробив кевларовые пластины, вошло в живот.
-- Да всё, пиздец. – Лицо капитана было бледно, с резко заострившимися чертами.
-- Я сейчас… я…
-- Ствол мой подбери и уёбывай. – Ивер Доринг облизнул посеревшие губы. – Хули стоишь?
-- Капитан…
-- Не бросишь меня, да? Пацан… я мёртвый уже, несколько минут, и сдохну совсем. Потащишь ты меня, не потащишь… ёбаный Блейк, никогда не хотел вот так… Давай. Живо. Нашим ребятам ты ещё можешь помочь, так что пиздуй. Ну! – Доринг толкнул его от себя. – Хорош сопли жевать!
«Санбим» Боушен подобрал.

* * *


«Вархаммер», «центурион» и «уитворт» оттянулись на безопасное расстояние, когда Брочек подвёл свой побитый «сталкер» к дропшипу и добавил огня. Понукаемая командами лорда Уортингтона пехота вновь двинулась к «Незабудке». Перебежками, то и дело залегая, разбившись на полдюжины мелких групп.
-- Ждём ещё минуту, и я поднимаю корабль, – предупредила мехвоинов Дебби Мак-Келлан.
На сенсорах Элвин и Стив видели, что реактор дропшипа уже переведён в «горячий» режим полной мощности и полной готовности к взлёту из «тёплого», в котором пребывал несколько минут назад. В «тёплом» его энергии хватало на поддержание работы жизнеобеспечения, связи и прочих бортовых систем, а также вооружения, то бишь, стрельбу. Вывод на полную мощность занимал минут пять – они и прошли, но ни мехи, ни джипы Ивера Доринга на аппарелях «Фермерской дочки» пока не показались. Хотя та продолжала стоять с раздраенными люками; в её грузовом отсеке шёл бой. Прямой связи ни с капитаном, ни с Павлом Чжаном и его технарями у Элвина не было, а Дебби Мак-Келлан подробностей не передавала. Дорочак знал, что мехи капитана и Боушена стоят в грузовом отсеке готовые к бою, с полностью снаряженными магазинами – на случай внезапной атаки канопиан, которую отражать лучше во всеоружии. И что такими же полностью снаряженными и готовыми к бою стоят и мехи знамённого лэнса Уортингтона, включая его собственный «бэттлмастер». Как скоро лорд-капитан и его мехвоины рассядутся по машинами и выведут их на грунт?
Тогда вместо тяжёлого и двух средних мехов их с Брочеком паре штурмовых будут противостоять один штурмовой, четыре тяжёлых и пара средних. Паршивый расклад, разве что командир и Боушен вступят в бой. Но с каждой проходящей минутой Дорочак верил в это всё меньше. Он понимал, что Кадир потому и не лезет на рожон, что ждёт подмоги вождя. И что батареи дропшипов не открывают огонь по «Незабудке» лишь потому, что лорд-капитан ещё не оставил надежды отбить драгоценный корабль назад. Но стоит ему передумать, и на стоящий на грунте дропшип обрушится шквал огня. Под которым «Троян» продержится минуту – полторы, от силы. И сам был готов бросить всё, завести «баньши» на борт «Незабудки» и пусть Дебби увозит их отсюда скорее. Но всё же ответил:
-- Эту минуту мы будем ждать.
Секундная стрелка бежала по циферблату. Когда она описала уже три четверти круга, в проёме обращённого к ним люка «Фермерской дочки» нарисовался квадратный силуэт «бомбардира».
-- Капитан мёртв, – коротко сообщил Боушен. – И трое ребят Чжана тоже.
Но пара джипов с уцелевшими выкатилась на аппарель следом за его мехом. Стрелком Карлтон был так себе в свои неполные восемнадцать лет; его отец погиб во втором рейде на Ново-Трессиду несколько месяцев назад, и парень остался единственным хозяином старого «бомбардира». Собранный ещё во времена Звёздной Лиги, этот мех был даунгрейжен до модели 10Д где-то в начале Второй войны за Наследство, и продолжал передаваться в роду Боушенов из поколения в поколение, и когда они служили дому Мариков, и когда стали наёмниками, и когда дед Карлтона оказался вне закона и осел на пиратском Антиасе. После смерти отца, поймавшего попадание в кабину в бою с ново-трессидской милицией, юного Боушена доучивал мехвоинскому ремеслу капитан Ивер Доринг. Но учителем он был много худшим, чем командиром и пилотом бэттлмеха, поэтому залпы ракет большой дальности Карлтона ложились то перед, то за, то рядом с «вархаммером» и другими мехами бойцовского лэнса драгун.
-- Хуярь по пехоте, придурок! – крикнул ему Дорочак.
-- У вас последний шанс сдаться и сохранить свои жизни, – послышался в наушниках голос Джоффри Уортингтона. Его «бэттлмастер» первым начал спускаться по аппарели «Чёрного пса».
-- Как будто ты нас уже не приговорил, – хмыкнула Дебби Мак-Келлан. – Думаешь, мы поведёмся?
-- Почему бы нет? Повелись же вы на соглашение с незнакомой канопианской шлюхой.
«Бэттлмастер» Уортингтона был переделкой стандартной модели 1G: пулемёты и ретирадные лазеры демонтированы, а на место установки РМД-6 поставлена «дельта дарт лонг рэндж» – 15-трубная пусковая ракет большой дальности, снятая с уничтоженного «тандерболта». Ею он и жахнул по головному джипу с техниками, едва понял, что не дождётся иного ответа. Трёхтонной машине с противопульным бронированием много не надо: джип загорелся на ходу, превратился в костёр на колёсах.
-- Пашка! – вырвалось у Дорочака.
Чжана он знал давно, ещё по совместной службе в Кинкейдовских рейнджерах дома Ляо. Вместе и дезертировали три года назад, когда особый отдел замёл их командира роты за шашни с вольными торговцами Фронтира – читай, контрабандистами и пиратами – и начал шить дела на всех, кто под его началом служил. Вместе прибились к Вольному братству и вместе же драпали от Магистратской милиции, когда та зачищала Антиас.
-- Сука! – прикинув дистанции до «бэттлмастера» и «вархаммера», Элвин дал залп по этому последнему.
Рукотворная молния выстрела ПМЧ лизнула ногу 70-тонного бэттлмеха, снесла бóльшую часть брони, но и только. Стив Брочек попытался достать «бэттлмастер» своими ракетами и, кажется, таки достал. Два «ориона» знамённого лэнса спустились на грунт следом за лордом Уортингтоном. Заговорили батареи «Чёрного пса» и «Фермерской дочки», и целями их стали и «Незабудка», и «сталкер». Брочек ругнулся в эфире, удерживая машину на ногах: похоже, шальная боеголовка ударом по сочленению повредила ему привода, несмотря на толстую броню ног.
-- Все на борт, живо! – отчаянно завизжала Мак-Келлан. – Взлёт через тридцать секунд!
-- Успею! – коротко бросил Элвин, пуская «баньши» шагом вперёд.
Одна из ПМЧ Энди Кадира попала его меху в бедро, три или четыре боеголовки ракет большой дальности ударили в грудь. «Уитворт» и «центурион» тоже пошли в атаку, но этот их залп был не особо результативен. Как и стрельба самого Элвина. Четвёртый мех лэнса Уортингтона – 70-тонный «арчер» – покинул борт «Чёрного пса». Вновь выругался Стив Брочек, когда его «сталкер» рухнул на землю под градом боеголовок. С повреждённой ногой и без рук, конструкцией этой машины не предусмотренных, встать ему было непросто.
-- Мы на борту! – женский голос в наушниках, девчонка из отделения технарей. Кажется, её звали Линда, а может быть, Лида, фамилию Элвин не помнил.
-- Дорочак! Боушен!
Элвин повёл «баньши» назад – задним ходом, и не переставая стрелять.
-- Стив, ты…
-- Никак, – пилот «сталкера» издал негромкий смешок. – Не успею.
-- Десять секунд до старта! Отсчёт!
-- Иду, – бросил Элвин.
Его «баньши» на миг сбилась с шага – умом Дорочак понимал, что добежать до «сталкера», взять на ладонь пилота и заскочить на борт «Незабудки» ему не успеть, но инстинкт и эмоции требовали иного.
-- Ты мне три штуки был должен, Эл, помнишь? – Стив говорил быстро, торопясь уложиться в оставшиеся ему секунды. – Выкупишь Эмму с ребёнком и будем в расчёте. Или я тебя из могилы блядь заебу!
-- Будем, Стив. Будем. – Всё ещё пятясь, «баньши» шла вверх по аппарели.
-- Три!.. два!.. один!..
Палуба «Незабудки» дёрнулась под ногами, накренилась – оставшиеся на земле дропшипы и мехи осыпали корабль градом ракет, чуть было не завалили обратно на грунт.
-- Да блейкова ж срань!! – Дебби Мак-Келлан была не пилотом – стрелком, и её навыки управления дропшипом не сильно ушли от зачаточных.
Корма «Незабудки» вмялась в грунт, заскрежетала, сминаясь, броня. На мониторе загорелась красным отметка: стыковочное кольцо. Хитрое приспособление, которым дропшип подключался к гиперпространственному двигателю звездолёта, расширял поле Кирни – Футиды, охватывая им себя, чтоб путешествовать верхом на звездолёте-носителе. Сейчас – неважно, не маршевый двигатель же, не маневровые и не посадочные опоры. Починка займёт несколько часов – потом. Мак-Келлан увеличила тягу, не торопясь, плавно, чтобы не упустить корабль из-под контроля. Высота – полста метров… сто… полтораста… закрываются люки. Новые попадания снизу. Кто-нибудь, ёбните им в ответ! отвлекаться на управление огнём у самой Дебби времени не было. Набирая скорость, дропшип продолжал подъём.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 21 окт 2019, 09:46

= XXIV =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
31 августа 3017 года


Посадка у Деборы вышла жёсткой: корма «Незабудки» на несколько метров ушла в рыхлый грунт, в ямищу, вырытую под ней реактивной струёй. В клубящихся под кораблём пару и пыли высотомер обычно сбоил, давал погрешность на метры, и требовался немалый опыт, чтоб посадить корабль как следует, не то чтобы мягко – хотя бы, не повредив. У Дебби Мак-Келлан с опытом было неважно. Томми выругался, выслушав доклад брата о повреждениях: к стыковочному кольцу добавились повреждения реактивных сопел и внутренние повреждения двигательной установки, и не все они, похоже, были сейчас устранимы.
-- Ну, ладно, десять метров на секунду в квадрате мы сделаем и сейчас. Но давать больше пятнадцати – вряд ли, и держать те же пятнадцать дольше нескольких минут я бы сейчас не рискнул, – говорил Джейми Мак-Келлан.
Шкипер махнул рукой: живы, мол, и на том спасибо. Да и корабль не угроблен совсем. Что тоже хорошо. Солнце перевалило зенит и начало медленно ползти к закату. Посланный в дозор лэнс Оливейры – Зейнаб пилотировала только что отремонтированную «вольверайн» – вернулся, его сменил ударный лэнс Раджкумара Утпата. Ангелика Хойзинвельд вернулась в кабину пополнившего боезапас «райфлмэна». «Сперроухоку» починили систему наведения.
-- Уортингтон потеряет остатки авторитета, если не атакует нас прямо сейчас, – рассуждала Элайза Маркхэм. – Единственное, что может его остановить, это время на подготовку. Но атакует он нас ещё до темноты.
И когда Утпат доложил о контакте с противником в дюжине километров к северу от Мэнорбира, она скомандовала лэнсам Бизоса и своему командирскому выдвигаться им навстречу. Лэнсы Фиорелли и Оливейры оставались в тылу. Два меха пиратов – «баньши» и «бомбардир» – оставались пока на борту «Незабудки». Утпат передал уточнённые сведения о составе отряда Уортингтона: два лэнса, знамённый и рейнджерский. То есть, «бэттлмастер», два «ориона», «арчер» и «вольверайн», «вулкан» да «шэдоу хок» с «феникс-хоком». Бойцовый лэнс лейтенанта Кадира, по всей видимости, остался защищать лагерь. Истребителей видно не было, что не значило ничего: подняться и долететь хоть до Мэнорбира, хоть до места встречи с отрядом Элайзы для них минутное дело. Весь запас бомб увезла с собой «Незабудка», и на её борту оставался побитый во время налёта «хеллкэт», которому так и не успели починить двигатели и заменить броню. Но и четыре оставшихся у пиратского лорда «хеллкэта» были мощной и опасной боевой силой. Поэтому в магазинах не только «райфлмэна» Ангелики, но и элайзиного «мародёра», и «блэкджека» Катарины Зарикос лежали зенитные снаряды.
Сумерки ещё не наступили, но над землёй начал стелиться туман, пока слишком редкий и низкий, чтобы создавать большую помеху видимости. Мехи Утпата перебежками и прыжками отходили на соединение с отрядом Элайзы, стараясь не упускать мехов Уортингтона из виду, но и в огневой контакт с ними не вступать. Хотя несколько залпов ракетами большой дальности и было сделано, более наудачу, чем из действительного расчёта причинить врагу урон. Выводить все силы из Мэнорбира Элайза не рисковала – опасалась удара в спину не с «Незабудки», так от Оливейры, если тому вздумается опять поменять сторону. Что вряд ли, конечно, но вдруг? Бизосу она доверяла чуть больше – достаточно, чтобы рассчитывать на него в этом бою.
Джунгли вокруг стояли не сплошняком – распадались на островки зелени среди поросших травой заболоченных пустырей, настоящих болот и нешироких озёр. Из под ног бегущих трусцой бэттлмехов вылетали фонтанчики грязи. Первыми бой завязали ракетчики: «арчеры» Бизоса и Брайена Чавеса против такого же «арчера» и вооружённых установками РБД-15 «орионов» и переделанного «бэттлмастера» пиратского короля. Под этими залпами правый фланг, на котором сгруппировался лэнс Бизоса, начал пятиться и проседать; Элайза повела командирский лэнс в атаку. Слабо вооружённые, но маневренные мехи ударного растянулись широкой цепью, норовя обойти строй Уортингтона и ударить в тыл.
-- Воздух на десять часов! – оповестила Ангелика Хойзинвельд. – Через пятнадцать-двадцать секунд!
Теперь и Элайза увидела отметки приближающихся «хеллкэтов».
-- Вермеер, на взлёт! – приказала она.
«Бэттлмастер» Уортингтона сместился от левого фланга к центру, явно, нацеливаясь на её «мародёр». Средние мехи рейнджеров примкнули к нему. Залп двумя ПМЧ разом нагрел «мародёр» до уменьшения сократительной способности миомеров, и ведь впустую – оба выстрела прошли далеко в стороне от машины Уортингтона. «Блэкджек» Катарины азартно вырвался вперёд, и мехи пиратов сосредоточили огонь на нём.
-- Зарикос, прыжком назад!
«Ханчбэк» Фрица проломился сквозь заросли, ловя в прицел неосторожно подставившийся – выдирающийся из топи болота – «шэдоу хок». Засадил ему восьмидюймовый в грудь и одним из средних лазеров по башке; лучше б, конечно, наоборот, но бой – это бой, тут целишься по силуэту, а дальше как повезёт. Или не повезёт, если стреляют в тебя. Мехвоину «шэдоу хока», вот, повезло: он удержал равновесие и прыжком отскочил на сотню метров назад и вбок, в густые заросли древовидной травы.
-- Воздух!
Элайза двинула «мародёр» вправо, где озерцо, несколько шагов – и бэттлмех ушёл в воду по брюхо. «Хеллкэты» пронеслись мимо; Элайза проводила их поворотом автопушки и кажется, достала ведомого в паре. Ангелика, вскинув руки-стволы «райфлмэна», била по ведущему. Пираты нацелились на неё, несколько зелёных и алых световых копей – выстрелы больших и средних лазеров – впились в плечо и грудь её меха, круша броню, обнажая несущие балки структуры. Зная, что попадает в прицел, Хойзинвельд дала залп пушками и обоими большими лазерами, наплевав на перегрев: второго шанса могло и не быть. Хватило и первого: пачкая небо дымным следом, «хеллкэт» начал терять высоту. Избитый попаданиями «райфлмэн» выпрямился и вновь нацелил в небо стволы.
Второй пары нигде не было видно. Уортингтон придержал её в резерве, что ли? Времени размышлять нет, Элайза бьёт новым залпом обоих метателей частиц в «бэттлмастера». В воде отведение тепла идёт быстрее, и перегрев продолжает держаться, но хоть растёт не сильно. Внутренность меха раскалена, по голому телу Элайзы струится пот. Бизос и Чавес лупят по «бэттлмастеру», но не особо результативно, «шэдоу хок» Агилеры и кто-то из ударного лэнса добавляет огня, и размеренно топающий вперёд штурмовой мех спотыкается, не падает наземь, но несколько секунд стоит раком, и подскочивший «уосп» бьёт его со всех своих двадцатитонных силёнок под зад. Чуда не происходит: мех Уортингтона выпрямляется, и нахальный «уосп» Джессики Крофорд спасается бегством – отпрыгивает на сто восемьдесят метров назад. Элайза на «мародёре» пятится, с трудом держит равновесие на илистом дне, когда её мех содрогается от новых попаданий. Залп по Уортингтону. Кэти Зарикос не отстаёт, лупит почти в упор средними лазерами, и ответный огонь вновь сходится на её «блэкджеке». Мех падает, не удержав равновесия, и изменивший курс «бэттлмастер» ударом ноги сносит ему голову вместе с кабиной.
-- Кэт!! – кричит Брайен Чавес и ломится бегом вперёд.
Элайза всё ещё пятится через озеро, до берега остаётся лишь несколько метров. Залп! Первый выстрел мимо, второй бьёт мех Уортингтона в грудь, но броня там толста, крепка и всё ещё держит удар. По нему продолжают стрелять «пантера» Ширли Уэрта и Одноглазый Фриц, удачным попаданием сносящий пирату броню правой ноги; тогда «бэттлмастер» падает. Неторопливо-размеренно поднимается, припадая на повреждённую ногу, входит в ближайшие заросли. Рванув рычаг управления движением на себя, Элайза посылает свой мех шагом вперёд и снова бьёт обоими ПМЧ. Попадания в обе руки! И «ханчбэк» новым снарядом восьмидюймовки дробит «бэттлмастеру» ногу. Тот снова падает, неловко подворачивая уцелевшую левую; левой рукой упирается в грунт и бьёт залпом всего своего арсенала по «мародёру». От попадания по броне кабины та наполняется гулким звоном, как внутри колокола, Элайза чувствует вкус крови во рту, но удерживает мех на ногах и на этот раз. И видит, что мехи пиратов начали отходить. Все, кроме одного: «шэдоу хок» лежит в зарослях с развороченной грудью, чьё-то удачное попадание разбило ему гироскоп.
-- Коммандер Маркхэм.
От неожиданности Элайза вздрогнула.
-- Уортингтон?!
-- Да. Это я.
-- Блейкова срань… ну конечно, у тебя должен быть канал связи с Мэтсоном, а это ведь его бывший мех!
-- Я так и знал, что ты забудешь об этом.
-- Хочешь объявить о капитуляции?
-- Хочу с тобой поговорить. Я правильно понимаю, что сейчас подоспеет твоя пехота и начнёт выковыривать нас с беднягой Фармакисом из кабин?
-- Правильно, – сказала Элайза. – Вы можете облегчить им работу и выйти сами.
-- Или взорвать наши мехи.
-- Готов умереть?
-- Ты не задашь мне этот вопрос, когда поставишь к стенке или накинешь петлю на шею. Так что и отвечать на него не имеет смысла: мой ответ ни на что не повлияет.
-- А если бы повлиял?
-- Мы оба знаем, что с такими, как я, ваши не церемонятся. Что резко сужает возможность переговоров.
-- И всё-таки, ты их начал.
-- Потому что умирать мне хочется не больше твоего, коммандер.
-- И у тебя есть, чем выкупить свою жизнь?
-- Жизни мехвоина Фармакиса и заложников тоже.
-- Не круто ли забираешь?
-- Не вижу смысла торговаться за меньшее. Сама-то не понимаешь?
Понимаю, сообразила Элайза. Даже если ты выторгуешь себе жизнь, идти тебе некуда: низложенный вождь долго не живёт. А ты ведь низложен, тебя бросили здесь, едва поняв, что мех обездвижен. И если вернёшься к своим, задумаются они лишь о способе казни. Но ты всё равно продолжаешь бороться… за жизнь и власть, потому как они для тебя неразделимы.
-- Что ты способен мне предложить такого взамен? настолько ценного, что хватит выкупить столько жизней.
-- Настоящие планы в отношении Балавата и этого мира.
-- Это твой сговор с Мак-Доно, что ли? – усмехнулась Элайза. Бандитский король отреагировал спокойно.
-- Я понял, что ты догадалась о многом. Но много ли у тебя доказательств? Чем ты способна подкрепить свои обвинения в адрес Мак-Доно?
-- Пожалуй, что и ничем, – подумав, признала Элайза. – Мои подозрения и умозаключения перед судом не прокатят.
-- Поэтому я готов предложить тебе доказательства, которые удовлетворят любой суд. Голо- и аудиозаписи, тексты… мои показания, наконец.
-- Вот даже как? Готов предстать перед канопианским судом?
-- Готов заключить сделку с правосудием. Ваша судебная практика это допускает.
-- Да, я в курсе, – сказала Элайза. – Записи у тебя с собой?
-- Отчасти, – ответил Уортингтон. – Другая часть на борту «Чёрного пса». Многое продублировано в цитадели, если, конечно, вы не уничтожили их в попытке взломать защиту.
-- Не уничтожили. Но и взломать не смогли.
-- Я старался, – скромно заметил Уортингтон. – Коммандер Маркхэм… вы ведь дюрахи?
-- Ты знал или догадался? – спросила Элайза.
-- Кое-что знаю. Я собирал сведения о Добровольческой бригаде, вообще, и Ново-Синклерском батальоне, в частности. Мы с вами встречались на Антиасе, хоть и мельком. Так, промелькнули друг у друга в прицелах…
Элайза опустила «мародёр» на землю в сторонке – так, чтобы заросли заслоняли Уортингтону обзор.
-- Значит, ты поможешь мне утопить Мак-Доно в обмен на свою жизнь и освобождение заложников, – повторила она предложение Уортингтона.
-- И жизнь мехвоина Джейсона Фармакиса тоже. Он мой человек, а я своих не сдаю. И я был бы благодарен и если вы позволите нам забрать его бэттлмех.
-- Не свой? – удивилась Элайза.
-- Я могу забрать «сталкер» покойного Доринга, – объяснил Уортингтон. – Джейсону это будет сложнее.
-- Иными словами, на «бэттлмастер» ты претендовать не собираешься.
-- Вы заслужили этот трофей.
-- Не сомневаюсь, – сказала Элайза. – Итак: вы с Фармакисом покидаете мехи. Мы все остаёмся здесь… хотя, пожалуй, охрану здесь я сменю. Мы с вами связываемся с «Чёрным псом» и договариваемся о передаче заложников. Я привожу их сюда, ваши люди привозят мне документы…
-- Всё верно, – сказал Уортингтон. – Думаю, о прочем мы с вами поговорим с глазу на глаз.
-- Согласна.
Сняв нейрошлем и накинув куртку, Элайза вылезла из кабины «мародёра», спустилась на землю. Пехота действительно подоспела: Уилбур с тремя стрелковыми отделениями следовал за её отрядом на БТР. Спешившись, они разделились на пары и тройки и рассыпались по полю недавнего боя.
-- Зарикос погибла, – негромко сказал ей баннер-сержант.
-- Я поняла, – так же тихо кивнула Элайза.
Сейчас это ничего не меняло.
-- Моё почтение, коммандер, – Уортингтон поклонился неглубоко, но без малейшей наигранности или издевки. То ли очень убедительно изображал уважение, то ли и впрямь проникся им к одержавшей над ним победу Элайзе.
Хотя – победу ли? Он только что выторговал превосходные условия сдачи и просчитывал в уме новую комбинацию, позволяющую обыграть клан Мак-Доно и вновь оказаться на коне. Бандитский король держался с уверенностью и достоинством, которые встретишь не у всякого дворянина. Стройный поджарый мужчина лет между тридцатью и сорока, он был не лишён привлекательности: правильные черты лица, аккуратно подстриженные усы и бородка, тёмно-русые волосы стянуты на затылке в хвост. Элайза нечасто встречала мужчин, которым шли длинные волосы, Уортингтон же определённо был одним из таких.
-- Я тоже рада вас видеть… на расстоянии выстрела, – сказала она и, не оборачиваясь, бросила Уилбуру и стоящим рядом солдатам. – Убить!
Ручной пулемёт и три автомата открыли огонь почти одновременно. В стекленеющих глазах Джоффри Уортингтона застыло непонимание. Почему? Он ведь предложил вполне честную и выгодную им обоим сделку?!
-- Такие дела, – отворачиваясь сказала Элайза. – Реши я и впрямь попробовать утопить Мак-Доно… но я этого делать не собираюсь.
Уилбур кивнул. Бодаться с одним из могущественнейших кланов дюрахи – сомнительная идея. Смитингтон мог бы попробовать, имея поддержку придворных и флотских чинов за спиной, но не она. Слишком большая тут разница в весе. И слишком мало у неё амбиций, чтоб затевать такое. Вот тут Уортингтон и просчитался, наверное, переоценил широту её размаха. На чём и погорел. Но делать из этого более глубокомысленные выводы у Элайзы уже не оставалось сил.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение 00082 » 23 окт 2019, 15:49

Финишип :) :) :)
..."гордо встречаем врага, как подобает самураю – огнём лазеров и пинками."
00082
Начинающий
 
Сообщения: 101
Зарегистрирован: 06 мар 2011, 21:22
Благодарил (а): 316 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 23 окт 2019, 16:15

00082, уже близко, но ещё нет, и расслабляться рано.

Добавлено спустя 3 минуты 24 секунды:
= XXV =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
1 сентября 3017 года


-- Налей ещё! – потребовал Брайен Чавес, выкладывая на стойку несколько серебряных и золотых монет, не глядя.
Толстый кабатчик сгрёб деньги и подвинул ему наполненный почти до краёв гранёный стакан. Какой это был сорт водки, молодой мехвоин не вникал. Бутылку кабатчик откупорил при нём, содрав с колпачка защитную плёнку с голограммой – свидетельство подлинности напитка. Надписи на этикетке были сделаны кириллицей и иероглифами – ни то, ни другое Брайен читать не умел. На внутренней стороне этикетки красовалась голографическая картинка: рыжий зверёк с совершенно безумной мордочкой, пьяно глядящий сквозь плещущуюся в бутылке прозрачную жидкость. Что-то это должно было значить, но Брайен не понял, потому как и в капелланском фольклоре был не силён. Да и плевать ему было сейчас на фольклор и на капелланцев всех скопом тоже. Кэти погибла, до капелланцев ли тут?
-- На сдачу, – толстяк пододвинул ему тарелку.
-- Эт' что?
-- Квилларовые чипсы, – ответил толстяк и добавил философски. – Не всё ли равно вам, сударь, чем потом блевать?
-- А если не всё? – зацепился за вопрос Брайен.
-- Тогда ща посмотрим… – он отошёл в сторону кухни. – Эй, чё там у нас ща готово?
Темнокожая девка-рабыня выглянула, прежде чем крикнуть:
-- Да хрен лысый, клиентов же нет!
-- Я те хрен ща… – начал кабатчик, но Брайен остановил его.
-- Эй, красотка, поди сюда!
Рабыня подошла, с нахальной ленцой стала у стойки, протиснувшись мимо хозяина. Была она почти одного с Брайеном роста, дебелая и сисястая, с растрёпанной гривой курчавых волос, одетая в грязный фартук на голое тело.
-- Чего изволите-с? – спросила она Чавеса.
Тот вытащил из-за обложки военика парочку разноцветных банкнот:
-- На первое – водки, на второе – что-нибудь на твой вкус, красотка, на третье…
-- Сама ложись? – угадала рабыня, блеснув широкой белозубой улыбкой.
-- А-га, – Чавес поднял стакан, хлобыстнул. – Так что поторопись со вторым!
Рабыня ушла, демонстративно качая бёдрами. Чавес почучствовал шевеление в штанах. Не худшее продолжение ночи, решил он и отправил в рот пригоршню чипсов.
-- Хули стоишь, наливай!
И хлопнул на стол ещё одну цветную банкноту. На душе опять стало погано. Кэти мертва, а он тут… ведёт себя как дерьмо. Загнал мех в ремонт и попёрся в кабак нажираться. Типа, поминки, ага. По позднему времени и недавней тревоге, внутри никого не было, но дверь не была заперта, и толстый кабатчик не замедлил появиться за стойкой. В общем-то, даже и хорошо, что он тут единственный посетитель: никого, ни наёмников, ни соотечественников, видеть сейчас не хотелось. Даже Миранду. Или особенно – Миранду, со всей её простотой и немудрящими запросами.
-- Дай-ка под чипсы и пива!
Кабатчик прищурился, хмыкнул.
-- Уверены-с, сударь? Водочка с пивом, оно, знаете ли…
-- Знаю! – махнул рукой Брайен. – Давай!
Отставив пустой стакан, он взялся за кружку с пивом. Хмыкнул: «ну, будем ссать криво!» и сделал подряд несколько длинных глотков. Заел чипсами, рассыпая их крошки по стойке. Грёбаное дерьмо… кружка опустела, а негромкое шлёпанье босых ног побудило его поднять голову. И первое, на чём сфокусировался взгляд, были тяжёлые груди рабыни, покачивающиеся в такт шагам. Фартук она сняла, оставшись, в чём мать родила. Только на шее на тонком шнурочке висел дешёвенький медный крестик, на который, видать, не позарились и пираты, когда брали девушку в рабство. Рабыня поставила перед ним тарелку с несколькими толстыми колбасками, свежеподжаренными и горячими.
-- Господин хочет здесь или за столиком?
-- Пожалуй, за столиком, – решил Брайен и пересел.
Рабыня поставила перед ним тарелку с колбасами, стакан и початую бутыль.
-- А господин позволит?..
-- Господин позволит тебе сейчас всё, что захочешь, – Брайен сам ухватил её за руку и усадил рядом, вплотную к себе. Налил до краёв стакан, пододвинул девушке, слегка расплескав, сам взял бутылку, где водки осталось ещё на стакан. – Ну – за знакомство!
-- А мы знакомы? – удивилась рабыня.
Брайен задумался, сообразил, что ещё нет и назвал своё имя.
-- А я Мария, – сказала девушка, – из Гуанахи, это около Нуэво-Ла-Сейба, где Вьеха-Норте впадает в Рио-Кангрехаль, ну… Роатан, то есть, Восточный Роатан, владенья синьоры Молина, то есть, графини Молина, ну…
-- Эй, эй… – Брайен закрыл её рот ладонью, прерывая словесный поток. – Стоп. Сначала выпьем.
Бутыль и стакан звякнули друг о друга.
-- Стоп. Давай брудершафт.
Мария непонимающе хлопнула ресницами: слово ей было незнакомо. Брайен объяснил, и они сплели руки и осушили стакан и бутылку до дна, кинули назад через левое плечо. Стакан зазвенел, разлетаясь вдребезги. Брайена слегка повело, и Марию, кажется, тоже, но тут их губы встретились и соединились в поцелуе. Почти сразу же девушка завладела инициативой, чего он не ждал; придя в себя через какое-то время, он понял, что ласкает её грудь, а ловкие пальцы Марии вовсю шалят в его расстёгнутых шортах.
-- Закуси, милый, – она протянула ему колбасу.
-- Бля. Вкусно! – колбаса была умеренно солёной и сочной, с необычным, но не сказать, что хреновым привкусом.
Мария хихикнула.
-- Сказать, что ты ешь?
-- Прямую кишку динозавра с говном, – предположил Брайен, почуяв подъёбку.
Рабыня помотала головой.
-- Тогда что?
-- Минхочито, – она белозубо и широко улыбнулась. – Лесной червяк!
-- Прикольно, – сказал Брайен. – Эй, там, тащи нам ещё водки!
-- Понравилось?
-- Угу, – он взял ещё одну колбаску, решил не рассматривать и откусил. – Оно типа местное?
-- Ага. Мы ели ещё когда расчищали поля под квиллар. Вкусный, правда? Нас тогда плохо кормили, и мы искали, что ещё можно пожрать. Я придумала их готовить вот так, а ещё можно запечь в листьях крапивного лопуха, только их надо сначала вываривать, а это долго, поэтому ща я просто пожарила, но тоже очень вкусно, скажи, да? Хочешь, я в следующий раз запеку? Я и листьев могу набрать, они не хранятся долго, что были, те все перепортились, а после того как вы прилетели, я в лес не ходила, нам же теперь нельзя, и хозяин боялся просить ваших сержантов, а как без хозяйского разрешения я отсюда выйду? Вот, а… – Мария говорила и дальше, не прекращая при этом шуровать пальчиками в его брюках, и свободной рукой ещё подпихивала ему нового червяка-колбаску.
-- Так ты здесь давно? – спросил Брайен. – Когда тебя привезли?
Вопрос поставил Марию в тупик. Из сбивчивого многословного объяснения девушки он понял, что о календаре и часах она имеет довольно смутное представление. Что и немудрено для крестьянки, подумал он, для них имеет значение местная смена сезонов, а не терранский стандарт времени, по котрому с хрен-те каких времён выверяет часы и календари каждое государство. На какой планете находится Восточный Роатан – владения графини Молина, Брайен понятия не имел, но подозревал, что на Ново-Трессиде: пираты грабили её дважды или трижды, и большинство их рабов было оттуда. Марию, наверное, захватили в первом из рейдов.
-- Выпьем ещё? – предложил Брайен, обнаружив, что кабатчик успел приволочь им ещё бутыль водки и пару стаканов – на сей раз, пластмассовых. Может, и стоило возмутиться, потребовать снова гранёные, а потом демонстративно расхуярить их об пол, но скандалить пока не хотелось.
-- Давай! А за что?
-- Ну… за тебя! – он разлил водку по стаканам.
-- Тогда снова как этот… ну, бутер… бру…
-- Да нивапрос! – Брайен первый подставил руку.
-- Ух ты! – Мария едва не упала со скамьи, но Брайен успел её удержать, несмотря на немаленький вес девушки.
-- Эй, это… толстый! – нашёлся Брайен, сообразив, что не знает имени хозяина заведения. – У тебя музыка есть?
-- Если у вас есть деньги, то да, – немедля ответил кабатчик.
Брайен не глядя достал несколько банкнот.
-- Этого хватит?
-- Что вам включить? – банкноты исчезли быстрее, чем Брайен успел сообразить.
-- Ну бля… – как назло, на ум не пришло ни одного названия. – Давай что-нибудь такое… ну типа медляк.
Когда-то давно, ещё в детстве, мать наняла ему учителя бальных танцев. Пусть и не фронесс, но их семья носила баронский титул с самого заселения Дайнмар-Майорис при магистрисе Горрейн. Положение обязывало старшего сына обладать не только воинскими навыками, но и хорошими манерами, вот, матушка и старалась. Марию, конечно, никто ничему подобному не учил, и после выпитого оба держались на ногах не особо твёрдо. Но Брайен уверенно вёл под незнакомый, но, в общем, хороший мотив, держа руку ровнёхонько на талии девушки и кося глазом вниз, чтобы не наступить ненароком своими пластальными ботами на её босую ступню. Потом они целовались и пили ещё по одной: «за любовь!», возвестила Мария, и Брайен кивнул, хотя искренне привык считать третий тост другим. И мрачно подумал, что в случае Кэт это будет одно и то же. Поэтому сразу же выпил четвёртый и закусил последним оставшимся в тарелке червём-минхочито, пошатнулся и сел на ближайшую скамью. Сглотнул подкатившийся к горлу комок. Темнокожая девушка склонилась над ним, заглянула в лицо.
-- Кэт… – позвал Брайен. – Кэти…
Поднялся, с трудом удержал равновесие, как бэттлмех с повреждённым гироскопом, но выпрямился, взяв её за руки.
-- Кэт, я тебя люблю.
-- Я…
Брайен не дал ей договорить, запечатал рот поцелуем. Горячие пальцы девушки снова скользнули ему под одежду.
-- Изволите номер-с? – толстый кабатчик опять нарисовался рядом.
-- Че-го?
Кабатчик протянул ему ключ на массивном деревянном брелоке.
-- Сотня радужных-с. Всего сотня!
Радужными за яркую разноцветную окраску банкнот в Магистрате и за его пределами называли канопианские доллары. Брайен подумал, что можно послать толстяка на хрен и пойти хоть на хату к наёмникам, где к его услугам была завешенная тряпичной занавеской выгородка с койкой, хоть на борт «Вонючки»… но лень, даже к наёмникам. Где и без него до чорта народу, включая не в меру любопытных детишек, а им с Кэти надо побыть наедине. И чтоб нигде поблизости не крутился чортов Оливейра, которому он сейчас может полезть бить морду, презрев остатки самоконтроля. Поэтому…
-- Вот те полтораста и принеси ещё выпить и пожрать, – сказал он.
Потом они шли по скрипучей лестнице вверх, по узкому тёмному коридору мимо комнат, и ключ попал в замочную скважину далеко не с первого раза. И койка, достаточно широкая, чтобы вместить обоих, сброшенная на пол одежда и новые поцелуи, горячие пальцы девушки, ласкающие его возбуждённую плоть. И Брайену стало, наконец, хорошо.

* * *


Пленного мехвоина «шэдоу хока» отправили вслед за вождём; как ни был побит её «мародёр», но Элайза оставалась на поле недавнего боя до прибытия мехоэвакуаторов. Просмотр записей показал, что записывать подбитый Ангеликой «хеллкэт» в сбитые рано: похоже, он дотянул-таки до аэродрома. Хэйли Эрнандес, если в кабине сидела она, была хорошим пилотом. «Райфлмэн» Ангелики требовал замены бóльшей части брони, и средний лазер по правому борту его был разбит, но с этим пока можно было не париться. Восстановить защиту, пополнить боезапас и вновь выставить на пост ПВО.
«Блэкджек» и «шэдоу хок» погрузили на эвакуаторы первыми. Элайза, Ангелика и Брайен Чавес, чьи мехи повреждены были сильнее всего, отправились с ними в Мэнорбир. Ударный лэнс – тоже; ему на смену коммандер отправила огневой лэнс Фиорелли. Возможно, её опасения и были напрасны, но рисковать лишний раз Элайза не хотела. Хватало нелишних. Ремонт «мародёра» и «райфлмэна» истощил запасы брони для них, и это тоже должно было стать проблемой.
Ближе к полуночи лэнс мехов Кадира, дополненный «арчером», атаковал конвой Фиорелли, сопровождающий тяжёлый мехоэвакуатор с захваченным «бэттлмастером». Перегруженная машина едва ползла, освещая себе дорогу фарами ближнего света, делала от силы десято-дюжину километров в час.
-- Скорей бы в кроватку, – мечтательно проговорила Фастина Эрнандес, пилот сорокатонного «уитворта».
-- Сначала в душик, – поправила Лючана Фиорелли. – Линдси, потрёшь мне спинку?
-- И спинку, и животик, леди-босс, – не по уставу отозвалась та. – Всё, что прикажете!
Линдси Николау была самой младшей из мехвоинов лэнса и, как и Лючана, предпочитала девушек парням. Слушая их болтовню, лэнс-капрал Хуан Леон отхлебнул апельсинового сока из трубочки. Он и сам рад был расслабиться, но у его катапульты ещё с вечера ни с того, ни с сего начал барахлить гироскоп. Теперь все резкие повороты и прыжки отдавались лёгкой тошнотой сбоящей обратной связи нейрошлема, и это его раздражало. Может быть, только в шлеме и дело, а может, и нет – поди, разбери. Он не технарь, и сам в потроха бэттлмеха лезть не обучен. А «катапульта» хоть и его собственная, но старая, видавшая виды и помнящая ещё войну за независимость и год тысячи битв; уже тогда не была новой – четвёртый век ей пошёл. Почтенный возраст для бэттлмеха, вот, и хворает старушка, что тут поделать, и технари, надо полагать, только руками разведут: мол, хрен его знает, должно всё работать. Или – её на завод вам надо, мы в гараже не потянем. В рот вас ебать, мысленно ответил Хуан. Ему тоже хотелось скорее завалиться в койку. И дрыхнуть, желательно, до самого местного утра, хотя это, конечно же, хренушки. А вот чтоб гироскоп к утру починили, то да. С прямоугольными коробами установок РБД-20 на плечах вместо нормальных рук, «катапульта» и так неважно переносила падения, а если и гироскоп сбоить начнёт, попытки встать на ноги превратятся в поганый брейк-данс. Или игру в жука, перевёрнутого на спину. Но делать нечего: топай на базу медленно, под скорость гружёного эвакуатора. И сам он, и «бэттлмастер» бандитского короля стоят того, чтобы их охранял целый лэнс.
-- Контакт на севере! – встревоженно крикнула Фастина. – Ещё один…
-- Четыре, – сказал Хуан, вглядываясь в экраны. Единственный ветеран в лэнсе, мастер стрельбы РБД, он и с сенсорами работал получше других. – «Вархаммер», «центурион», «уитворт» и, по всей видимости, «арчер».
-- «Арчер», – подтвердила Лючана. – Я тоже его распознала. А первые три это лэнс Кадира, боевой. Достанешь, Хуан?
-- Ща…
Ночь была пасмурной, свет Полосатого Джоба с трудом пробивался сквозь тучи, и ветер то налетал порывами, то стихал, но Хуан быстро прикинул расстояние до возглавляющего пиратский отряд «вархаммера», запрокинул ракетные установки и жахнул одной, потом второй. Нагрев подскочил, а ракеты из первого залпа легли в стороне, только второй был успешен: добрая дюжина боеголовок из пущенных двадцати усеяла взрывами ноги и нижнюю часть туловища пирата. Энсин и Фастина чуть погодя тоже пальнули ракетами, но без толку; оказавшаяся ближе всего к пиратам Николау вместо РБД использовала средние лазеры своего «требюше», но с тем же нулевым результатом. Как и пираты, выстрелы которых без толку уходили в ночную темень. Впрочем, «арчеру» удалось всадить с дюжину боеголовок в левую ногу, плечо и борт «крусейдера» Фиорелли.
Между пиратами и конвоем лежало длинное узкое озерцо, которое «центурион» попытался пересечь вброд и булькнул под воду – только его и видели. То ли озеро оказалось глубже, чем выглядело на первый взгляд, то ли пират споткнулся на илистом дне; его товарищи двигались берегом, увязая в зарослях древовидной травы. Мехи канопиан развернулись цепью; залпы ракет и лазеров озаряли ночь. Линдси Николау пошла на сближение быстрым шагом, «уитворт» Фастины двумя прыжками приблизился к озеру. Его пиратский близнец достал РБД уползающий мехоэвакуатор, но полудюжине поразивших машину боеголовок не повезло её обездвижить. «Вархаммер» и «арчер» сосредоточили огонь на «крусейдере» Фиорелли, заставив 65-тонную машину пошатнуться – но не упасть. Николау сошлась вплотную с проломившимся через заросли «вархаммером», и тут «арчер» подловил её с другого бока. Залпы двух мехов сбили «требюше» с ног, и два семидесятитонных тяжеловеса добавили ему пинками от души. Пиратский «уитворт» оторвался от земли и обрушился сверху на «уитворт» же Фастины Эрнандес. Зацепил, но не снёс ей башку и сам, не удержав равновесия, распростёрся на земле, резко отжался и вскочил на ноги.
Хуан новыми залпами достал пиратский «вархаммер» и двинулся быстрым шагом вперёд, чтоб не попасть под обстрел. В этот момент нога его катапульты зацепилась за что-то, чего он не разглядел, и 65-тонный мех, потеряв равновесие, упал. Приложился правым бортом в двух местах; Хуан матерно выругался. Осторожно, блядь, осторожно… есть! встал как амарисов член!
-- Есть! – радостный вопль Фастины Эрнандес в наушниках.
На месте пиратского «уитворта» встаёт к небу огненный столб. Взрыв то ли одной, то ли обеих боеукладок – после того как лазеры Фастины вспороли ему броню на спине. На левом фланге рубка идёт отчаянная: «арчер» палит по «требюше», тот и «крусейдер» палят по «вархаммеру», а этот последний двумя попаданиями своих ПМЧ почти сдирает броню правой ноги «катапульты». Которая тоже пытается внести свой вклад, но в этот раз залп РБД проходит над головою «вархаммера» – и на старуху бывает проруха. Спазм миомеров правой ноги едва не сбивает мех Леона с ног опять, но в этот раз мехвоин успешно удерживает равновесие. «Требюше» опять падает, и «арчер» с «вархаммером» снова отвешивают ему пинки. Взрыв!
-- Линдси!! – это закричала энсин Фиорелли, когда детонация боеукладки ракет большой дальности разнесла мех и девушку в клочья.
«Вархаммер» и «арчер» отшатнулись, но оба устояли на ногах. «Центуриона» по-прежнему не видать, а «крусейдер» и «арчер», яростно паля друг по другу, сходятся на дистанцию удара и бьют. Удар ногой при массе шестьдесят пять или семьдесят тонн страшен, ломает броню похлеще, чем прямое попадание крупнокалиберной пушки. Но и запас прочности у обоих немалый. Метатель частиц «вархаммера» бьёт «катапульту» Хуана в левый борт; сам лэнс-капрал промахивается залпом обеих своих установок РБД-20. Ругается и маневрирует, вламывается в заросли неподалёку. «Уитворт» Фастины заходит «арчеру» со спины, промахивается лазерами и достаёт-таки ударом ноги; с другой стороны, на пирата наседает энсин Фиорелли. «Центурион» поднимается из воды, облепленный илом и водорослями, и достаёт «катапульту» единственным попаданием среднего лазера, почти сносит броню левого борта. Не обращая на это внимания, Хуан всаживает новый двойной залп в командирский «вархаммер» пиратов. «Центурион» снова поскальзывается и скрывается под водой, «крусейдер» Лючаны Фиорелли валится наземь с раздробленной правой ногой, а попадания ретирадных лазеров «арчера» сносят голову меха Фастины. Вбив в пол педали реактивных ускорителей «катапульты», Хуан отрывает её от земли.
-- Крепость – конвою! – взывает он. – Мы потеряли Николау и Эрнандес! мех Фиорелли обездвижен, я прикрываю мехоэвакуатор!
-- Оливейра идёт вам на помощь, – сказали из крепости. – Ещё несколько минут!
«Минут!» Леон невесело рассмеялся. Даже одна минута в бою мехов значит немало. С начала боя прошло около двух, и огневой лэнс практически уничтожен. «Крусейдер» и «арчер» валяются друг рядом с другом: похоже, что у пирата тоже повреждены ноги, и он недвижим. Очень похоже на то… значит, остались «вархаммер» и «арчер». То появляются, то исчезают в ночи; видимость тут шутит шутки. Прыжок. Ещё прыжок. Теперь несколько шагов… вот он! Залп – попадания – и левая рука «вархаммера» виснет, как плеть, броня центральной и правой секций торса расколота; мех шатается, падает, неловко подвернув ногу, но скоро встаёт. Пират и Хуан стреляют друг в друга, попадания РБД сносят «вархаммеру» левую руку и снова сбивают с ног. «Центурион» выбирается из озера и бежит к ним, но пока ещё он далеко, и есть время разобраться с «вархаммером». Тот снова пытается встать, шатаясь, как пьяный из-за повреждённого гироскопа. Новые попадания боеголовок бьют его в грудь.
Первая минута обещанных нескольких истекла. Мехоэвакуатор ползёт на юг, огибает небольшое болотце, пока Хуан Леон сдерживает два оставшихся меха пиратов. «Вархаммер» не может ходить, «центурион» палит в ночную темень как в копеечку. У «катапульты» остались последние две кассеты с ракетами большой дальности – по залпу на правую и левую установки; автоматы заряжания поднимают их к пусковым. «Центурион» где-то там, справа, топает в ночи, тоже не видя противника. Зато Леон может просчитать его курс и манёвры. Сейчас он появится… здесь! Перекрестья прицела ложатся на силуэт, захват цели и залп. «Центурион» тоже стреляет, переводя автопушку в скорострельный режим, снаряды бьют «катапульту» в левую руку и борт – сносят броню, повреждают ракетную установку, пустой магазин и один из реактивных ускорителей. Но и боеголовки ракет Леона усеивают его корпус своими разрывами, и новый огненный столб взлетает к ночному небу. Опять детонация боеприпасов. Оторванная левая рука «центуриона» несколько секунд кувыркается в воздухе прежде, чем исчезнуть во мраке ночи. Губы Леона расползаются в усмешке: он всё-таки сделал это. Переломил ход боя в свою пользу и победил.
Три меха Оливейры и БТР с пехотинцами пришли к шапочному разбору; впрочем, зачистить трофейные мехи и подготовить их к вывозу тоже вполне себе боевая задача. В остатке у них выходил один мех потерянный безвозвратно и два требующих заводского ремонта; ещё два пригодных к восстановлению, но тоже желательно в заводских условиях. Хотя «арчер» ещё можно попробовать восстановить. Захваченных живыми пиратов отправили в цитадель на допрос: Элайза хотела знать, какой сложился расклад в банде после раскола и смерти Уортингтона. Уже чуток освоившийся в роли специалиста по допросам Уилбур Скотт выбил из обоих пиратов немного полезного: оставшиеся без вожака лейтенанты-мехвоины – Энди Кадир и Андрей Рузу – каждый потянули одеяло на себя. Кадир потому и атаковал конвой, что рассчитывал победой над ним добавить себе политических очков. Только победы не вышло. И теперь, получается, Рузу остался во главе поредевшей банды.
У них оставалось шесть бэттлмехов: «вольверайн» Рузу, «вулкан» и «феникс-хок» двоих бойцов его лэнса, два «ориона» и «сталкер» убитого Доринга. Стив Брочек погиб, когда стартовала «Незабудка» – попал под реактивную струю, но «сталкер»-4N его был ещё пригоден к ремонту… наверное. На заводе. И оставались ещё истребители. Среди пилотов, как поняла Элайза, тоже возник некий конфликт: Сив Бьоркман, дочка-подросток которой была в плену в Мэнорбире, требовала переговоров за возвращение заложников, в то время как Хэйли Эрнандес стояла на стороне Уортингтона. Поэтому только она и её ведомый поддерживали наступление отряда бандитского короля – Бьоркман осталась в тылу. «Хеллкэт» Эрнандес был тяжело повреждён, но командир эскадрильи благополучно посадила его на аэродром и ждала теперь завершения ремонта.
К слову, в ремонт отправился и трофейный «хеллкэт» – тот, что был загнан на борт «Незабудки». К утру техники обещали вернуть его в строй. То есть – к астрономическому утру.
-- Тогда Крис Мартинелло вернётся на «сперроухок», а Вермеер сядет на «хеллкэт», – решила Элайза.
Бой лэнсов Кадира и Фиорелли показал ей, что группировка Уортингтона ещё способна ударить, и очень больно. Что ж… загнанная в угол крыса – опасный противник; к пиратам это тоже относится. И дать уцелевшим покинуть планету, возможно, будет не худшим решением. Хотя на свободе они, несомненно, примутся за своё, восполнят потери банды или же разбредутся по другим группировкам. Да и отпускать дропшипы и звездолёт ей тоже ужасно не хотелось. Такие трофеи принесут больше денег, чем она смела мечтать… да и ладно. Лучше остаться, с чем есть, чем рисковать снова и снова. Налив себе кофе и закурив сигариллу, Элайза села за написание ультиматума уцелевшим пиратам.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз

Сообщение Маленький Скорпион » 28 окт 2019, 17:27

= XXVI =


Мэнорбир, Скайфог
(Мир Уортингтона), Периферия
2 сентября 3017 года


Брайен проснулся ещё до исхода долгой скайфожской ночи, и пробуждение было мучительным. Нет, голова не болела – чему там болеть, там же кость? – но тошнота, ломота во всём теле и головокружение, взятые вместе, составили натуральный кошмар. Ругательство, больше похожее на стон, сорвалось с его губ. Рядом пошевелилась голая темнокожая девушка.
-- Кэт…
Нет. Кэт мертва, вспомнил Брайен. Поганый ублюдок Уортингтон размозжил голову её бэттлмеха ударом ноги своего. И Кэт никогда не была такой… округлой и мягкой, с такими большими тяжёлыми сиськами, которые так хорошо ложатся в его ладонь. Не Кэт… как же её зовут? девчонка, рабыня из кабака, с которой он пил, танцевал… целовал и звал её именем Кэт, хотя на самом деле её звали… Марина? Мария? да, кажется, так. Брайен погладил её по бедру, и рабыня, не просыпаясь, подалась к нему, прильнула всем телом. Через какое-то время он снова проснулся. Чувствуя себя так же хреново, пополз в коридор искать туалет – ссать хотелось, аж невтерпёж. Надо было, наверно, одеться-обуться, но в темноте он нашёл только куртку – накинул её да так и пошлёпал, болтая мудями. Вместо сортира оказался на свежем воздухе, на крытой брезентовым тентом террасе; тут мочевой пузырь уж не выдержал, и Брайен, пошатываясь и держась за хлипкое ограждение, пустил струю с высоты второго этажа. Так же шатаясь, добрёл обратно до номера и завалился на койку, обнял мягкую тёплую девушку и опять провалился в сон.
В следующий раз его разбудила команда «подъём!» Брайен вскочил рефлекторно, шатнулся, но сержант Бизос не дал ему упасть.
-- Вставай, алкоголик!
Рабыня тоже вскочила, прячась за спиной Брайена и прижимаясь к нему. Бизос лишь усмехнулся.
-- Так, девочка, рассольчик в вашей бухальне найдётся? – спросил наёмник.
-- Ой, да конечно найдётся, добрый господин, это вот прямо сейчас, ща мы полечимся, только спуститься надо на кухню, идёмте, я покажу, – затараторила Мария. – Ща я всё сделаю, рассольчиком мы полечимся, эт' я умею, вы знаете, вот, мой папаша, тот, значит тоже…
-- Пошли, хватит болтать, – оборвал её Бизос.
После рассола и пары таблеток, которые дал ему сержант, Брайен и впрямь почувствовал себя лучше. Не то чтобы хорошо, но в состоянии нормально держаться на ногах и почти без тошноты. Мария сидела с ним рядышком и, глядя на неё, Брайен вдруг подумал, что девушка очень молода, моложе его самого.
-- Идём со мной – сказал он. – Ты ведь этого хочешь, правда?
-- Вы… купите меня, господин?
-- Э, милая, мы же с тобой вчера пили на брудершафт, – вспомнил Брайен. – Значит, ты мне не рабыня, уж точно.
-- А… кто же тогда?
-- Хм… – Брайен почесал затылок.
-- Ты же канопианка, правда? – пришёл на помощь Бизос. – В армии ты служила?
Девушка помотала головой.
-- Я не успела, – сказала Мария. – Наверно, могла бы, но тут прилетели они, и, в общем, меня привезли сюда, да и меня бы вряд ли призвали, это же госпожа графиня решает, кого отпускать в армию, кого не отпускать, она и парней-то не всех отдаёт, а девушек и подавно.
-- Ты крепостная, – сообразил Брайен. – То есть, была. Когда человек прикреплён к земле, призвать его в армию без разрешения синьоры нельзя, – объяснил он. – Слушай, а ты ведь умеешь готовить!
-- Ну и отлично! – решил сержант Бизос. – Нам кашевары нужны!
-- А мехвоины?
-- Что?
-- Мехвоины, – повторил Брайен. – Они вам нужны? А то… в общем… у меня дембель уже в сентябре, и я тут подумал, что ну его на хрен – домой, снова к мамаше под юбку. Возьмёте меня в свой отряд? Раз уж и Маше местечко нашлось?

* * *


Лейтенант Андрей Рузу не был ни трусом, ни дураком: всего с шестью мехами, пусть даже с поддержкой четвёрки истребителей, воевать против усиленной роты он был готов, но не хотел. Особенно в свете возможного прилёта новых канопианских войск, которые не без потерь, но зачистят Скайфог.
-- Я передаю вам заложников и даю ещё час на погрузку, – сказала Элайза. – Если вы не стартуете – я атакую.
-- От места передачи заложников до лагеря три километра, – заметил пират.
-- Как раз, успеют дойти до дропшипов, – пожала плечами коммандер. – И я ведь не требую от тебя проводить передачу заложников прямо сейчас. Время ты можешь выбирать, так что свернуть лагерь успеешь.
-- Допустим. Но где гарантии, что вы нас не кинете при передаче?
-- Нигде, – сказала Элайза. – Мне лень их для вас сочинять. Придётся поверить мне на слово.
-- Слово офицера и дворянина? – хмыкнул Андрей.
-- Просто моё слово.
-- Которому ты хозяйка.
-- Другого у меня для тебя не будет. И если вы не поверите, то не увидите больше своих жён и детей.
-- Мы можем не увидеть и если поверим.
-- Возможно. Но так будет хотя бы шанс. Ну, выбирай, – сказала она, – шанс или отсутствие шансов?
-- Это хреновый выбор.
-- Как будто вашему брату предлагают другой.
Пират мрачно кивнул.
-- Бывает, – сказал он. – Хотя и нечасто.
-- Так что ты выбрал?
-- Твоё предложение, – подумав, ответил пират. – И если ты решишь кинуть нас, то я заставлю тебя поперхнуться нашими костями, понятно?!
-- Вполне, – Элайза откинулась на спинку кресла. – Теперь оговорим детали…
Обмен прошёл честно, и часом позднее оба дропшипа пиратов ушли в подёрнутое дымкой небо Скайфога.
-- Попутного ветра вам в жопу, – сказал баннер-сержант Скотт. – Хоть и не стоило их, наверное, отпускать: снова возьмутся за грабежи, как Блейк свят.
-- Но может – не в Магистрате… – Элайза присела на край ступни «мародёра». – И не сейчас. Сам знаешь, что загнанная в угол крыса опасна. И мы в этом вчера убедились.
Отряд повернул к Мэнорбиру. Три сокращённых и один полный лэнс: в её командирском недоставало «блэкджека», у Оливейры – Перовича, Бизос недосчитался «арчера» Чавеса, оставленного сторожить крепость. И только ударный лэнс Раджкумара Утпата шёл полным составом. Тринадцать мехов против шести, выведенных Андреем Рузу на эту встречу. Плюс мехоэвакуаторы и грузовик, в которых везли заложников. Исход боя, случись таковому начаться, мог быть и не в пользу Элайзы. Особенно если Бизос и Оливейра… впрочем, тут – нет. Менять сторону второй раз Дарий не собирался.
«Я тут поговорил с ребятами, командир», сказал он ей перед выходом на передачу заложников. «И мы решили… в общем, если вы соберётесь в отставку – из вас получится неплохой капитан».
«Это что же… вы зовёте меня к себе?»
«Типа того… то есть – да», сказал Оливейра.
«Я думала, ты хочешь возглавить отряд вместо Мэтсона».
«Всё так и есть, командир: я хочу. Но…» Оливейра замялся «…сейчас я не потяну. И в ближайшую пару лет – тоже».
«Ты так считаешь?»
«Я это знаю. Я не переоцениваю себя, командир: я ж академиев не кончал, умею стрелять и бить морды…»
«Строить заговоры», подсказала Элайза.
«Пока лишь учусь», качнул головой Дарий. «И в бухгалтерии я тоже не очень. Как вообще в тыловых делах. Нет, командир, я пока номер второй. Первая – вы».
«Бизос и остальные с тобой согласны?»
«Бизос мог бы оспорить моё командирство, но ваше он примет», подумав, сказал Оливейра. «Ангелика послушает Бизоса, Миранда… ей, в общем-то, всё равно – он, я или вы. Зая пойдёт за вами, Крис – за мной, так что он тоже на вашей стороне. Так же как Янг со своими ребятами, а Митч Вермеер, пожалуй, что ваш – особенно если вы отдадите ему «хеллкэт». И кстати… те двое ребят с «Незабудки» готовы пойти за вами тоже».
«Пираты?!»
«Если мы сделаем им чистый военик – пойдут».
Элайза скептически хмыкнула. Она уже знала, что Дорочак подался в пираты из-за сомнительных дел, в которых участвовал когда служил дому Ляо: крыша над контрабандой и криминальные разборки, что привлекло внимание госбезопасности. А с этой конторой в Конфедерации шутки плохи: попал им в руки – всё, не уйдёшь. Даже если ты только выполнял приказы своего командира и родственника – двоюродного брата. Соучаствовал, не донёс – виновен, хотя бы и только по писаному закону, ведь капелланские традиции, насколько их знала Элайза, ставили родственные узы превыше гражданского долга. Что до парнишки на «бомбардире», то этот не выбирал, где родиться, лишь унаследовал папино место в банде так же, как бэттлмех. Не то чтобы это оправдывало его, но могло дать шанс в ситуации вроде нынешней. Когда между ним и тобой ещё нет крови, и сдался он на твою милость сам, добровольно. Ничто не мешает ему эту милость оказать.
И если на то пошло, она действительно думала о карьере солдата удачи. В армии не сложилось, к семье на Брикстану дороги нет, а теперь ещё клану Мак-Доно дороженьку перешла. Пусть и не влезла в открытый конфликт – хрен знает, что сами Мак-Доно подумают по этому поводу. Оставят в покое или решат убрать так, просто, на всякий случай? Тогда проще самой взять и убраться из Магистрата. Туда, где Мак-Доно с их тайнами и интригами никому не интересны, да и влияния не имеют. А в качестве не простого солдата удачи, но капитана наёмной роты? Так это же просто чудесно! Мыслями этими она поделилась пока лишь с Уилбуром, и тот одобрил, добавив:
-- Хороший пехотный сержант тебе тоже понадобится, капитан.
Против обыкновения, в обратный путь он отправился не на БТР со своими людьми, а в кабине «мародёра» Элайзы, на откидном сиденьи позади кресла мехвоина.
-- Думаю, мне понадобится не только сержант, – сказала она.
-- Ну да. Охранный отряд, развед-диверсионный отряд… нам есть резон завести свой, чтоб не влететь так, как Мэтсон. – Уилбур задумался. – Знаешь, ребята, из которых я тут пытался построить ополчение, наверное, пойдут. Не все, но десяток-дюжина человек наберётся. Да и из наших… Табита Дэнверс, например, у неё подходит к концу контракт, и кое-кого дослуживающих срочную я могу сагитировать. С развед-диверсионной подготовкой похуже, но это-то дело наживное…
С развед-диверсионной подготовкой в армии Магистрата в принципе было неважно. Тратить год-два на неё, когда солдат служит по призыву всего три, считалось нерациональным. А на сверхсрочную в пехотных частях оставались немногие. Уилбуру повезло отслужить при наёмниках Хадсена, которые на костяк немногочисленных собственных пехотинцев нарастили свежее мясо канопианских рекрутов. И начали с только что призванного молодняка – tabula rasa, на которой можно написать то, что считал нужным полковник Хадсен. Которому нужен был полноценный отряд спецназа, обученный разведывательно-диверсионной и противодиверсионной работе, а также поддержке мехов на поле боя. С чем у армии Магистрата тоже было неважно. Молодой Скотт побывал снайпером и командиром отделения, со временем дослужился до зам-ком-взвода и после нескольких лет на границе перевёлся в Народную добровольческую бригаду – там служба была попроще и поспокойнее. Особенно в качестве старшего унтер-офицера пехотного батальона при Ново-Синклерском добровольческом.
Вчерашний бой принёс не только потери, но и трофеи: измордованный «вархаммер», без ног и большей части брони, с разбитым гироскопом и повреждённым энергоблоком и «арчер», которому Фиорелли сломала приводы левой ноги, обездвижив. Вместе с ними получалось, что на Скайфоге они захватили восемь ремонтопригодных мехов: «вольверайн», «феникс-хок», «стингер» с «уоспом», «бэттлмастер» Уортингтона и «шэдоу хок» с повреждённым, но вполне пригодным к ремонту даже здесь и сейчас гироскопом. Оставшиеся после первых боёв не прибранным танк «урбанмех» успел пригрести Уортингтон вскоре после высадки; покидая Скайфог, уцелевшие пираты забрали его с собой. Можно было поторговаться за него в обмен на заложников, но Элайза не видела в том резона: чорт с ним, пусть забирают и валят. В строй вернуть вряд ли получится, а продать – так глядишь, с вырученным за это баблом посидят какое-то время на жопе ровно вместо набегов. Вряд ли, конечно… ей просто хотелось быстрее закончить кампанию. А вытащить из болота ещё и «бегемота» у пиратов руки не дошли. Поэтому стотонный танк остался трофеем Элайзы, как и «хеллкэт». Итого, восемь трофейных мехов, танк и воздушно-космический истребитель. Десять единиц трофейной техники, которые должны были принести неплохое бабло уже ей. Как командир ударного отряда, она имела право на прибыль с трофеев, хотя эта прибыль потом и делилась между всеми бойцами и командирами. Впрочем, элайзиной доли должно быть достаточно, чтоб обеспечить её новой команде хороший старт. Особенно если посчитать и трофеи, что были взяты на Балавате. Или помухлевать со здешними… что тоже надо обдумать.

* * *


-- Значит, теперь «Мародёры Маркхэм»? – сказала Роберта Мэтсон. – Ну, что ж… удачи вам, милочка.
В её устах это прозвучало совсем как проклятье. «Змея», не убирая с лица улыбки, подумала Элайза. «Но всё равно, ты поможешь мне – в своих же собственных интересах».
-- Могу поделиться удачей, – сказала она, – с тобой, если и ты поделишься со мной тем, чем можешь?
-- Например? – женщина напряглась.
-- Ты ведь вела бухгалтерию «Мародёров» всё это время. Списки людей, техники, имущества и…
-- Хочешь подправить? – сообразила Роберта.
-- Конечно. Чтоб сохранить за собой не только полдюжины мехов с мехвоинами, но, скажем, и корабли… оба, если договорюсь сейчас с обоими шкиперами.
-- «Бэттлмастер».
-- Что?
-- Ты тоже всё поняла, милочка. Он или станет нашим наследством, а не твоим трофеем, или я тебе не помощница.
-- Согласна, – задумавшись на мгновенье, решила Элайза. – Теперь мы договорились?
-- Теперь мы договорились, – кивнула Роберта. – Надеюсь, мы больше с тобою не встретимся… когда уберёмся отсюда уже наконец.



= ЭПИЛОГ =


Лондиний, Данианшир
Магистрат Канопуса
28 октября 3017 года


Но на Скайфоге они провели ещё полтора месяца.
Смитингтон не подвёл, и тринадцатого сентября новый ударный отряд Ново-Синклерского батальона высадился на Скайфог. К этому времени Элайза успела начать операцию по установлению контроля над сельскохозяйственными поселениями выше по течению реки, в низовьях которой стоял Мэнорбир. В них было ещё около пяти тысяч рабов – бывших подданных магистрисы, бросить которых на произвол судьбы она не могла. Хотя бы по долгу службы.
Дошува возглавил второй отряд самолично; привёл роту мехов (сводную: лёгкий и два средних лэнса) и две пехотные роты, плюс присоединившийся к ним для воздушно-космической поддержки «Тореадор». Смитингтон тоже был с ними. Как выяснилось, и не только он.
«Мамочка!» Джесси первая выскочила из армейского джипа и, бегом преодолев разделявшие их десять метров, повисла на шее опешившей от такой неожиданности Элайзы. Встреча произошла в полевом лагере у поселения Ридаман.
«Как она здесь оказалась?!» набросилась женщина на вылезшего следом энсина Смтингтона. Тот виновато развёл руками: попробуй, мол, откажи. Хоть Джессике Маркхэм и было всего двенадцать, она умела настоять на своём. От уговоров и трогательного хлопанья большими по-детски наивнымм глазищами до скандала, опять уговоров и так пока юный энсин не сдался.
«Ты хоть понимаешь, что здесь до сих пор могла быть война? что… а, ладно, какая уже теперь разница?..»
Женщина закурила, и Смитингтон попросил у неё сигарету. Элайза дала.
«Я обошёлся без переписки с отцом», сказал он. «Так что Мак-Доно, пожалуй, ещё поспят спокойно».
«Разумно», устало кивнула она. «Нам не хватало ещё затеять подковёрную войну в ММ&М».
«Равно как втягивать в эти дела и мой род», добавил энсин. «После того как непосредственная угроза безопасности Магистрата отражена, и из области обороны всё перешло в область внутренней политики».
Роберта не подвела: подправила документы отряда так, что, к примеру, «Незабудка» оказалась вошедшей в его состав ещё до прибытия на Скайфог, хотя и после отлёта с Эротитуса; договор за подписями братьев Тома и Джеймса Мак-Келланов как владельцев судна и капитана наёмников Джона Мэтсона был завизирован подписью гаванского начальника Чандана, что характерно, подлинной. Потому как бланк документа был заготовлен Робертой загодя, специально для таких вот случаев. Чандан – в двух прыжках от границ Магистрата, маленький и почти непригодный для жизни мир, где несколько тысяч человек живёт в посёлках под куполами – шахтёрских или исследовательских, потому как на этой планете есть уникальная в своём роде кремнийорганическая жизнь, изучением которой занимаются «Межзвёздные экспедиции». Ком-Стара там нет, так что и проверять даже на уровне – был ли визит этого судна и этих наёмников в указанные на бумаге числа, Бюро по надзору за наёмниками хрена с два станет. А «Мародёры Маркхэм» через это получили дропшип.
Похожий фокус они провернули и с «Вонючкой», поэтому транспортные возможности отряда получились великолепными: не только боевой состав в виде роты мехов и воздушного лэнса, но и весь обоз, припасы и «хвост» жён с детишками. С мехами тоже всё было в порядке: из шестерых наёмников покойного Мэтсона, двоих бывших пиратов – Дорочака и Боушена, самой Элайзы, присвоившей «мародёр», и троих канопианских мехвоинов, решивших за нею последовать, как раз собиралась полноценная рота. Эти трое были Одноглазый Фриц со своим «ханчбэком», Хуан Леон с «катапультой» и молодой Брайен Чавес, которому как раз подходил срок увольнения в запас. И «арчер» он собирался забрать с собой, хотя честно предупредил, что здесь могут возникнуть проблемы: его матушка, владетельница баронства на Дайнмар-Майорис, может начать вставлять палки в колёса. И неизвестно ещё, что она меньше захочет отдавать, старшего сына или тяжёлый мех.
«Лишенцем ты не останешься», успокоила парня Элайза. «Сядешь на «ваху», когда мы её починим».
Избитый в последнем бою «вархаммер» – без ног, с почти разрушенным гироскопом и повреждённым энергоблоком – пока оставался лежать на борту «Незабудки», ожидая ремонта. Другие трофеи Элайза сдала, сделав притом (и благодаря ушлой Роберте) задуманный финт ушами: в трофейные записали «уоспы» Перовичей и «стингер» Оливейры; Зейнаб вместо этого стала владелицей «феникс-хока», на самом деле захваченного у Брэдли Абдул-Джаббара. От «вольверайн», чей снаряд оборвал жизнь её мужа, молодая женщина отказалась. По соображениям, как выяснилось, чисто практическим: тесная кабина, непривычные профили вооружения и скорости. «Феникс-хок» она сочла лучшим для себя вариантом. После чего на «вольверайн» сел Оливейра. И с истребителями наклёвывалась выгодная сделка: Вермеер нашёл в продаже два средних F-90S «стингрея» андуриенского производства, но переделанных на штайнеровский манер, с автоматическими пушками среднего калибра вместо носовых метателей частиц. Предполагалось, что у этой модификации будет лучшее распределение веса, не столь перетяжелённый нос, затруднявший обычному F-90 выход из пике при бомбометании и удержание высоты при штурмовых заходах по поверхрости. Что же до огневой мощи, то несмотря на формальное уменьшение, в действительности она даже росла: самолёт мог стрелять одновременно крыльевыми большими лазерами и автоматической пушкой, которая почти не выделяла тепла, а вот с ПМЧ так делать не стоило. Или один большой лазер и ПМЧ, или же два больших лазера; залп всеми тремя давал такой температурный скачок, что начинала сбоить авионика так, что неопытный пилот мог угробить и без того непростую в управлении машину.
«Но ты всё равно хочешь их взять?» спросила Митча Элайза.
«Да, и продать наш «сперроухок». Конечно, второй «хеллкэт» был бы лучше, но этого я не нашёл. А «стингрей» не уступает ему ни скоростью, ни бомбовой нагрузкой, бронирован не сильно-то хуже, и нам предлагают почти что свежак, сборка десятилетней давности».
«Тогда в самом деле их стоит взять», согласилась Элайза. «Нам лучше вываливать на врага по дюжине бомб с борта, чем по полдесятка».
Свадьбу сыграли по всем правилам: жених в тёмном костюме консервативного кроя, невеста в кремовом платье; сотрудница ЗАГСа – она же священник магдаленистской церкви, поскольку к этой конфессии принадлежали и невеста, и жених – высокая худощавая дама в полном церемониальном облачении, вела обряд. Элайза послушно сказала «согласна», крестилась, глотала вино; непривычная лёгкость была во всём теле. Они с Уилбуром обменялись кольцами и слились в долгом-предолгом поцелуе. Банкет устроили в маленьком ресторанчике на окраине Лондиниума, неподалёку от расположения Ново-Синклерского добровольческого. Домой они решили не возвращаться: на втором этаже был снят номер, и ближе к полуночи, когда уставшие гости начали расходиться, Уилбур подхватил жену на руки и понёс по лестнице вверх.
…кто уснул первым, они не запомнили. Но первым проснулся Уилбур. В голове слегка шумело после вчерашнего, однако же три минуты прохладного душа привели его в чувство. На ходу обтираясь розовым махровым полотенцем, сержант включил чайник и раскидал кофе и сахар по чашкам.
-- Уилбур Маркхэм, – сказал он своему отражению в зеркале. – Ну, будем знакомы.
Пожалуй, за это стоило выпить. И не квилларового самогона, а марочного коньяка с Уилдвуда, благо, початая бутылка его была тут как тут. Семилетний «Старейшина» в тёмно-синем стекле стоил изрядную часть его месячного жалованья, но... он того стоил.
-- Ваше здоровье, господин Маркхэм! – стопкой Уилбур отсалютовал своему отражению в зеркале.
Щёлкнул вскипевший чайник; залив кипятком чашки, сержант добавил ещё по четверти стопки в каждую из них. Элайза спала, разметавшись по широкой и мягкой кровати.
-- Кофе в постель, любимая.
Уилбур предусмотрительно опустил поднос не некотором удалении, так, чтобы просыпающаяся женщина не зацепила и опрокинула ненароком чашек. Элайза отбросила пряди волос с лица и потянулась, зевнула, ладошкой прикрывая рот. Улыбнулась.
-- Любимый...
Полотенце на бёдрах Уилбура зашевелилось под натиском плоти. И в этот момент раздался звонок в дверь.
-- Я открою. – Он отошёл. – Кто там?
Открыл, не дожидаясь ответа, и увидел солдата с латунной бляхой посыльного на груди. Солдат протянул ему запечатанный сургучом картонный пакет и лист бумаги для росписи.
-- Коммандер Маркхэм?
-- Вполне себе Маркхэм, – хмыкнул сержант. – Ручка есть?
Солдат протянул ему ручку. Изобразив, и довольно похоже, роспись Элайзы, Уилбур забрал у него пакет.
-- Что-то ещё?
-- Нет, сэр. Разрешите идти?
Уилбур кивнул, и солдат, развернувшись на каблуках, потопал вниз по лестнице.
-- Что там? – спросила Элайза.
Скрестив ноги, она сидела в постели с чашкою кофе в руках. Внимательно разглядев печати на сургуче, Уилбур осклабился.
-- Свадебный подарок от магистрисы.
Пакет вскрыли десантным ножом, за неименьем десертного. Прильнув друг к другу, сидели в постели и изучали разложенные вокруг бумаги.
-- Канопианское отделение комстаровского Бюро по надзору за наёмниками подтверждает банкротство и роспуск «Мародёров Мэтсона», – читал сержант, – о чём уже разосланы сообщения прочим отделениям Бюро. А вот, – он взял гербовую с восьмиконечной звездой БНН, – свидетельство о регистрации частной военной компании «Мародёры Маркхэм», руководитель организации капитан Элайза Маркхэм, личный номер и удостоверение личности прилагаются. Не думал, что это будет так быстро.
-- Я поняла, почему, – сказала Элайза, раскладывая на три стопки небольшую горушку бумаг.
-- Её величество требует отработать? – догадался Уилбур.
-- Умничка, дорогой. Возьми с полки пирожок... ай! о-оо...
Пирожок, за которым потянулся Уилбур, лежал не на полке. Расшвыряв бумаги в стороны, он толкнул жену на подушки и рыбкой нырнул вперёд, губами припал к её лону, проник в его солоноватую влажную глубину языком. Пальцы тоже не остались без дела; свободной рукой он ласкал её грудь. Когда тело Элайзы выгнулось дугой от накатившей волны блаженства, Уилбур поднялся и метнулся вперёд, быстрыми поцелуями отметил её соски, прежде чем припасть к губам, и вошёл в неё по горячему, заставляя снова стонать в наслаждении. Ещё, ещё и ещё... улучив момент, Элайза прихватила его сосок губами, прикусила и отпустила, сделала так снова; это его завело. И когда семя мужчины, наконец, выплеснулось в её лоно, женщина осталась лежать на постели без сил.
-- Я принесу ещё кофе, – сказал Уилбур.
-- Сначала воды, – прошептала она.
-- Да... – он пошатнулся, вставая. Набрал из-под крана воды похолоднее и принёс ей.
-- Теперь можно и кофе... мне тоже – с коньяком.
Уилбур кивнул. Пока чашки остывали на столике у кровати, он собрал с пола бумаги и разложил их по-новой.
-- Значит, три предложения на выбор, – проговорил он. – Одно из которых нам придётся принять.
-- Да… магистрисе нужны наши пушки, неважно – военные мы или наёмники.
-- Гарнизонная служба в дыре под названием Кэндиер, разборки с быками на Фронце и заваруха в окрестностях Детройта, – задумчиво перечислил Уилбур. Прилёг рядом с Элайзой, лаская её грудь и свободной рукой поднёс чашку кофе к губам. Отхлебнул. – Кэндиер – не меньше полудюжины джампов отсюда…
-- Семь – уточнила Элайза. – И у нас есть дропшипы.
-- Ну да... четыреста пятьдесят две штуки баксов с дропшипа за джамп. То бишь, пятьдесят шесть с полтиной комстаровскими. Итого, перелёт нам встанет в семьсот девяносто одну... или в шесть триста лямов нашими, – произвёл в уме нехитрый подсчёт Уилбур.
Текущий курс валюты Ком-Стара к канопианскому доллару был один к восьми – плюс-минус копейки, учитывать которые он не стал.
-- Нам оплачивают фрахт дропшипов в полуторном размере, – заметила жена. – Не всё так плохо, в общем.
-- Зато основная плата по этому контракту хуй да ни хуя: пятьдесят шесть тысяч баксов в месяц на отделение, и деньги по завершению контракта. То бишь, восемь месяцев – восемь, правильно? – мы будем торчать там в долг.
-- Ну, по четыре штуки в месяц на отделение нам будут подкидывать, – сказала Элайза.
-- Да это ж кошкины слёзки, – хмыкнул мужчина. – Мяу, бля.
-- Котик ты мой… – пальчики женщины зарылись во влажную от пота тёмную поросль на его широкой груди. – Нам компенсируют восемьдесят процентов трофеев, не забывай.
-- Если они будут.
-- Если не будет – сидим на попе ровно и стережём местных коров. А там может халтурка какая образуется... в общем, не худший вариант, хотя и паршивый, конечно. Зато есть надежда на мирную жизнь. Два прочих – точно, медовый месяц под пулями.
-- Угу. – Продолжая ласкать её грудь, Уилбур поставил чашку на пол и подобрал одну из пачек. – Детройт. Вернее, Беллерофонт... никогда о таком не слышал.
-- Оранжевенькая звёздочка в одном джампе к краю галактики от него. Засушливый мир, но есть плодородные районы… населения там несколько миллионов… четырнадцать с хвостиком. Правительство республиканского типа: выборный президент, парламент, партии, все дела… в них, в общем-то, всё и дело…
-- Да? – груди жены занимали Уилбура больше политики независимого пустынного мирка. Он подтянулся повыше, привлёк Элайзу к себе и поцеловал набухший от его ласки сосок.
-- Сейчас там правит… о-ох!.. блок крупных торговцев и городской интеллигенции, есть там и такие… – ласки мужа становились настойчивее, и Элайза в долгу не осталась: её тонкие пальчики нашарили под простынкой и сомкнулись на его члене, принялись гладить его вверх-вниз. – Эти ребята ориентируются на Детройт. Практически, готовы признать его власть над собой… а нашей Киалле это не нравится.
Заселённый полтысячи лет назад колонистами из Объединённого Индусского Коллектива – противниками вхождения в Федеративные Солнца – Детройт представлял собой редкий пример неплохо развитого независимого мира. Магистрат не пускал детройтских торговцев в своё пространство, отгораживался от их товаров таможенными тарифами, но на планетах фронтира, не входящих в одно из крупных государств, детройтские купцы уверенно конкурировали и, случалось, теснили канопианских. Превращение его из монопланетного в межпланетное государство – центр политического, экономического и, last but not least, военного союза, определённо, не устраивало Киаллу Сентрелла. С куда большим удовольствием воинственная магистриса подняла бы свой флаг над руинами Энн-Арбора. Но такая операция могла дорого обойтись армии Магистрата; прихлопнуть вместо этого потенциальных вассалов и вполне реальных союзников Детройта на Беллерофонте было куда дешевле.
Четырёхмесячный контракт на наступательную операцию, с оплатой из расчёта пятьсот шестьдесят тысяч канопианских долларов – или семьдесят тысяч си-биллов – в месяц на отделение. Министерство информации Магистрата, то бишь, его секретная служба, нашла на планете недовольных курсом правительства дельцов и политиканов и сколачивало под их руководством повстанческую армию, которую и должны были поддержать бэттлмехи наёмников. Правительственные войска Беллерофонта, согласно докладам того же МИМ, состояли из президентской гвардии – смешанный батальон мехов и танков да плюс пехотный батальон в столице – и полудюжины окружных иррегулярных пехотных полков. На деле, способных выставить от трёх до шести сотен бойцов каждый. Теоретически, мог вмешаться Детройт, имевший в строю аж батальон мехов, но вряд ли бы он рискнул отправить его на Беллерофонт целиком. Если вообще рискнул бы: там правит олигархическая клика, у разных членов которой есть разные мнения о ценности соседнего мира, и пока они договорятся об отправки туда войск – если договорятся – повстанцы и наёмники успеют взять планетарную столицу, а там уж поди их оттуда выкури.
Начать карьеру вождя наёмников с завоевания целой планеты, пусть третьесортной и за компанию с местными деятелями, могло стать хорошим стартом для «Мародёров Маркхэм». Да и оплата была назначена неплохая. Картину портило отсутствие прав на трофеи – их полагалось сдавать нанимателю, то бишь, Магистрату, интересы которого на Беллерофонте представляла не армия, а МИМ. И это тоже было хреновым моментом: военные и Контора от века не жаловали друг друга, так что чета Маркхэмов спецслужбистам не доверяла.
Что подводило их к третьему предложению, командования Вооружённых сил Магистрата. Которое уводило на Фронц. Планета в одном прыжке от Аддасара – крайней спинвардной точки канопианского государства – была почти одновременно заселена канопианскими и таурианскими колонистами. Тауриан было меньше – не ближний свет им от Конкордата до Фронца скакать – зато они были лучше организованы, брали сплочённостью в почти немедля разгоревшемся и до сих пор тлеющем конфликте за обладание планетой. Тлеющем и вспыхивающим время от времени. Прошлый раз полыхнуло в четырнадцатом, когда Томас Кальдерон, ещё только контроллер таурианской гвардии и наследник своей восседающей на престоле матери, использовал его в качестве опорного пункта своих нападений на Магистрат. К слову, детройтские олигархи помогли, чем могли; но тогда Магистрат смог отбиться. Магистриса Киалла контратаковала во главе двух полков бэттлмехов Королевской гвардии, выбила быков с Нью-Абилин и хорошо потрепала на Фронце. Теперь же, когда одноглазый Томас уселся на трон лорда-протектора, пламя войны разгоралось вновь. Уже полыхало: отряды таурианских колониальных рейнджеров заняли почти всю нейтральную зону между границ своих и канопианских колоний. Целое соединение их войск – два пехотных полка, воздушная эскадрилья и батальон бронетехники – подступило к промышленному городу Эймс, оборону которого и должны были укрепить наёмники Маркхэм. Разумеется, если та согласится на этот контракт. Командование требовало продержаться два месяца – в обороне, чтоб не сказать – в осаде; радовало только отсутствие регулярных частей Конкордата на ТВД. Возможно, лишь потому, что Том Кальдерон не успел их на Фронц перебросить.
От Данианшира до Фронца всего три гиперпрыжка, и преодолеть их можно было за сутки, об этом командование обещало позаботиться. Ещё, оно обещало права на 45% трофеев – деньгами или натурой, по выбору. Да и город Эймс не был уже беззащитен, там успели собрать ополчение, укрепиться и окопаться, заставив быков перейти от атаки к осаде. Рота мехов на этих позициях сможет остановить и сковать бронебатальон. Тем более что военная техника и у быков там наперечёт. А контракт требовал держать оборону два месяца – видимо, столько времени нужно было военной машине Магистрата, чтоб разогнаться и предпринять ответные меры. Если «Мародёры Маркхэм» не возьмутся за это дело, то роту мехов будет выделять Ново-Синклерский батальон как ближайшая к Фронцу армейская часть.
Уилбур заказал завтрак в номер, и они вернулись к бумагам.
-- Тут сказано, что гарнизон Кэндиера пострадал от нападения пиратов, где-то месяц назад, – задумчиво говорила Элайза. – И сдаётся мне, пострадал серьёзно… иначе бы нам не предложили этот контракт.
-- Выходит, пираты могут наведаться снова.
-- И встретить нас.
-- Вопрос тогда, кто станет чьей добычей, – сказал Уилбур. – Банда, достаточно сильная, чтобы разбить гарнизон… с другой стороны, в гарнизонах у нас те ещё неумехи, а мы, всё-таки, кой-чего можем.
-- Да. Будет нам денежка за трофеи...
-- И медовый месяц в сельском захолустье. Какого там цвета солнышко?
-- Оранжевенькое. Ка-пять.
-- Нормально. Позагораем. Или ты хочешь медовый месяц в окопах?
-- Я хочу на Эротитус. Там тепло. И рынок наёмников.
-- Тогда придётся выбирать между Фронцем и Беллерофонтом: Кэндиер в другой стороне.
-- То-то и оно… – служанка принесла, наконец, завтрак, и Элайза сходила забрать. – Или мы восемь месяцев сидим в захолустье за копеечную плату, но с надеждой на трофеи… и риском огрести, как огрёб старый гарнизон. Или летим воевать за родину в горячую точку.
-- Оборонять нашу колонию на Фронце. Или сворачивать шею президенту Беллерофонта. За Фронц платят меньше, но воевать всего два месяца плюс трофеи. За президента бабла дадут больше, но трофеев не будет и четыре месяца воевать, – разложил всё по полочкам Уилбур. – Ещё и Контора заказывает музыку…
-- Не хочешь с ними связываться?
-- Не уверен, что хочу. Пойду, заварю ещё кофе, и будем думать дальше.



8.IX.2019 – 28.X.2019
Москва


Добавлено спустя 6 минут 9 секунд:
А теперь, добавим немного интерактивности. На выбор у нас три контракта:

1. Гарнизонная служба на Кэндиере: 8 месяцев с оплатой из расчёта 7 тысяч у.е. в месяц на отделение (т.е. 140 тысяч у.е. в месяц на весь отряд, включающий 12 мехов, 2 самолёта, 3 отделения пехоты и 3 отделения обеспечения – итого, 20) по факту выполнения работ. Плюс восьмимесячный фрахт двух дропшипов по полуторной цене: 225 тысяч у.е. за «Вонючку» (тип «Юнион») и 150 за «Незабудку» («Троян»). Плюс компенсация стоимости 80% трофеев. Планета находится у периферийного края Магистрата и представляет собой скатившийся на доиндустриальный уровень аграрный мир с населением около 200 миллионов человек; около месяца назад пережила опустошительный пиратский налёт, в котором её собственный гарнизон был разбит. Остатки его включают единственный лэнс бэттлмехов и около полудюжины танков. Пехотные части многочисленны, но рассеяны по всей планете, плохо вооружены и ещё хуже обучены. Осуществившая набег пиратская группировка имеет оценочно 4 – 6 лэнсов мехов, дропшпип типа «Фортресс», два «Мула» и всего пару тяжёлых воздушно-космических истребителей («чиппева» и «слэйер»)

2. Оборонительная операция на Фронце: 2 месяца с оплатой из расчёта 40 тысяч у.е. в месяц на отделение; фрахт дропшипов по полуторной цене; права на присвоение и использование или получение компенсации (по выбору) 45% трофеев. Противник – таурианские колонисты, имеющие на ТВД четыре пехотных полка общей численностью 3 – 5 тысяч человек (непосредственно в осаде Эймса – два полка), 2 – 3 танковых роты, роту бэттлмехов, 6 – 8 артиллерийских установок на двух бронепоездах и отряд тяжёлых воздушных (обычных) истребителей «бэт-хок». Городское ополчение Эймса держит оборону с двумя лёгкими танковыми и тремя пехотными ротами, эскадрильей средних воздушных (обычных) истребителей (25-тонные «крейны» капелланского производства).

3. Наступательная операция на Беллерофонте: 4 месяца с оплатой из расчёта 70 тысяч у.е. в месяц на отделение и тем же фрахтом дропшипов по полуторной ставке, но без прав на трофеи. Повстанческие войска, организованные под руководством оперативников МИМ, состоят из трёх пехотных батальонов общей численностью около 1300 человек при 12 – 15 единицах техники (танки и вооружённые индастриалмехи); авиации и артиллерии (за исключением нескольких пехотных миномётов и безоткатных пушек) не имеют. Значительная часть сельского населения сочувствует и поддерживает повстанцев, и может поставить им 3 – 5 тысяч рекрутов с началом активных боевых действий. Правительство имеет два батальона президентской гвардии (рота мехов и две танковых роты в одном, пехота в другом) в столице и шесть милиционных полков в провинции (пехотные, фактической численностью по 300 – 600 человек). Воздушные силы состоят из нескольких разномастных транспортных и разведывательных летательных аппаратов; тяжёлой артиллерии нет, но в столичном арсенале имеется 30 – 40 примитивных противотанковых пушек.

Добавлено спустя 25 минут 33 секунды:
з.ы. ответы с фигбука тоже будут учитываться
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Strange_novice » 28 окт 2019, 21:47

Голосую за Фронц.
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 842
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 942 раз.
Поблагодарили: 404 раз.

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Маленький Скорпион » 28 окт 2019, 21:59

Strange_novice, и на фигбуке два голоса за него же.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Smetchik » 28 окт 2019, 22:03

Фронц
Smetchik
Новичок
 
Сообщения: 31
Зарегистрирован: 14 июл 2008, 21:10
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 2 раз.
Награды: 1
VIP-Читатель (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Маленький Скорпион » 28 окт 2019, 22:13

Smetchik, посчитал. Тут два, там два -- равняется четыре.
Посмотрим, как пойдёт дальше.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Camacho » 28 окт 2019, 23:22

За Фронц.
А почему у них стало 2 самолета, ведь выше ты написал, что у них есть 1 хеллкэт и они приобрели 2 стингрея?
Аватара пользователя
Camacho
Начинающий
 
Сообщения: 85
Зарегистрирован: 11 мар 2010, 11:42
Откуда: г. Тамбов, столица Черноземья
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Intek » 28 окт 2019, 23:28

За Фронц.
Что то я так роту мехов и не насчитал, старею.
Изображение в строю
Аватара пользователя
Intek
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 719
Зарегистрирован: 24 ноя 2010, 20:59
Откуда: самарские мы
Благодарил (а): 91 раз.
Поблагодарили: 52 раз.

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Darth Val » 29 окт 2019, 03:52

Кэндиер
увы люблю перди
Без жалости
Darth Val
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 751
Зарегистрирован: 30 янв 2009, 03:01
Благодарил (а): 202 раз.
Поблагодарили: 27 раз.
Награды: 2
Операция "Крыса" (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: Тяжёлый ледяной блюз < окончен >

Сообщение Маленький Скорпион » 29 окт 2019, 07:50

+2 голоса за Фронц, до общего 6 (вместе с фигбуком)
1 голос за гарнизонную службу на Кэндиере

Camacho писал(а): почему у них стало 2 самолета, ведь выше ты написал, что у них есть 1 хеллкэт и они приобрели 2 стингрея?

У них два пилота (Вермеер и Мартинелло), т.е. в воздух поднимутся в любом случае два борта.
Вопрос продавать или нет "сперроухок" (он имущество отряда, а не чьё-то личное), пока открыт.

Intek писал(а):Что то я так роту мехов и не насчитал, старею

Хм.
Маркхэм на "мародёре" -- раз.
Двое вояк из её роты в Ново-Синклерском, одноглазый Фредерик Бургдорф на "ханче" и Хуан Леон на "катапульте" -- два, три.
Чавес (пока ещё) на "арчере" -- четыре.
Шестеро бывших людей Мэтсона: Оливейра, Бегемотиха ("шэдоу хок"), Зейнаб, Крис Экк ("локаст"), Бизос ("арчер"), Хойзинвельд ("райфлмэн"). С ними получается десять.
Два бывших пирата: капелланский дезертир Дорочак ("баньши") и пацан Карлтон Боушен ("бомбардир"). С ними дюжина, как раз на роту. Разбивка по лэнсам сейчас:
MARKHAM’S COMMAND LANCE
MAD-3R Marauder [commander Eloise Markham, veteran]
HBK-4G Hunchback [mechwarrior Frederick “One-Eyed Fritz” Burgdorf, veteran]
CPLT-C4 Catapult [mechwarrior Juan “Don Juan” León, veteran]
BMB-10D Bombardier [mechwarrior Carlton Bocean, green]
OLIVEIRA’S STRIKER LANCE
WVR-6R Wolverine [1st lieutenant Darius Oliveira, regular]
SHD-2H Shadow Hawk [mechwarrior Miranda “Behemoth” Aguilera, regular]
PXH-1 Phoenix Hawk [mechwarrior Zainab Perovic, green]
LCT-1V Locust [mechwarrior Chris Eck, regular]
BIZOS’ BATTLE LANCE
ARC-2R Archer [sergeant Than Bizos, veteran]
ARC-2R Archer [mechwarrior Brian Chávez, green]
RFL-3N Rifleman [mechwarrior Angelika Heusinveld, veteran]
BNC-3E Banshee [mechwarrior Alwin Dorociak, regular]
Плюс воздушный лэнс Вермеера (два "стингрея"). Плюс около двух десятков пехотинцев, в основном из бывших рабов, которых освободили на Скайфоге и ещё там пытались поставить в ополчение (там большинство, всё же, мечтает вернуться к мирной жизни, не обязательно на Ново-Трессиде, но дома в Магистрате; но два десятка готовых попытать счастья в наёмниках набралось). Плюс два отделения техников, плюс что-то ещё по тыловой части и обозной части (парочка тяжёлых мехоэвакуаторов, например), плюс два дропшипа.
В боевом составе роты 5 ветеранов, 4 регуляра, 3 грина, поэтому рота в целом пока квалифицируется как регулярная. С сомнительным показателем лояльности, учитывая происхождение, тут MRB подыгрывать никому не стало.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 9722
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1608 раз.
Поблагодарили: 3222 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Пред.След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0